[ d / b ] - [ bg / hb / wr ] - [ a / to ] - [ FAQ ] - [ Главная ]


Имя
E-mail
Тема
Сообщение
Капча
Кликните в поле ввода капчи.
Прикрепить капчу к посту.
Файлы
Вставка
Пароль

Скрыть тред
№41  
Файл: 1420478117015.jpeg (74.61 Кб, 585x374) Изображение будет развёрнуто при нажатии.
74.61
Где начинается любое приключение? Естественно в таверне. Именно поэтому мы с вами сейчас здесь. Проходите присаживайтесь, да послушайте мою историю, может найдете в ней что-то интересное для себя.
Итак, не так давно, и не так далеко, существовал мир. Обычный такой мир с магией, эльфами, дворфами, орками и прочими созданиями. Жители далекой планеты Земля, назвали бы этот мир Дженеррик Фэнтези. В этом самом мире и пойдет наше повествование. А начнется оно с...

С правил игры. Все очень просто. На любое действие кидается 1d100, где чет обозначает успех, нечет провал. Двойное значение -- критическое усиление действия. Все вопросы в битвах между персонажами, решает мастер. В общем-то все.
>> №42  
Файл: 1420479326853.jpeg (42.92 Кб, 314x500) Изображение будет развёрнуто при нажатии.
42.92
Ночью в далёких горах раздался звон мечей и копий,
И было испепеляющее пламя в небесах.
Была великая битва между Змеем и Айзеком,
Продолжавшаяся три дня и три ночи.

Четвёртой ночью пламя последний раз полыхнуло в горах -
Жизнь Змея оборвалась, ибо пронзил Айзек своим копьём
Сердце змеиное, бившееся тысячелетиями.
Такова была миссия Айзека. И минуло много лет с той поры.
>> №43  
"Чёрт. Чёрт. Чёрт."
Водяная капель отбивала ритм, звонко ударяясь о камни. Обычно здесь не было ни единого слушателя для этих звуков. Но на этот раз один всё-таки нашёлся. "Сходил в экспедицию. Получил гонорар. Чёрт возьми. Все мертвы. А я скоро последую за ними." Нейтор, подручный мага-артефактолога, на этот раз и впрямь был близок к смерти как никогда. Его припасы иссякли уже с неделю назад, и питался он лишь теми странными созданиями, которых ему удавалось найти здесь, в этом осквернённом месте. В первый раз, когда он пробовал их съесть, его вывернуло несколько раз подряд. Но голод тварь злая. И требовательная. Впрочем, такое иллюзорное наличие пищи было самой малой из его проблем. Катакомбы древнего храма, в которые он в ужасе убежал, спасаясь от того, что вырвалось из алтаря, буквально кишили извращёнными созданиями злого разума. К счастью, он встречал их всего дважды, но запасы манакристалла в его посохе после тех случаев иссякли почти полностью. А сам Нейтор был никудышным магом, способным разве что выдать фаербол размером с голову ребёнка. Сейчас он сидел на твёрдом камне подземелья, привалившись спиной к чему-то, отдалённо напоминающему каменный доспех. "Выхода нет. Мне скоро конец." - отстранённо подумал он, проваливаясь в сон.
>> №44  
>>43
[1d100] : 89=89
>> №45  
>>42
Городские стражники, сидящие на посту, ещё издалека увидели одинокого путника, тёмного и заросшего, несущего в своей руке короткое копьё, попеременно отблескивающее всеми цветами радуги. Броня, местами закопчённая, была всё же невредима.
Когда путник подошёл достаточно близко, стражники спустились к двери и, открыв переговорное окошко, спросил его:
- Кто ты, путник, и с какой целью пришёл в наш город?
Вздохнув так, словно с его плеч скинули непомерный груз, путник ровным и звучным голосом ответил:
- Имя Мне - Исаак, и да запомните его, как запомните и этот день, ибо узрели вы Меня.

Ненадолго повисло молчание, и второй стражник спросил:
- А ты, собственно, кто?
- Ответьте же сперва на мой вопрос - который сейчас год?
Стражники переглянулись - не иначе как к ним занесло очередного психа.
- Ну, 1347 Новой Эпохи.

Айзек задумался. Ещё раз глубоко вздохнув, он произнёс:
- Я есть тот, кто очищает.
- А, "чистильщик"? Ну, проходи, у нас таким всегда рады, - стражники сами придумали себе объяснение, почему Айзек себя так странно вёл. А он сам тем временем отметил, что мир за время его отсутствия сильно поменялся. Но не настолько сильно, чтобы он совсем ничего не понял.

Зайдя в таверну - месторасположение её так и не изменилось, несмотря на совсем новое здание на месте прежней таверны. Лишь только Айзек захотел пойти к барной стойке, его остановил вышибала:
- Оружие у нас принято сдавать.
- Кому? - Исаак словно незримо возвысился над тем, кто к нему обратился.
- Мне, - вышибала работал давно, и такие магические трюки знал наизусть.

Окованное снизу древко ударило в пол таверны, заставляя ходить её ходуном. Вышибала, поняв, что перед ним никак не меньше, чем кто-то из Старших Магов, немедленно растворился в толпе.

Айзек спокойно сел за стойку и тут же спросил у сидящего рядом:
- Кто такие чистильщики?
- Э, брат, ты откуда свалился-то?
- Кто они?
- Ладно. Короче, они те, кто истребляют нежить и защищают Границу Смерти. Или Жизни, как тебе удобно.
- Нежить?
- Ну, умертвия там, трупы, скелеты. Они ж толпами за Границей ходят.

Айзек вновь вздохнул. Слишком, слишком многое изменилось, слишком многое надо исправить.
>> №46  
>>44
Очнулся он от странного хруста, раздавшегося над его головой. Словно что-то пыталось вылезти из своего саркофага, попутно разламывая его на части. Нейтор в ужасе отскочил, и тут же обернулся, прижавшись к камням катакомб. Доспех, под которым он безмятежно дремал несколько минут назад, был готов развалиться на части под напором того, что стремилось выйти.
[1d100] : 35=35
>> №47  
>>46
Наконец, подобие доспеха треснуло, словно пустая скорлупка. То, что вылезло из него, повергло Нейтора в первобытный ужас. Это создание было похоже на человека, но люди обычно не бывают вылеплены из огромного сгустка чистой тьмы. Также от человека его отличали ещё несколько деталей. Например, такие, как четыре скорпионьих лапы, торчащих из-за спины, и хелицеры там, где должен был быть рот. Тварь хищно зашипела, взглянув на юного ученика своими четырьмя пронизтельно зелёными глазами, и выставила лапы так, словно вот-вот собиралась атаковать. Нейтор выдернул свой посох из-за спины, и всадил в неё разряд чистой энергии. И ещё раз. И ещё. Он стремился уничтожить её до того, как она сможет сделать с ним хоть что-то.
[1d100] : 69=69
>> №48  
>>45>>45
Мужество есть лишь у тех,
Кто ощутил сердцем страх,
Кто смотрит в пропасть,
Но смотрит с гордостью в глазах.

Крупный седой гриф, пролетая над полем боя, заприметил своим зорким глазом одиноко бредущего человека с замотанными в окровавленные тряпки руками. Высокий человек в изодранном плаще брел меж трупов, бормоча что-то себе под нос, словно сомнамбула. Птице был все равно, что кто-то там выжил. Перед ним было, сколько хватало глаз, устланное падалью поле и беспокоиться о каком-то раненном решительно не стоило. Судя по его состоянию, и он скоро присоединится к павшим в бою. Неспеша и вальяжно опустившись подле изуродованного ударом тяжелой палицы трупа старого воителя, гриф принялся клевать мертвечину. Человек же упрямо продолжил свой путь, часто спотыкаясь, иногда даже падая, но всякий раз поднимаясь и продолжая идти дальше, покидая место, где полегло великое множество славных воинов, великих чародеев и метких лучников.

Год спустя.

Кельтер, ловко орудуя ножом и вилкой, неспеша расправлялся с хорошо прожаренным куском дичи. Служанка, принесшая бутылку наливки из погреба, в очередной раз покосилась на затянутые в тонкие кожаные перчатки руки барона. За бароном водилась одна странность — он никогда не снимал перчатки, кроме как в постели и в купальне, но спал он обычно один, да и купался тоже. Так он вел себя уже вот как год после возвращения с войны. Поговаривали даже, что он немного того, рассудком повредился, но шепотом и боязливо. Никому не хотелось потерять хорошую и высокооплачиваемую работу в родовом поместье. Барон был щедр и очень хорошо обращался с
прислугой, что даже среди знати было большой редкостью.

— Спасибо, Эрли, ты свободна.

Девушка встрепенулась и с поклоном удалилась, проклиная себя за небрежность. Барон же наверняка заметил, что она таращилась на его руки в перчатках. Молодой барон, налив себе хорошую порцию вишневой наливки и выпив, посмотрел в окно на горную гряду, видевшуюся вдали, затем на свои руки и тихо пробормотал что-то о судьбе. А через два месяца его жизнь вновь круто поменялась. Но на этот раз он был готов.

— Люди! Жгите здесь все, особенно книги! Уничтожьте наследие проклятого колдуна! Из-за него нас постигли несчастья и беды! Ух!

Совершенно лысый приземистый человек лет шестидесяти в простом сером кафтане замолчал, переводя дух. И немудрено, ведь он уже битый час без перерыва выкрикивал приказы и подгонял своих подопечных. Выйдя за пределы ярко пылающего поместья, он шумно высморкался и смачно плюнул перед собой. Проклятый барон успел-таки сбежать со своими домочадцами, но ничего, настигнет его еще Инквизиция. От ее бдительного взора никто не укроется, успокоил себя староста, размашисто осеняя себя крестным знаменем. Не то, чтобы он был яро верующим, но лучше перебдеть, чем недобдеть, особенно когда рядом высится закованная в безупречно белые латы фигура инквизитора. Какой-то жутью веяло от неподвижной фигуры, и староста, перекрестившись еще раз, поспешил удалиться. Сегодня в шинке он как следует напьется, но фигура инквизитора еще долго будет преследовать его в кошмарах.

Шумная городская таверна, два года спустя.

— Груз доставлен в целости и сохранности, так что я тобой доволен. Вот твоя награда, одиннадцать золотых, как и договаривались. Клянусь Создателем, из тебя охранник что надо!

Высокий человек в поношенной темной одежде свободного покроя лишь коротко кивнул, пересчитывая на всякий случай монеты и пряча их во внутренний карман куртки. Так обычно одевались всякие наемники и нередко бандиты: подбитые гвоздями ботинки, простые холщовые штаны да потертая кожаная куртка с металлическими заклепками. На поясе в черных ножнах висел длинный меч. Словом, если бы не несколько глубоких шрамов на лице да очки, фигура получилась бы совершенно незапоминающаяся. Кельтер, не снимая перчаток, пожал руку недоуменному таким поведением хозяину, но тот списал это на варварские нравы иноземца и решил не заострять на этом внимание.

— А ты неразговорчивый, да? Ну и ладно. В общем, если чего надо, потрахаться, выпить, вмазаться — сегодня все за мой счет. Хочешь девочку, хочешь мальчика, у меня тут большой выбор.

Дружески хлопнув собеседника по плечу, хозяин таверны ушел на второй этаж со своими помощниками. Кельтер же уселся за дальний столик и в ответ на вопросительный взгляд официантки заказал водки и солений. Между тем, по-своему расценивший молчание своего делового партнера хозяин прислал к Кельтеру мальчика лет шестнадцати на вид, который тихо подошел к нему и уселся у ног мужчины, словно котенок, временами нежно и недвусмысленно заглядывая в глаза. Кельтер аккуратно, но настойчиво усадил его на стул рядом.

— Передай Гизу, что я не никого не заказывал.
— А я и не заказ, господин. Я бесплатный. Подарок от гильдии.
— Тогда сиди и помалкивай, подарок.

Покорно склонив голову, мальчик затих. Очередная сволочь, работорговец и мразь, с холодной яростью подумал Кельтер, опрокидывая в себя стопку водки. Но он хорошо платит, а деньги ему все-таки нужны. Вот так и опускаются, мрачно сказал себе он, выпивая вторую стопку и не притрагиваясь к стоящей перед ним закуске. Налив себе третью, он бросил быстрый взгляд на притихшего мальчика и сунул ему в руку две серебряных кроны.

— Гизу скажешь, что я тобой доволен. Еще с полчаса так посидишь и можешь идти.
— Господин... Я вам не нравлюсь?
— Господин сейчас не в настроении.

Понурив голову, мальчик забрался с ногами на стул, обнял колени и вновь притих. Кельтер тем временем покосился на странного незнакомца, громко ударившего древком копья в пол. Не похож он был на инквизитора, но надо держать ухо востро, ведь его зычный голос и манера речи были схожи со святыми братьями. А где один — там жди целый отряд. Кельтер опрокинул в себя очередную стопку.
>> №49  
>>48
- Заказывать будете?

Из размышлений Айзека вырвала улыбчивая официантка. Он, сняв свой шлем без забрала, кивнул:
- Воды и чего-нибудь на ваш вкус.
- Отбивная и печёный картофель подойдут?
- Да, Меня это устроит.

Официантка, быстро, игнорируя заказы других клиентов, продала яства Айзеку и села рядом с ним:
- Приятного вам аппетита, - мило улыбнувшись, она придвинулась чуть ближе.
- Благодарствую, - Айзек снял металлическую перчатку и поводил ладонью над водой, стремительно окрашивающейся в цвет венозной крови.
- А что это вы сделали с водой?
- Какой водой? Вы, верно, ошиблись - в кружке вино, - Айзек придвинул кружку к официантке, которая с удивлением отметила, что в ней и правда уже не вода, но вино.
- Но как?.. Вы колдун? - девушка явно была ошарашена.
- Аз есмь Исаак, - копьеносец отпил из кружки и неодобрительно посмотрел на шестнадцатилетнего мальчика, сидящего меж ног мужчины, но ничего не сделал и не сказал - это было сугубо их дело.
- А меня... хи-хи... а я Сара, - официантка буквально повисла на наплечнике Айзека.
- Сара, внемли Мне, ибо слово Моё верно подле Меня - если ты была подослана хозяином таверны, дабы задобрить Меня - пойди к нему и откажись от этой работы, а если и не им подослана, а по собственному разумению пришла ко Мне - вдвойне быстрее ты должна это сделать.
- М-м-м?.. Что? Уволиться потому, что вы так мне сказали? А зачем?
- Поймёшь тогда лишь, когда в отказе от работы сей проживёшь три года.
- Я так не могу. И здесь неплохо платят, я должна сказать.
- Поступай как знаешь, но скажу последнее Я тебе - совет этот Он тебе дал моими устами.
- Кто - Он?
- Тот, чьи рабы мы.

Официантка отодвинулась и, круто повернувшись на стуле, ушла.

Исаак понял, что она не уволится, и тяжко вздохнул.
>> №50  
>>49
Кельтер заметил, что странный копьеносец посмотрел в его сторону с неудовольствием, явно из-за его компании. Смотри-смотри, святоша, тут для тебя все равно ничего интересного нет, хмуро подумал он, возвращаясь к своей стопке. Город весьма свободных нравов и за мзду даже Инквизиция закрывает глаза на подобные вещи, происходящие в тавернах и притонах города. А больше придраться не к чему, я простой наемник. Кельтер тщательно делал вид, что не заметил взгляда незнакомца, размышляя о своем. Стоило бы сотворить исследующее незнакомца заклинание, но это сопровождалось определенным риском: если тот окажется инквизитором высокого ранга, то жди беды. Всю таверну сожгут по обвинению в чернокнижии и недозволенной ворожбе. Вместе с обитателями, разумеется. Да и себя он выдаст хуже некуда. Нет, так дело не пойдет. Для виду потрепав по голове просиявшего мальчика, он откинулся на спинку стула, заложил руки под голову и расслабленно прикрыл глаза. Даже если этот странный тип не из непосредственно Инквизиции, то все же может доложить, кому следует. Если, конечно, успеет.

Несмотря на внешне безмятежный вид подвыпившего наемника, Кельтер был собран и сосредоточен. Этак и до паранойи недолго, если каждого встречного-поперечного подозревать в сговоре с Инквизицией, а то и ее агентом. Но, пока что это близкое к паранойи состояние позволяло ему выжить. Не то, чтобы он боялся смерти, но ему совсем не хотелось оказаться на аутодафе святых отцов, славившихся своим садизмом и безумной жестокостью, и доставить своими муками им удовольствие. Сволочи, с гадливостью подумал он, небрежно кладя руку в тонкой кожаной перчатке на рукоять меча. Так обычно ведут себя подвыпившие вояки, которые не хотят по пьяни потерять оружие и проверяющие, на месте ли меч. Сидящий рядом с ним мальчик не придал этому жесту особого значения, тоже уловил на себе взгляд лохматого копьеносца и скорчив тому насмешливую рожицу.
>> №51  
>>50
Айзек вновь обратил свой взгляд на странную парочку. В прежние времена на города с такими нравами пролили бы пару тысяч тонн горящей серы, но сейчас уже не прежние времена.
Увидев скорченную рожицу паренька, он улыбнулся и перекрестил его, не вставая из-за стойки. Коли рад мальчик своей участи - то бог ему судья.
Однако мужчина, между ног которого он сидел, положил руку на меч.

- Пора что-то менять в этом мире, и не по воле Его, а по воле Своей собственной.
- А? - сидящий неподалёку подвыпивший мужик придвинулся к Айзеку: - Что ты сказал?
- Худые сообщества развращают добрые нравы. Но ни люди, ни Он не просят Меня о том, чтобы исправить хотя бы одно сообщество. И либо время не пришло, либо Он глух к людям из сообществ сих.
- Хм... Мудрёно говоришь. Ты что, священник?
- Аз есмь Исаак. И Я попробую понять мысли Его чрез действия Свои.

Айзек допил вино и вновь надел свой шлем. Правильно ли то, что он хочет сделать? Он этого не знал, и никто не мог знать этого, кроме Него. Поднявшись со стула, обратился он ко всем присутствующим:
- Я вижу порок в этих стенах, и вижу поклонение ложным идолам. Похоть и зависть обуяли это место, но пуще всего - деньги. Они теперь ваш Бог.
Но я добьюсь того, чтобы пребывали сии три: вера, надежда и любовь, и любовь из них больше.

Айзек замолчал, ожидая ответных слов.
>> №52  
>>51
Открыл глаза и внимательно посмотрел на произнесшего короткую, но весьма необычную речь. Странствующий проповедник? Возможно. Только они обычно ходят в простой черной рясе с четками да молитвенником, а не в доспехах и с копьем. Сумасшедший? Более вероятно. Но, как бы то там ни было, копье у него было явно непростое, а значит, надо быть осторожным. Кельтер неспеша поднялся со стула и, поправив очки, заговорил.

— Пусть так. Мой Бог дает мне еду, кров и развлечения. И если он приказывает, то я не могу ему отказать. Я не говорю: нет. Мой бог очень могущественен, ведь его зовут — деньги. А за деньги можно купить и веру, и надежду, и любовь.

Кельтер широко развел руками и скорбно улыбнулся, демонстрируя миролюбие и полупьяное сочувствие, затем, слегка пошатываясь, подошел к проповеднику, как он мысленно окрестил его, достал из внутреннего кармана куртки пригоршню серебряных монет и протянул тому.

— Вот, отче, возьмите на нужды Церкви. Времена сейчас трудные, и пожертвования как никогда кстати. Спасибо, что несете огонь Веры в этот трудный час и возьмите немного от моего Бога.
>> №53  
>>52
Айзек смерил взглядом подошедшего к нему. Как ни странно, это был тот самый любитель мальчиков, на которого он ранее обратил своё пристальное внимание. Бросил он так же и взгляд на пригоршню денег, после чего в который уже раз вздохнул и сказал:
- Отдай эти деньги лучше тому мальчику, что восседал у тебя меж ног минутой ранее, ибо ни покупная вера, ни покупная надежда, ни тем более оплаченная любовь не бывают искренни. Используй эти деньги, дабы подтолкнуть иного от края, но Острию Копья Его не подноси денег - ибо плачу Я и беру всегда по заслугам и вере Своей, и в тяжкое время лишь крепится вера Моя. Живи же от сего дня и ты по вере своей, ибо узрел Меня ты.
>> №54  
>>53
Спрятав монеты обратно в карман и поправил очки, Кельтер промолчал в ответ на слова странного копьеносца. Возможно, он и безумен в своей вере, но с ним явно дело не так просто. Участие пару лет назад в одной проклятой войне научило его с уважением и осторожностью относиться к чужим Традициям, так как сила веры порой творила чудеса, изумлявшие даже великих чародеев. А ему самому не посчастливилось быть в самом центре событий. Или все же посчастливилось? Сев обратно на стул, он налил себе еще водки, затем поглядел на мальчика.

— Ступай уж, подарок. Гизу привет.
— Да, господин. Всего вам хорошего.

С поклоном мальчик удалился, напоследок скорчив еще одну рожицу проповеднику с копьем. Кельтер же посмотрел на свои затянутые в перчатки руки и едва заметно скривился, словно от сильной боли. Будь проклята та Традиция, и все, кто с ней связанны. Скверное это дело - проклинать мертвецов - но они заслужили. Теперь еще и этот проповедник напомнил о уже поблекших в памяти событиях. Или же, он один из выживших? Нет, чушь. В той безумной бойне никто, кроме Кельтера, не выжил.
>> №55  
- И так допрыгался?
- Не прыгал я.
-Только забирался в запретные залы. Дистер ты надеюсь, понимаешь, что это была последняя капля? Твои постоянные выходки довели уже всех! Ты отныне тут не обучаешься.
-То есть эта толстуха Риска больше не будет превращать меня в зверей и устраивать на меня охоту? Знал бы я про это, давно залез в вашу библиотеку
- Просто выметайся отсюда.
Дистер Росквет был 7 сыном мелкого дворянчика. И даже магом ему не было суждено стать, было бы. Если бы не друг его отца что заметил магический талант мальчика. Он и дал ему рекомендации в эту академию. Впрочем, за пять лет он изучил всего три заклинания. Что до теоретических знаний тут он тоже не сильно ушёл от обывателя. Теперь идти ему было не куда. Отец, скорее всего, отправит его куда подальше. Если повезёт. Дист лёгкой походкой направлялся к воротам академии. Что там дальше не важно. Поживем увидим.
- Стой!
Позади него стояла Кера. Именно она и послужила началу этой истории. Именно она, а не он залезла в ту чёртову библиотеку.
- Сспасибо
-Да ладно еще сторгуемся. Кстати в следующий раз воспользуйся телепортом из дома обслуги.
-Что?
-Говорю, телепорт есть в доме обслуги. Или ты думала, что паутина там сама убирается?
- А разве это не запретная территория? Я думала, там запрещено находится кому-либо.
-Нет, запрет стоит только на вынос книжек да на шастанье там учеников. Но при должной смекалке ты сможешь пробраться. Кстати то что ты ищешь, лежит в отделе светлой магии.
Кера покраснела
- Спасибо еще раз.
-Говорю же, сторгуемся еще. Ну ладно бывай.
Дист уверенной походкой направился вперёд.
>> №56  
>>47
Тварь оказалась вполне уязвимой. Но её броня из тьмы уж очень плохо поддавалась ударам. Три разряда из посоха, зачарованного магистром-артефактологом и его бывшим наставником, сумели лишь повредить её, заставив злобно зашипеть.
- А я думал, ты умнее. - раздался из тьмы насмешливый голос. Казалось, он шёл отовсюду, изо всех мест мрачного подземелья. Нейтор нервно осмотрелся, пытаясь обнаружить основной источник, но безрезультатно. Тварь зашипела, глумясь и угрожая, но нападать пока не спешила, даже несмотря на чёрную кровь, льющуюся из раны.
- Кто ты? Что тебе нужно от меня? - истерично закричал юный маг. Его нервы, которые и так были истончены до предела, лопнули, оставляя его в опасной близости к полному и бесповоротному безумию.
- Я? Тот, кто был несправедливо повержен. Тот, кто пытался принести в этот мир порядок. И встретил полное непонимание людишек с наивными рыцарскими идеалами. - усмехнулся голос.
- От тебя же мне нужно немногое. Твоя жизнь. Ну или обещание вечной службы, и много свободного места в разуме. У тебя высокий потенциал мага, знал ли ты это?
Нейтор, всё ещё дрожа от страха, всё-таки пришёл к мысли, что тварь не собирается убивать его прямо сейчас. Значит... "Что? Высокий потенциал?"
- Но мне всегда говорили...
- Лицемерная ложь. Знаешь, почему тебя засунули на самую никчёмную кафедру? Всё просто. Ты не приглянулся сыну ректора. Тому, которому ты расквасил лицо. Хороший удар был.
Из тьмы последовал ещё один смешок.
- Откуда ты...
- Хм. Ты, думаю, не понял, кто я? Ничего. Со временем поймёшь. Итак, у тебя есть выбор. Небольшая сделка или смерть от лап моей милой зверушки.
Чёрная тварь вновь оскалилась, роняя густой тёмно-зелёный яд из подобия рта.
- Ч-что тебе нужно от меня? - в страхе сказал маг, не сводя глаз с твари.
- Небольшое согласие. Согласен ли ты, Адриан Нейтор, служить мне, Этерилу?
Имя, услышанное магом, заставило его содрогнуться. Но выбора не было.
- Да. Мой повелитель. - сказал он с усмешкой. Тьма бешено захохотала.
- Ты мне нравишься, Адриан! Пользуйся данным тебе разумно. Придёт время, и я позову.
Мигнула синяя вспышка. Адриан моментально ослеп, а затем чистая тьма принялась вливаться в его разум, причиняя невыносимую боль. После пары секунд дикого вопля он потерял сознание. И очнулся, но уже не здесь.
>> №57  
>>56
Нейтор проснулся в своей кровати от прозвеневшего колокола ближайшей часовни. Когда он взглянул на небольшой календарь, висевший на стене, его челюсть чуть не отвалилась, пробивая пол. Было утро. Утро, что прошло неделю назад.
- Эй, Адриан?
В комнату заглянула его сестра, Линая. Впрочем, заходила она к нему каждое утро. Ранее его это удивляло, но потом он просто привык и начал воспринимать утренние визиты, как должное.
- Тебя там магистр ищет. У тебя сегодня экспедиция.
"Ты ведь знаешь, что ты должен остаться дома, верно? Пожалуй, я тебе немного помогу." - прозвучал голос в его голове. Адриан почувствовал холод. А затем, сильную боль в горле. Кое-как открыв губы, он прохрипел:
- Я не могу никуда пойти.
- Адриан? Что с тобой?
Сестра взволнованно подбежала к нему, тронув его лоб своей вечно холодной рукой. Оценив температуру, она печально вздохнула.
- Вот как, да? Ты всегда ужасно своевременен. Ладно, я скажу им, что ты заболел. А ты лежи тут. Скоро вернусь.
Улыбнувшись своему брату, Линая убежала вниз. Раздались голоса, разочарованный бас его наставника, и шаги удаляющихся ног. А через десять минут она вернулась, неся на небольшом подносе кружку чая, небольшую вазочку с мёдом и пару булочек.
- Ешь и выздоравливай. А я пойду. Если что - позови меня, как обычно.
Она вновь убежала своей лёгкой поступью. Хлопнула дверь её комнаты, и в доме воцарилась тишина. Их родители уехали в Парламент где-то неделю назад. Был сбор дворянства, на котором присутствовали все представители благородных домов. Даже таких слабых, как фон Торн. Дом был оставлен на него и его сестру, которая была на пару лет младше. Адриан с полгода назад достиг совершеннолетия, так что отец мог ему доверять. Информация о экспедиции была получена уже позже. И отказаться просто так он не мог.
>> №58  
>>54
Спокойно посмотрев на отошедшего мужчину, ничего ему не возразившему, Айзек вышел из таверны. Раз он решил для себя что-либо поменять в окружающем его мире, то нужно было начать с самого себя. Встав по центру площади близ таверны, Исаак изо всех сил метнул своё копьё, которое, влекомое его Верой, вонзилось в те далёкие горы, откуда он пришёл. По земле прошла небольшая дрожь, и доспехи его развалились прямо на его теле и обрушились на землю, стремительно истлевая и превращаясь в сизую дымку, обнажая под собой небогатую одежду мужчины, которому на вид было не больше тридцати. Серая льняная рубаха, более похожая на накидку, и деревянные сандалии.
Торговщицы на площади дружно перекрестились. Исаак впервые вздохнул с облегчением - доспехи и оружие тяготили его, ибо словом он мог достичь куда более приятных для себя результатов.
>> №59  
>>57
Весь день Адриан провёл дома под присмотром Линаи. Несмотря на то, что он её ни разу не позвал, она пришла к нему за день несколько раз, принося еду, и просто сидя рядом. Иногда они говорили о разных вещах. В основном она спрашивала о том, как это - учиться на мага. Весь род Нейторов к магии был не расположен. Вот уже четвёртое поколение в их семье не было ни одного мага. Да и его древний пращур магом был весьма слабым, дотягивавшим максимум до первой ступени Посвящения, откуда и начинается путь в более-менее серьёзную магия. Впрочем, даже до магистра с неё было как до вершины Кроны, самой высокой горы мира. Наконец, день закончился, и Адриан спокойно уснул в своей постели. Насланная болезнь с его пробуждением ушла так же легко, как и появилась. Вновь заглянувшая сестра удивилась этому, но он списал всё на небольшое заклинание регенерации, применённое им на ночь. Вполне удовлетворившись таким объяснением, она ушла к себе. Наверное, вновь читала труды по натурфилософии. Несмотря на то, что она не была способна к магии, её разум порой поражал. В своей гимназии она была одной из лучших учениц и гордостью всех учителей.
"Ладно. Раз я не отправился в экспедицию, значит, стало быть, мне надо в Академию?"
"Тебе обязательно надо в Академию." - сказал голос в его голове. - "И более того, сегодня ты подашь на экзамен для перевода. Факультет практиков ждёт тебя."
"Что? Я же никогда его не сдам!"
В его голове раздался смех.
"Ты забыл, кто я? Я знаю о магии больше всех вас, люди. И я буду делать из тебя своего идеального подручного. Мне не нужны посредственности. Так что... у тебя есть цель."
"Какая это?"
"Занять пост Архимага. Ну или умереть, пытаясь. В твоём теле я, увы, ограничен. А значит, о полной моей силе можешь даже не мечтать. Впрочем, хватит и её малой доли. Инквизиция заставила лучших из вас выродиться, оставляя редкостную посредственность. Нынешний архимаг не потянул бы даже на мастера былых времён."
Вспомнив деяния архимага, которые он творил довольно часто из любви порисоваться перед людьми, Нейтор невольно присвистнул.
"Мне нравится твой план, демон."
"Ещё бы. Ты думаешь, я выбрал тебя только из-за того, что ты попался мне первый?" В его голове раздался короткий смешок. Но Адриан предпочёл не выяснять, что он значил. Как известно, меньше знаешь - крепче спишь.
>> №60  
>>58
Кельтер посмотрел в окно, выходящее на площадью и нахмурился, наблюдая за действиями неизвестного. Впечатляющая демонстрация силы, но зачем и для чего? Чтобы это выяснить, понадобилось бы сотворить серьезное и длительное заклинание, но он не мог этого сделать без риска выдать себя. Одно было ясно — это не инквизитор, и уж тем более не по его душу. Насмотрелся он достаточно уже на тех ребят, чтобы изучить все их стили поведения. Инквизитор никогда бы не стал так себя вести, будучи инкогнито. А те, что при исполнении, вели себя совершенно иначе, да и методы внушения страха у них иные были. Какой все-таки странный проповедник — ведь теперь он выглядел именно так, насколько он мог разглядеть его через грязное окно.

Между тем, находившиеся в таверне люди и некоторые нелюди тоже осенили себя крестным знамением, чем вызвали явное неудовольствие вернувшегося хозяина, но вслух тот не посмел ничего сказать. Уж больно велика была сила Церкви, и с ней никому в здравом уме не хотелось ссориться. В народе ходила одна поговорка: "Поноси королевских фаворитов и фавориток, смешай короля с дерьмом, говори что хочешь о Всевышнем — он добр, но никогда не ссорься с Церковью." Хозяин не любил святош, но десятину платил исправно и лишние проблемы ему совсем не были нужны. А потом он, натянув на лицо постную мину, исправно перекрестился. Перекрестился и Кельтер, но лишь для вида.
>> №61  
>>59
>>60
>>58
"Ладно. Значит, пришло время для грядущего возвышения." Нейтор, одевшись и приведя себя в порядок, наскоро собрал документы, и, плюнув на учебники, направился в Академию. Сейчас он не собирался слушать скучные лекции по базовым методам зачарования. Он собирался идти напрямую к ненавидящему его ректору. И требовать перевести. Естественно, вместо экзамена он получит сущий ад. Но теперь он был уверен, что пройти экзамен будет крайне просто. Уверенным шагом выйдя из дома, Адриан направился по давно затверженному маршруту. Вперёд по улице, поворот, пройти ещё одну, выйти на площадь... И тут он остановился. На площади творилось что-то очень странное. Все дружно крестились, не сводя глаз с человека в простой одежде.
"Хм. Я чувствую... Что-то знакомое? Мне кажется, этот человек мне известен. Да, точно. Но он не мой враг. Хотя, думаю, всех нас он равно ненавидит. Ладно. Спокойно пройди мимо. Ничего не происходит, помни это."
>> №62  
>>55
Вот и город. Последний раз он был тут года два назад, когда в наказание его заставили помогать Двеусу, доставить провизию в академию. Маги любят, есть хорошо да работают в полях не очень. В город он проник под покровом невидимости одного из трёх заклинаний, что он умудрился выучить в академии. Вторым была обычная магическая стрела или как-то так, а третьим был его самый большой секрет. Его он изучил в той самой запретной библиотеке из старого фолианта большинство слов, в котором были бредом вроде "Выыр ИкрОгуке ЙцуЕкРО Пшогеее Выыыыр". Но его хоть прочитать было возможно. И именно там было заклинание, из-за которого за ним закрепилось прозвище "бедоносец".
Тем временем он направился на площадь поискать работёнку. А лучше учителя. Раз он больше не маг то стоило получше управляться с мечом.
>> №63  
>>60
>>61
Перекрестившись трижды и посмотрев в небо, Айзек прищурил глаза - равно на него упал лучик солнца, пробившийся сквозь плотные. С широкой улыбкой он прошёлся до бочек, возвышающихся среди площади, и лёгкой поступью забрался на самую верхнюю. Народ в округе замер в ожидании, среди них высился инквизитор в белых одеждах.
- Слушайте, ибо глаголю Я истину, а познав истину, станете вы свободными, и благословение Его коснётся и вас!

Священник, стоящий возле инквизитора, подал голос:
- И да блаженны те, кто служит Церкви, ибо церковь - уста Его!

- Не те блаженны, кто служат, а те блаженны, кто верит, кто любит и кто надеется, - Айзек пристально посмотрел на священника, попытавшегося перехватить инициативу в проповеди.

- Тёмен тот, кто не познаёт Бога нашего и не выражает любовь свою через служение Ему, - тот нахмурился и при первом же неверном слове Айзека был готов дать команду инквизитору.

- Служение - рабов удел, Он же создал Человека свободным и велел ему повелевать всяким гадом, всяким скотом и зверем повелевать, да приумножать свою любовь к Нему, веру свою в Него и надежды на милость Его. И да будут неправедные, те, кто обратился к ложным идолам, покараны не Мной, но Им, а праведные же станут равны им не духом, но жизнью своей, ибо движет рукой Моей Он сам! - подняв руку и проведя ею над всё прибывающей толпой, произнёс: - Имя Мне Исаак, и длань моя чувствует неправедных в толпе!

- Кончай его, - священник тихо шепнул это Инквизитору, а сам воскликнул: - Лжепророк! Лишь Церковь действует от лица Его и проводит волю Его в мир наш!

Инквизитор мгновенно подлетел к Айзеку и занёс над ним свой меч.

- Дитя Его, подумай сам трижды, прежде чем приказ исполнить того, кто продался сам и предал Его.

Меч выскользнул из рук инквизитора и вонзился в бочку, сам же он упал на колени, не в силах подняться. Толпа вновь перекрестилась, а Айзек уже шёл к оторопевшему священнику, слишком шокированному, чтобы бежать.
>> №64  
>>63
На площади была толпа народу. Что за безумный маг хмыкнул Дистер. Он был уверен, что это очередной любитель пафоса, которых среди магов пруд пруди, разошелся не на шутку. Но все, же решил остановиться и посмотреть, что будет дальше.
>> №65  
>>63
"Хм. Значит, явился? Повергший одного из нас был послан вновь, чтобы стать пророком? Ожидаемо. Итак, у тебя новая задача. Изобрази-ка ты истово верующего. Только... Отойди за угол. Мне нужно сотворить немного манипуляций."
Не понимая, что он задумал, Нейтор послушно подчинился. Он отошёл в тёмный переулок.
"Чудно. Теперь..."
Его тело начало изменяться, причиняя владельцу невероятную боль. Он было хотел закричать, но не смог. Его голосовые связки и язык были намертво парализованы. По лицу потекли слёзы, которые, впрочем, тут же исчезли. Через пару минут это истязание закончилось. Нейтор, благодаря усилиям демона, увидел себя со стороны. Теперь он был мудрым старцем, одетым в рясу священника.
"Ты..."
"Кто сказал, что служить будет легко? А теперь иди. Подорви авторитет нашего святого. Убить... Навряд ли выйдет. Даже в полной силе я бы навряд ли смог уничтожить того, кто питается от высшей сущности. А вот выкинуть пару фокусов - запросто. Ладно. Иди."
Выйдя на площадь как раз к моменту кульминации событий, Нейтор в новом теле зычно крикнул новообретённым густым басом:
- Еретик!
Толпа, уже успевшая собраться на площади, нестройно загудела.
- Люди! Неужто вы не зрите обмана? - обратился он к ней, величественно поводя рукой. - Не сила Божья здесь, но обман колдовской! Наделённый великим даром, во грех он пустился, стремясь разум ваш совратить, да во тьму ввергнуть! Сила церковная - в служении. Каждый из вас - праведный слуга её. Речи ложной свободы - искус дьявольский. Нет света во всём этом, и нет правды. Разве не помните вы, что ждёт вас великое воздаяние за жизнь праведную? Лишить его он вас хочет, глаза затуманив, да руки распустив.
>> №66  
Начинать повествование с повторяющегося сна героя? Да кто до такого еще мог додуматься кроме меня!?

Когда Ферг впервые открыл глаза, земля вокруг него пылала. Он был абсолютно обнажен, несмотря на то, что на многие мили вокруг него были бескрайние снежные просторы. Кроме небольшого участка, радиусом метров в двадцать, которая была буквально гиеной огненной. Ферг абсолютно ничего не понимал и не помнил, что с ним случилось. Он просто поднялся с раскаленной земли, не чувствуя жара, и побрел вперед. Если бы он вернулся в это место потом, он бы увидел, что пламя так и пылало в ледяной пустыне, ни капли не изменившись с момента его ухода. Но его это тогда не волновало. Да и должно было волновать, если он еще не знал, что такое холод, пламя и земля? На вряд ли.

С тех пор этот момент всегда возвращался ему в снах. Более того, эти события были единственным сном, который он видел. Все тоже самое -- гигантская ледяная пустошь, в которой ничего кроме ветра и снега нет, и круг, полный огня. Ферг просто шел вперед из этого места, пока не дошел до людского поселения. Учитывая невероятный холод и то, что на нем не было следов обморожения, люди приняли его за мага, однако когда увидели, что парень ничего не соображает, и даже не знает как говорить, одна добросердечная семья приютила его.

На их удивление, Ферг очень быстро учился. Было похоже, что какие-то вещи он как-будто вспоминал, а какие то просто приходили к нему. Кроме эмоций. Ферг никогда не хмурился и не улыбался -- он просто не понимал, зачем ему. Когда кто-то шутил, он говорил: "Это смешно", и все.

Так продолжалось примерно лет восемь. Однако чем больше знаний получал Ферг, тем сильнее он (да и окружающие) понимали, что ему не место среди них. Когда спустя некоторое время они начали замечать, что юноша не изменился ни на каплю с того момента, как впервые появился, его начали откровенно бояться.

Кроме семьи, которая его приютила. Их сын погиб за пару лет до того, как Ферг пришел в их дом. Они любили его всей душой, и он отвечал им взаимностью. Вернее как. Он был с ними добр и нежен, однако нельзя сказать, чтобы он их любил -- он просто не умел и не знал, как это делать.

В один прекрасный день, Ферг принял решение уйти, чтобы не ставить свою приемную семью под удар. Под покровом ночи он написал простую записку, собрал небольшие пожитки -- ни еда, ни вода ему так и не стали нужны, да и холода он по прежде не боялся, хотя теперь он его понимал, и ушел из дома. Перед тем он узнал, что если идти на Юг, то через пару недель пути можно прийти в небольшой город, из которого ему уже будет легче добраться туда, куда он захочет.

Так и началось его путешествие дальше. Он абсолютно не знал о том, зачем он идет, и единственное, что его интересовало -- это новые знания.
>> №67  
>>63
>>64
>>65
Уже вышедший на улицу вместе со всем честным народом из таверны, Кельтер только тихо присвистнул, наблюдая, как лихо неизвестный разобрался с инквизитором явно не последнего ранга, причем, судя по ощущениям, без использования известной ему магии. Толпа все росла, и безмолвно взирала на происходящее, не в силах поверить глазам. Кто-то пал ниц, кто-то лишился чувств, а сам Кельтер с неослабевающим вниманием смотрел на невиданное событие: проповедник посмел выступить против самой Инквизиции, и теперь ему несдобровать. Вот только пока что проигрывал инквизитор, со священным страхом взирая на фигуру перед ним. С союзником вроде этого проповедника можно было бы изрядно пошатнуть если не саму Церковь, то ее практически всемогущий инструмент в лице Инквизиции. А что, если это его шанс? Шанс наладить свою жизнь, и перестать наконец поминутно оглядываться. Пока, сказал себе Кельтер, подождем немного. Обезоружить и обездвижить одного инквизитора это одно, а выступить против целого войска — совсем, совсем иное.

Из раздумий Кельтера вырвал громкий топот — на шум прибыл проходящий мимо патруль Инквизиции в лице пятерки закованных в броню крестоносцев, двух священников и с десятка полтора воинов в ранге аколитов. Голову словно окунули в чистую ледяную воду — священники, не теряя даром времени, применили мощное поисковое заклинание из арсенала святой магии. Такое заклинание обязательно укажет им на него как на незарегистрированного колдуна. В лучшем случае он отделается большим штрафом, клеймом и пятью годами каторги во искупление грехов. А если в нем признают барона фон Кронена, то сперва сдерут живьем кожу, а уж потом сожгут. Нет, святые отцы, со злобой прошипел боевой маг, так дело не пойдет. Хватит, набегался уже. Один из священников тем временем истошно завопил, указывая пальцем прямо на него. Толпа тут же в ужасе отхлынула от него, и пятерка воинов, обнажив мечи, ринулась на Кельтера. За ними грузно топал крестоносец в полном боевом доспехе и вооруженный огромным двуручным мечом. Странно, но в плен его, похоже, брать не собирались. Тем лучше, тем лучше, мрачно подумал боевой маг, быстро обнажая свой клинок. Остальные же воины и крестоносцы рванулись прямиком к странному проповеднику.

[1d100] : 55=55
>> №68  
>>67
[1d100] : 81=81
>> №69  
>>68
[1d100] : 22=22
>> №70  
>>67>>65
Инквизиция, Дистеру никогда не нравилась инквизиция, как и любому магу. Хотя и маг-то он с натяжкой. Но вот, то, что происходило на площади, было довольно занятно. Этому магу явно не поздоровится сейчас. Или этому святоше? А может и всем кто здесь находится.
>> №71  
>>64
>>65
>>67
Повёл Исаак рукой над землёй, и произросло из него дерево. И сказал он:
- Каждый, кто вкусит плод дерева сего - тот исцелится от болезней своих. И гоните тех, кто решит за плоды его деньги брать, ибо дар это Его вам, но прорастёт оно лишь столько дней, сколько число его. Теперь же ваша воля, кого называть праведником, а кого - еретиком.

И пошёл Айзек спокойно дальше, обратив спину свою к ропщущей толпе, а лицо - к инквизиторам и священникам, молясь и крестясь после каждого стиха. И мечи все прошли мимо него, не ранив ни разу. Толпа раздвинулась перед ним, словно море, а за спиной его начала смыкаться, ограждая Исаака от воинствующих фанатиков. Стрелы, полетевшие в его спину, когда он вышел из толпы, все падали рядом, но ни одна не коснулась его.

Так и пошёл он к воротам на выход из города, ибо не отдохнуть ему более в его стенах.
>> №72  
>>68
>>70
>>71
Как назло, священник вмешался в бой, используя сразу целый набор замедляющих и ослабляющих заклятий, коими славились адепты Церкви. Кельтер почувствовал, что двигаться стало очень трудно и меч, словно потяжелевший сразу на несколько десятков килограмм, вот-вот вывалится из руки. В таком состоянии убить его не составит никакого труда. Ну уж нет, так просто меня вы не возьмете, прошипел Кельтер, собираясь с духом. А тот проповедник, как бы между делом, обезвредил всех нападавших, и вновь без единого заклинания. Об этом потом размышлять будем, сказал он себе, сейчас с нападавшими надо что-то делать.

[1d100] : 30=30
>> №73  
>>71
Ладно, это была САМАЯ странная магия, что я видел. Хмм может напроситься в ученики? Хотя нет, он слишком показушник. Глядя на произошедшее думал бывший студент.
>>72
А вот воину что кинулся на инквизицию явно не очень повезло. Может помочь для разнообразия? Хоть инквизиции нагажу. Хех
>> №74  
>>65
>>67
Щупы мощного заклинания поиска прошлись по нему, разрывая сознание и дотягиваясь до демона. Инквизитор, применивший заклятие, хотел было заорать, указав пальцем на странного святошу, в котором таился демон, но мечник, который находился в пяти шагах, для них, похоже, был в большем приоритете. Все они дружно бросились на него, а священник, похоже, принялся читать литании, от которых ему приходилось явно несладко. Знакомый демона же вырастил дерево, сказав слова, заглушённые для него звоном мечей, и, применив великую силу, просто ушёл сквозь толпу, которая расступилась перед ним.
"Божественное вмешательство. Ну конечно." - раздался презрительный голос в голове Нейтора. - "Если я не могу чего-то сам, мне помогут так, что и делать не надо будет. За это я всегда и ненавидел светлых. И немного по природе. Ладно. Беги отсюда, пока инквизиция не обратила внимания на тебя."
И Адриан побежал. Побежал, что есть ног. В новом сильном теле это было несложно. Забежав в ещё один переулок где-то в отдалении, он остановился.
"Готов? Нет. Но мне плевать."
Ещё одна мучительная трансформация, и Нейтор стал самим собой.
"Чудно. А теперь - иди в Академию, причём как можно быстрее."
И он послушно пошёл вперёд. Как бы то ни было, а план нужно было исполнить. Тем более, он нравился и ему самому.
>> №75  
>>71
>>72
>>74

Парень недавно прибыл в этот город. Он слышал, что в этом в библиотеке здесь хранится очень редкий трактат, который был ему давно интересен. Вряд ли бы его пустили к нему просто так, впрочем, за время своего путешествия Ферг научился получать желаемое, когда не очень честными путями, когда наоборот. Но цели поставленной перед собой он всегда достигал, каких бы усилий это ему не стоило. Причиной тому была банальная скука -- он давно решил для себя, что смысла жизни как такового не существует, а следовательно, единственное, что он может делать -- это пытаться узнать как можно больше. Причем не важно чего, но в данный момент его интересовала магия. Она всегда его интересовала, чему было вполне логичное и простое объяснение в виде его природы. Ну, или того, что он считал своей природой, но над этим Ферг предпочитал не задумываться.

Только вот цели своей Ферг не достиг. Когда он просто искал библиотеку, на его пути встала очень странная и неприятная потасовка. Неприятная она была по очень простой причине -- толпа сражалась с одинокой фигурой. Нельзя сказать, что Ферг был ярым приспешником одиноких фигур, но воспоминания о том, как люди начали его бояться и пару раз даже пытались убить в том месте, которое когда-то стало его домом.

Несмотря на то, что фигура явно не собиралась легко отдать свою жизнь, парень решил помочь. Хотя бы отвлечь разъяренных врагов, да и внести некоторую сумятицу. На их счастье, убийство кого-либо в неизвестном городе было для Ферга не очень логичным поступком, и поэтому требовалось только их отвлечь.

Целью стало явно странное и необычное дерево. Учитывая, что последнее заклятье, которым его наградил противник, была молния, все было крайне просто. Ферг просто отпустил его, нацелив в ствол дерева.

С неба резко спустилась витиеватая дуга, которая с неимоверным громом ударила в дерево, оставив от него одно воспоминание, а парень перевел взгляд на толпу, ожидая реакции.

[1d100] : 42=42
>> №76  
>>71
Подойдя к городским воротам, он наткнулся на тех стражников, которые его впустили в город.

- Чистильщик, что там происходит?
- Одни неправедные убивают других. Становитесь на путь, Им указанный, пока не стало поздно. Недолго этот город будет здесь стоять, - Исаак с этими словами отворил ворота и вышел из города. Он решил вернуться в свой дом, чтобы уже в нём понять, что делать ему дальше.
>> №77  
>>73
>>74
>>75
>>76
Успешно блокировав и развеяв сковывающее его заклинание, Кельтер вдохнул полной грудью. Так-то лучше, святые отцы, теперь мы поговорим. Мой черед, достаточно я уже от вас набегался. Правая рука крепко сжала рукоять меча, левой он с размаху ударил в брусчатку площади. От глухого удара под ним появился большой, метров в сорок шириной, круг, внутри которого ярко горела алая руна. Затем боевой маг исчез на какое-то время, появившись на том же самом месте, но уже с окровавленным мечом и полуприкрытыми глазами. Резким движением стряхнув с меча кровь, он медленно и аккуратно вложил его в ножны на поясе. В тот же самый миг у священника оказалась срублена голова, у воинов рассечены туловища, а тяжелый и уже не такой белоснежный панцирь крестоносца был больше похож на дуршлаг. Останки инквизиторов упали там, где их настигла смерть, орошая всю вокруг кровью. Хмыкнув и поправив обе перчатки на руках, Кельтер рванул в подворотню и бросился бежать прочь с площади, воспользовавшись тем, что остальные инквизиторы в священном экстазе наблюдали за удаляющейся фигурой. Не стоило применять эту магию здесь, но в таком безумии и суматохе его не отследят. Сейчас больше внимания будет приковано к тому могущественному проповеднику. Об остальном подумаем в более спокойной атмосфере, тем более, что позади него кто-то применил довольно мощное заклинание и блеснула молния. Руки неприятно холодило, как это всегда бывает после использования Круга. Все-таки и после уничтожения главы той Традиции остались полезные способности. Вот только какой ценой дались они ему?
>> №78  
>>77
Юная торговка книгами сидела в своей лавке, находившейся недалеко от площади, перечитывая один из полюбившихся ей товаров, посетителей не было, книги особой популярностью не пользовались. От романа, довольно искусно высмеивающего пороки общества её времени девушку отвлекли крики и звуки битвы, исходившие со стороны площади. Девушка отложила книгу, прикрыла лавку и направилась на звуки. Через пару минут она оказалась на площади, драка на которой уже прекратилась, жертв этой драки девушка вроде не заметила и потому приняла решение возвращаться в лавку. Она развернулась и пошагала назад, уже возле лавки она оглушающий удар по голове и потеряла сознание, последнее, что она почувствовала это сталь наручников, сковывающих её руки. Люди, «задержавшие» потащили её в сторону окраины.
>> №79  
>>75
>>76
>>77
Тем временем, Нейтор подошёл к воротам Академии. Стоящий у входа дежурный, разглядев идущего, удивлённо поднял брови.
- Адриан? Что ты тут делаешь? Занятия на кафедре артефактологии идут вот уже как целый час.
- Сегодня я к ректору. По особому вопросу.
- Адриан, ты что, спятил? - усмехнулся дежурный. - Он же тебя ненавидит, и ты сам знаешь, за что.
- Знаю. Но отказать он не будет иметь права. А иначе я подам рапорт в коллегию.
- Не отказать-то он не откажет. Но ты уверен, что здоров после экзамена останешься?
- Абсолютно. - усмехнулся студент.
- Ну, идущим на смерть слава! - пафосно произнёс он, впуская его внутрь. - Если добьёшься, чего хотел, я тебе пару бутылок отборного пойла подарю. Сломать лицо высокомерной мрази, а потом добиться чего-то от его папеньки - это уметь надо. Да и всем расскажу.
Нейтор прошёл внутрь с гордо поднятой головой. Да, сегодня будет день его триумфа. Сзади блеснула молния, освещая всё вокруг. Дежурный, выбранный из лучших студентов старших курсов, задумчиво почесал голову. "Чудные дела стали творяться, всё-таки. И почему спокойно долго не бывает, а?" - задал он риторический вопрос небу. Впрочем, ответа так и не последовало.
>> №80  
>>75
>>76
>>77
>>78
>>79

Ферг молча пронаблюдал за тем, как толпа ринулась в стороны от уничтоженного дерева. Это было весьма и весьма зрелищно, по крайней мере, ему так показалось. Однако его внимание привлекло другое. А если быть точнее, то та фигура, которая сражалась. Де-факто, она уже не сражалась, так как вокруг нее были одни трупы.
- Отлично. Теперь я, считай, соучастник массового убийства. Добуду я книжку, ага - проконстатировал парень, и, благоразумно решив, что самое время исчезнуть, пока эффект от громогласного заклятья не прошел, решил отойти в ближайший темный переулок. Так он и поступил, и, остановился, пытаясь подумать, зачем он сделал то, что сделал. Обычно импульсивные поступки для него не имели смысла, но здесь он явно поступился своими нормами. Ну и да, у него давно руки чесались разрядить молнию, а то окажись он в драке с магом ему стало бы очень туго.
>> №81  
>>78
Убегая все дальше, Кельтер решил-таки, что недурно бы нагнать того проповедника и найти общий язык, ведь, как известно, враг моего врага — мой друг. Задумавшись, он едва-едва не влетел с разбегу в очередной отряд Инквизиции, но этих было четверо и все довольно низкого ранга — охотники за ересью и ведьмами. Словом, вполне обычная и втайне всеми тихо ненавидимая компания, которую частенько можно было заметить в городах и селах. Один дюжий инквизитор без видимых усилий тащил за собой грубо сколоченную двухколесную повозку, на которой располагалась старая, но крепкая клетка с толстыми металлическими прутьями. Внутри в полубессознательном состоянии лежала какая-то несчастная девушка. Боевой маг не колебался ни мгновения, так как прекрасно знал, что ждет девушку в инквизиторских застенках. Даже если она была настоящей ведьмой, купалась в крови девственниц и ела младенцев на завтрак, она все равно лучше этих садистов и мразей, что гордо именовали себя Святой Инквизицией.

[1d100] : 37=37
>> №82  
>>81
Из бессознательного состояния девушку вывели звуки новой битвы, она продрала глаза и огляделась. Первым она увидела небо, аккуратно расчерченное металлическими прутьями, встать она не могла, руки и ноги были скованы, голова гудела, что-то сообразить было сложно. Она прикрыла глаза и отключилась.
>> №83  
>>82
Инквизиторы оказались не лыком шиты, поскольку достойно встретили Кельтера и сумели увернуться от его кругового удара мечом, в ответ он получил пару легких ранений, но избежал тяжелых ран. Верзила, что тащил телегу с клеткой, тоже вступил в бой. Теперь их уже было четверо против одного. С ними надо было кончать, и быстро, поскольку в любой момент могла подоспеть подмога в виде городской стражи либо еще одного отряда Инквизиции.

[1d100] : 68=68
>> №84  
>>79
Он шёл вперёд по коридорам академии, направляясь в левое крыло. Именно там располагался телепорт, который вёл прямо в приёмную ректора. Формально, право использовать его имели все, но фактически им пользовались только маги высших рангов, заходившие к нему по делу, и ученики, пользовавшиеся особым расположением. На Адриана, смело направляющегося к месту, известному всем здесь, недоуменно косились многие. Притча с избитым сынком ректора здесь была известна, и многие относились к тому, кто это сделал, по разному. Кто-то клеймил его глупым неудачником, кто-то ставил на пост героя, не побоявшегося протекции его отца, но все сходились в одном: лучше бы он этого не делал. Естественно, что подобный поход прямо в логово врага вызывал много вопросов. И озвучен он был одним из тех, кто косился на него дольше всего, а именно его шапочным знакомым, с которым он пересекался пару раз, и оба по делу.
- Ты куда идёшь, Адриан?
- К нашему главному. А что? - усмехнувшись, ответил он.
- Да так, ничего. Кстати, с тобой хотят поздороваться.
С этими словами он махнул головой в сторону троицы, недоуменно смотревшей на него. Средний же и вовсе намеревался прожечь его взглядом, полным презрения, однако его взор был бездарно потрачен, столкнувшись с броней превосходства.
- Ты что тут делаешь? - медленно цедя слова, промолвил Ангимус Миллер. Глянув на его лицо, он с удовлетворением отметил, что у него так и не сошёл шрам от его кольца, которое он впечатал ему прямо в скулу.
- Да так, по делу иду. Отцу твоему привет передать.
- Хм. Ты думаешь, тебя кто-то захочет принять, ничтожество?
- Да, вполне. Ибо право имею. А вот тебе стоило бы захлопнуть свой элитарный рот, да немного помолчать. Умнее казаться будешь.
Миллер побагровел от гнева. Резким движением он соскочил с подоконника, и практически вплотную подошёл к нему, выхватывая небольшой скипетр из-за пояса.
- Что ты сказал, повтори? - затихшим от ярости голосом сказал он.
- Захлопни. Свой. Рот. - по словам повторил он, улыбаясь.
[1d100] : 81=81
>> №85  
>>83
Девушка продолжала спать. Ей снились отрывки из многочисленных любовных романов, где возлюбленный спасал возлюбленную из плена каких-нибудь злодеев. Некоторые заканчивались хорошо и влюбленная парочка получала какой-нибудь замок и жила в свое удовольствие, некоторые плохо, где эта парочка погибала. Такие книжки пользовались популярностью, в лавке они бывало расходились хорошо, да и сама девушка их перечитала немало.
>> №86  
>>85
Воодушевленные успехом, противники пытались было взять числом, но Кельтер точечными ударами заколол троих из них. Четвертый успел уклониться и едва не ранил боевого мага в живот длинным полуторным мечом, изрыгая совсем не приличествующие святому брату ругательства.

[1d100] : 11=11
>> №87  
>>80
>>84
Библиотека находилась там, где ей и должно было находится. В школе юных дарований, которые нашли в себе потенциал в магии, конечно же, где же еще была нужная Фергу книга? Вот и сейчас он подходил к главному входу, где его ждало первое препятствие, в виде стражника -- который, разумеется, там должен был быть. Это не первая школа для будущих магов, которую почтил своим присутствием юноша. Пару раз удачно, пару раз не очень, однако процесс не сильно отличался. Переломной точкой был момент, когда какой-нибудь маг решит выяснить, что же это за ходящее хранилище маны, вторгшееся на его территорию. Если таким магом был студент, обычно все кончалось парой синяков и ушибов, но если дурить начинал маг рангом по выше, то ситуация могла обернуться очень печально. Для мага, разумеется. Фергу же доставалась не очень печальная участь -- сбежать с нужной ему книгой или предметом как можно быстрее. Благо, он был научен этому личным опытом, и не раз.

Вот и на этот раз он готовился если не с боем прорываться к своей цели, то по крайней мере с ним уходить. Самое трудное, впрочем, было впереди -- попасть на территорию магов. Подойдя к вплотную к стражу, он, изображаю приветливую улыбку, сказал:
- Здравствуй, добрый человек. Я хочу в ученики записаться к вам. Где это можно сделать?
Стражник окинул взглядом парня, и недоверчиво спросил:
- А не поздновато? Обычно сюда приводят мальчишек, а ты не очень похож на мальчишку, хоть и молод.
Ферг тут же сменил улыбчивую внешность на расстроенную.
- Я очень одаренный, но мои родители не хотели отпускать меня учиться магии, так как боялись за меня.
Парень попытался состроить максимально грустный вид, чтобы заставить стражника поверить в его историю.
[1d100] : 27=27
>> №88  
>>86
Последний из инквизиторов, совсем обезумев от ярости, с размаху рубанул мага мечом, нанеся тому серьезную рану в грудь. Этак и помереть недолго, подумал тот, сплевывая кровь и контратакуя.

[1d100] : 81=81
>> №89  
>>88
Рана в груди немедленно дала о себе знать и Кельтер вновь промахнулся, получая очередное ранение уже в левое плечо. На самом же инквизиторе пока что не было ни царапины.

[1d100] : 11=11
>> №90  
>>89
Еще один промах и еще одно ранение едва-едва не уложили его в могилу. Надо собраться, приказал себе маг, поудобнее берясь за липкую от собственной крови рукоять меча и продолжая упрямо сражаться.

[1d100] : 48=48
>> №91  
>>84
- Ах ты... Да я... Да я тебя...
От гнева сынок ректора не мог сказать ни единого внятного слова. Он пытался, но выходили лишь невнятные местоимения и междометия. Внезапно он остановился в попытках изрыгнуть ругательство. Отойдя на три шага назад и выставив скипетр вперёд, он ледяным голосом сказал:
- Адриан Нейтор фон Торн, я вызываю вас на дуэль. Оружие: искусство. Время: прямо сейчас.
Возникшая из ниоткуда белая ладонь отвесила ему знатную оплеуху.
"Хм. Не люблю все эти разборки, мешающие плану. Но хороший подручный - верный подручный, не так ли? Покажи этом сопляку, что с тобой не стоит связываться. Подкинь себя ступенькой выше для общества."
Адриан зло усмехнулся, потирая покрасневшую щёку
- Вызов принят.
Ему не нужен был концентратор. Не нужно было заклинание. Он просто представил, как в лицо этому чёртовому элитарию врезается перчатка, сбивая на пол ударом, и слегка взмахнул рукой, изображая дирижёра. Миллер свалился на пол, но тут же вскочил.
- П-превосходно. - прошипел он, стараясь сдержать бегущую из носа кровь. Иной бы заподозрил неладное уже после этого момента, но ярость затмила ему глаза.
- Итак, купол для поединка!
Их отделила от остальных почти прозрачная синяя полусфера.
- Начало дуэли подтверждено. - промолвил бесстрастный синтезированный голос. - Первый удар за...
[1d100] : 86=86
>> №92  
>>87
- Шел бы ты отсюда, парень - стражник смерил его грозным взглядом, - я бы тебя, конечно же пустил, несмотря на твой возраст, но сейчас тебе лучше не соваться в учебную часть - там, судя по всему, намечается не плохое такое шоу.
Ферг на мгновенье задумался, пытаясь найти из этой ситуации максимально безболезненный выход. Судя по всему, стражник не очень собирался ему препятствовать, и даже, возможно, желал добра. Поэтому все, что Ферг решил сделать, это слегка отвлечь внимание стража. Учитывая, что тех обычно снабжали антимагическими амулетами, направлять магию на него было бессмысленно, и поэтому в паре десятков метров от них - разумеется, в здании академии - грянул взрыв. Ну, как взрыв. От взрыва был лишь один звук, и больше ничего. Стражник тут же всполошился и рванул внутрь. Видимо, он ожидал чего-то неприятного.

Ферг же, радуясь своему спеху, скользнул внутрь. Теперь его задача была гораздо проще - осталось найти библиотеку и необходимую ему книгу. Ну, и в процессе не снести здание.
[1d100] : 36=36
>> №93  
>>91
- Адрианом Нейтором фон Торном! - с оттенком торжественности объявил всё тот же бездушный голос. - Атакуемый имеет право защищаться.
Именно здесь Нейтору пришла в голову мысль о том, что он и понятия не имеет, чем ударить. Внезапно, ему в голову ударило чистое знание. Заклинание было не из высших рангов, и даже не из средних, но на деле обладало очень большой силой. Так как оно было недооценено программой, его предпочитали пропускать, с боевой магии почти сразу переходя к курсам целительства.
"А зря. Освоить может и ученик, а сломать им можно даже низшего магистра. Если силёнок хватит. А они все знают, что силы у тебя есть."
Сине-белое копьё полетело точно в грудь Миллеру, оставляя за собой красивый след из искр и пара, точно на сильном морозе. Побледнев, он вскинул руки, поднимая классический щит. "Чёрт возьми, что за магия у этого оборванца?" - промелькнула паническая мысль в его голове. Но он тут же отмёл её, концентрируясь на щите.
[1d100] : 91=91
>> №94  
>>92
>>93
Путь, хоть и был извилистым, но достаточно простым. Пару раз парня чуть не остановили преподаватели, которые хотели выяснить у него, кто он и что ему нужно, но ему удавалось в последний момент ускользнуть от них. Один раз с ним в драку не ввязался слишком ретивый студент, но и этого удалось избежать -- Ферг просто отмахнулся от него слабой дезориентацией.

Казалось бы, все бы ничего, но нужную ему развилку преградила полусфера. Это могло означать одно -- два каких-то придурка решили выяснить отношение, и сейчас Ферг увидел, как один из них выпустил заклятье в другого. Вокруг, разумеется, собралась толпа зевак, и в тот момент, когда Ферг задумался, как бы через них пробраться, сзади раздался голос:
- Вот он, парни!
Парень оглянулся, и увидел стражника, в паре с парой магов среднего пошиба. Почти в тот же момент в него полетело простейшее оглушающие заклятье. Ферг вздохнул и не стал его даже хранить - он просто отдал его обратно. Однако внимание толпы уже переключилось на него, и начали раздаваться крики "Чужак!". Ну или что-то в этом роде.

[1d100] : 75=75
>> №95  
>>94
>>93
А тем временем, купол продолжал стоять на месте. Щит Миллера хоть и выдержал удар, но раскололся вдребезги, не оставив о собой даже памяти.
"Где он успел чему-то научиться, чёрт его дери?" Впрочем, Торны были довольно известны своим мастерством. Неудивительно, что он смог изучить и магию, особенно при учёте того, что учебники содержали общую программу, и получались на равных условиях. Да, они проходились по-разному, но никто не мешал открыть его самому. "Итак, настало моё время атаковать. Пускай получает!"
С этими словами Миллер выпустил в него огромный огненный шар. Заклятие хоть и было топорным, однако содержало в себе изрядную мощь. Недаром говорили, что сынок ректора может метить в будущие мастера.
Демон, заставив Адриана для вида прочитать заклинание, возвёл зеркальный барьер. Если с испугу сынок ректора не вложил в заклятие слишком много силы, то он должен был получить его сам.
[1d100] : 59=59
>> №96  
>>95
[1d100] : 24=24
>> №97  
>>94
>>95
>>96

После того, как заклятье оглушение откинуло одного из магов, стоящих рядом со стражем, в сторону Ферга грянуло уже самое настоящее боевое заклятье, в виде сконцентрированного потока воздуха, которое он перехватил, но вот второе подобное заставило его впечататься в стену, и потерять концентрацию на секунду. Воздух был выбит из легких, а сам парень слегка дезориентирован. Он не глядя поднял руку, и, сузив размер воздушного потока до ширины кулака, ударил туда, где стоял напавший на него маг.
[1d100] : 45=45
>> №98  
>>96
>>95
Барьер не отразил заклинание, будучи переполнен силой, однако поглотить его всё-таки сумел. Блистающая пелена взорвалась осколками, оставив по себе такую же память, как и щит оппонента.
"Хм, а этот юноша неплох. Будь всё по-другому, я бы не поставил на тебя ни медного гроша. Однако сейчас всё так, как есть." Демон вновь усмехнулся внутри его головы, на этот раз запуская из руки мага заклятие уровнем повыше, а именно - классический пульсар, верный друг и товарищ боевого мага. Впрочем, для полноценного пульсара этот зелёный сгусток энергии в виде многолучевой звезды вышел слишком бледным и тусклым. Однако это всё равно было полноценное и мощное заклинание, а для студента - и вовсе ужас. Пульсар полетел в Миллера, который в панике наслаивал один щит на другой, выжигая запас маны, который обещал в скором времени с ним проститься.
>> №99  
>>98
[1d100] : 46=46
>> №100  
[1d100] : 24=24
>> №101  
>>90
Рано обрадовавшийся инквизитор собирался было добить уже практически мертвого противника, но в последний момент Кельтер отбил удар и вонзил свой меч тому в грудь по самую рукоять, затем отпихнул от себя ногой в сторону. Опершись на свой меч и тяжело дыша, он посмотрел на девушку в клетке. Стоило ли оно того? Определенно стоило. Отогнав от себя кошмарные и тошнотворные видения инквизиторских застенок, он открыл запирающийся наружу засов и выволок бесчувственную девушку из клетки. Поискав среди трупов, Кельтер нашел ключи от грубых ржавых наручников, которые открылись только с третьего раза, и снял их с девушки. Та, похоже, была в глубоком обмороке и вовсе не собиралась приходить в себя. Сцепив зубы, боевой маг кое-как прижег свои раны, чтобы остановить кровь, и, взвалив девушку на плечо, побрел прочь, поминутно пошатываясь. На город опустилась ночь и началась свирепая вьюга.

Отойдя на достаточно приличное расстояние и завернув в очередную грязную подворотню, Кельтер, собрав остатки магической энергии, переместил спасенную им девушку и себя в свой домик на другом конце города. Уложив незнакомку в свою постель и укутав одеялом, маг прошел в свой кабинет и опрокинул в себя одно за другим два лечебных зелья, после чего, положив руку в перчатке на пол, принялся за создание магического барьера от нежелательных гостей в лице особо ретивых Инквизиторов. Потратив на создание барьера добрых полчаса, он вернулся обратно в спальню и, дойдя до кровати, тяжело привалился к ее изголовью прежде чем отключиться. За окном свирепствовала метель, и оттого в домике было особенно уютно и тепло. Город спал тревожным сном.
>> №102  
>>99
>>98
Несмотря на три-четыре слоя щита, которые оппонент успел поставить в ожидании удара, удар всё-таки пришёлся в цель. Прошив все слои, как арбалетная стрела - рыцарский доспех, пульсар ударил по фигуре, вскинувшей руки в отчаянной попытке защититься. Неярко блеснула сине-зелёная переливающаяся вспышка, и Миллера прямо-таки впечатало в барьер, который исчез через секунду. Он упал на пол, судорожно хватая воздух ртом. Большинство повреждений было устранено магией купола, однако местами у студента всё-таки проступали сине-красные следы от физической части заклятия, и волдыри ожогов от магического воздействия. Тем временем, на происходящую внизу чертовщину всё-таки отреагировала администрация. Из портала буквально вылетела хрупкая девушка с острыми ушами. Первое впечатление, произведённое её видом, наверняка было обманчивым, но всем здесь она была хорошо известна. Титул магистра первой степени в боевой магии, и пятая ступень Посвящения по общей классификации сводили очарование почти на нет, оставляя лишь уважение и страх.
- Что тут происходит? - удивлённо сказала она, смотря расширившимися от изумления глазами на развернувшуюся картину. Следом за ней, тяжело плюхая животом, вывалился из портала и сам ректор, да так и застыл на месте с отвисшей челюстью.
>> №103  
>>102
>>100
>>97
Судя по звону стекла, воздушный луч попал не в цель, а в окно, разбив его к чертям собачьим. Еще несколько таких же воздушных ударов настигли Ферг чуть ли не очередью, не давая ему подняться и хоть что-то сделать.

Парень начал испытывать что-то подобное злости. Он еще не дошел до цели, а его уже пытались остановить, причем такими неприятными методами. Тем более, что дуэль, из-за которой начался сыр-бор, уже закончилась. Когда очередное заклятье придавило Ферга, он решил идти другим путем. Он сосредоточился на луче, который ему удалось до этого поглотить, и начал его изменять, превращая в обширную волну, которая должна была разойтись в стороны, оглушая и сбивая с ног всех, кто был недостаточно силен. Учитывая, сколько магии Ферг вложил в нее, уложить должно было всех присутствующих здесь.
Когда очередное заклятье придавило его к стене, он выпустил свое. Плотная воздушная стена разошлась в разные стороны, сбивая людей с ног и выбивая из них сознание. Сам же парень поднялся и огляделся. После его небольшой бомбы, на ногах осталось трое.
Это было очень плохо, это банально значило, что противники были достаточно сильны, чтобы пустить в дело серьезную магию. Ферг начал скапливать на кончиках пальцев энергию для молнии, разглядывая врагов. Однако, все стоило уладить миром. Или хотя бы попытаться.

- Я просто хотел узнать, как к вам можно зачислиться -- выдохнул он, глядя на стоящие фигуры.

[1d100] : 75=75
>> №104  
[1d100] : 40=40
>> №105  
>>104
>>103
>>102
Всё произошло почти мгновенно. Не успел Адриан обрадоваться своей победе, как его тут же пригвоздило к стене воздушным взрывом, исходившим от странного парня. Побеждённого же потоком воздуха подхватило и забросило куда-то в кабинет. Судя по последовавшему оттуда звону, головой он разбил какой-то горшок или вазу. Впрочем, Адриана не особо волновало место приземления его противника. После завершения заклятия он медленно сполз по стене, наблюдая за происходящим. То же самое делал и десяток-другой людей, оказавшихся здесь по воле случая и из любопытства. Ректор нахмурился.
- Эннет, что это за юноша, чёрт его подери, и что он тут делает? - грозно сказал он. Адриана он решил оставить на потом. Да и сначала ему всё-таки хотелось "наградить" своего сына за подобный позор. Магистр подняла руку, производя сканирование местности.
- Хм. Очень, очень интересно. - сказала она, рассматривая его сияющую на эфирном плане фигуру.
- Кажется, у нас тут что-то особенное. - произнесла она, поворачиваясь. - И, думается мне, следовало бы его зачислить. Или убить. Спросите у нынешнего архимага.
С этими словами она удалилась в портал, оставляя Крайла с проблемами один на один. Вспотев от напряжения, тот вытянул кристалл связи.
- Господин Рейнар? - произнёс он заискивающим голосом.
>> №106  
[1d100] : 1=1
>> №107  
[1d100] : 87=87
[1d100] : 2=2
>> №108  
>>105
>>103
- Убить меня? Ну, что же, попробуйте, не вы первые.
Ферг наконец-то накопил достаточно заряда в пальцах, и выкинул вперед руку. На этот раз это была не кара небесная, как в случае с деревом, а сконцентрированный из разрядов луч. Но маг тоже не был дураком, и, скорее всего, предвидел такую атаку, уйдя в сторону. Ферг выругался, так как этот маг был достойным противником, как минимум, в плане заклятий. Молния же прошибла стену, оставив в ней дыру большого размера, а в воздухе раздробленный в мелкую крошку камень и резкий запах озона.

И хитрости магу было не занимать, это точно. Ведь тут же в сторону парня вылетел не хилого размера фаерболл, который, к счастью, полностью исчез в Ферге. Но вот следом за ним в парня врезался луч обжигающего холода, который Ферг, несмотря на свою терпимость к погоде, почувствовал -- магия был на то и магия. Рубашку на груди парня разнесло в клочья, и удар сбил его с ног.
[1d100] : 33=33
[1d100] : 93=93
>> №109  
>>76
Пройдя пешком несколько километров, Айзек наткнулся на банду грабителей, насильников и убийц - сборище подонков, которых непонятно как носила земля. Поведя своей рукой, он увидел их грехи, и охватила его великая печаль - ведь сейчас ему придётся делать то, что он ненавидел, но чего ждал всякий раз - очищать мир от таких людей. Рука его поднялась и повелась в сторону гор.

Окружившая Айзека шайка уже довольно хрустела пальцами - ибо не делали они в своих предпочтениях различий между женщиной и мужчиной.
- Ну, мальчик, будем оплачивать проход через наши земли?
- Земля здесь только Его, и люди принадлежат себе сами, как и жизни их - не вам решать, что делать с людьми праведными.
- Святоша что ли? А правда, что вас старшие в церквях насилуют?

Вздохнул лишь Исаак, ибо в ту же секунду Копьё его прилетело из гор, куда было заброшено, и пробило насквозь одного из бандитов.
- Именем Господа нашего - не убийства, но очищение совершаю.
Доспех вновь сковал Айзека, давая ему защиту неслыханную. Копьё же начало разить бандитов одного за другим. Спустя считанные секунды в живых остался только глава банды - остальные лежали подле Острия Копья Его с проколотыми сердцами.

- П-п-прости, боже, я... я никогда больше...
- Сие есть не казнь, но отмщение, - Исаак положил руку на голову бандита и поднял его, визжащего не столько от боли, сколько от страха, за волосы: - Аминь.

С этими словами он медленно стал вводить остриё Копья своего в грудь врага Веры, миллиметр за миллиметром прокалывая сперва покровы его, затем мышцы и кости. Когда коснулся наконечник сердца преступника, тот сорвал свой человеческий визг на истинно поросячий, ибо понял в тот миг, какой свиньёй он был всю свою жизнь. Картины страшных вещей, ставшие обыденностью, пронеслись у него перед глазами, и лишь когда слёзы побежали по щекам старого убийцы, Исаак пронзил его нечистое сердце, обрывая жизнь последнего и первого из шайки. Бешено вращающий глазами в свои последние секунды, он упал на землю.

Айзек оставил тела их подле дороги, ибо закапывать их было слишком правильно для проживших настолько неправильную жизнь людей.

Копьё вновь отправилось в горы, а доспех развеялся по ветру, осушающему дорожки слёз на щеках мёртвого бандита.
Нужно было продолжать держать свой путь.
>> №110  
[1d100] : 52=52
[1d100] : 63=63
>> №111  
[1d100] : 23=23
>> №112  
>>108
Судя по всему, пришедший парень так боялся неверного решения архимага, что предпочёл его даже не слушать, выбрав оставить за собой право первого удара. С его пальцев сорвалась молния, но ректор даже не стал тратить ману, попросту отскочив от неё с неожиданной ловкостью, несмотря даже на свой вес. Впрочем, его можно было понять. Жить всё-таки хочется. Вскинув руки, он применил классическую сдвоенную атаку, которая должна была даже не нанести удар самими заклятиями, а резонансом противоположных полей, который бы просто стёр в порошок любого в его пределах. Однако резонанса не вышло. Парень попросту поглотил огненный шар. Однако луч льда настиг его, разрывая одежду замороженными лоскутами и сбивая на землю.
"Так, дело принимает скверный оборот." - раздался голос в его голове. Его тело окутала серая пелена, которая на этот раз уже не пыталась маскироваться под уровень ученика, а была достойна архимага. Поверх неё легла ещё одна - маскировочная. "Просто прикинься потерявшим сознание везунчиком."
Адриан послушно закрыл глаза. Точнее, прикрыл почти полностью, продолжая следить за битвой.
>> №113  
>>112
- И это все, чем вы пытались на этот раз убить меня? - Ферг поднял глаза на магистра, который теперь смотрел на него с явным удивлением. Или даже страхом, - В прошлый раз было гораздо больнее. Хотя, по-моему, это было в другой стране. Здесь не в почете хорошие маги? - Ферг теперь был по настоящему зол. Ему просто нужна была книжка об элементалях. Ну что же, хотел знания о природной магии -- получай их, так сказать, в концентрированном виде. На счастье парня, на этот раз заклятье не нужно было собирать и кастовать. Он просто вернул магистру то, что тот сам создал. Но шар был слегка искажен злостью Ферга, и вместо идеально ровной сферы, вылетел пляшущий сгусток огня. Парень не знал, где магистр учился защитной магии, но в ней он был гораздо лучше, чем в атакующей. Почти мгновенно перед ним возник пульсирующий щит, об который шар и ударился.
Но проблема была не в этом. То, что случилось после, не ожидал ни Ферг, ни магистр. Заклятье, вместо того, чтобы исчезнуть, потратив свои силы, взорвалось с невиданной силой, превращая все вокруг в пылающий ад. Раздался неровный хор криков боли и отчаянья, который постепенно перерос в гимн предсмертных стонов и хрипов. Все вокруг пылало, и заполнилось едким дымом. Тут же в сторону, где был Ферг, ударило заклятье магистра. На этот раз это был красный луч, лишенный какой-либо привязки к стихии, просто концентрированная магия разрушения. Правда, то ли из-за дыма, то ли из-за эффекта, который произвел нестабильный огненный шар, заклятье ушло в сторону, не задев парня. Ферг, в это время бросился к магистру, пытаясь обойти его сзади, и копя энергию на еще одну молнию -- эти заклятья были его самыми любимыми, так как позволяли максимально быстро закончить бой.
Однако толстый маг оказался проворнее и догадливее, и к том моменту, как Ферг был там, где у него должна была быть спина, развернулся и ударил первый, на этот раз гигантским потоком раскаленной лавы -- так как, судя по всему, решил больше не ограничивать себя в объемах поражающей площади. Парень был не готов к этому, но струя ударила рядом с ним, прожигая стену, а с кончиков его пальцев сорвалась молния, которая поразила магистра прямо в грудь. Толстяк так и застыл с изумленным лицом, держа руки впереди себя, из которых продолжал извергаться поток лавы.
Рассматривать побоище Фергу было недосуг. Вокруг была куча трупов, которые здесь появились по его вине. Он быстро прочитал простейшее заклятье поиска жизни, и увидел, что один был жив -- тот самый дуэлянт, сражение которого преградило ему путь. Ферг бросился к нему, чтобы хоть как-то помочь.
И в это время началось рушиться здание.

[1d100] : 63=63
>> №114  
[1d100] : 87=87
>> №115  
>>113
Адриан не знал, кем же был этот парень. Но его удар, которым он стремился поразить ректора, был достоин одновременно премий "Самое неудачное заклятие года" и "Гордость сатаны". Огненный шар разорвался с силой Инферно, медленно поджаривая всех несчастных здесь. Крики боли, вопли о милости и пощаде, звуки создающихся и тут же лопающихся от переполнения щитов пронзили слух мага, ударяя прямо в душу. Кто-то попробовал вскочить и убежать, но догорел раньше, чем успел уйти. Воздух наполнился запахом жжёной плоти и дыма такого, как будто здесь жгли резиновые деревья. Горело не только то, что могло гореть, но и то, что гореть не могло. Горел камень, горели стены, горели скелеты сожжённых заживо. Вся Академия являла собой пламенный ад. Демон что-то мечтательно произнёс о ностальгии, однако Адриан не мог его слышать, всеми силами абстрагируясь от происходящего. Мастер ударил в неизвестного "Красной Смертью" - заклятием, дезинтегрирующим противника на месте, но умудрился им промазать. Неизвестный бросился прямо в пламя, и Нейтор потерял обоих сражающихся из виду. Из той части коридора, в которую они ушли, вытек огромный поток лавы. А потом вновь сверкнула ослепительная вспышка, которая чётким отпечатком картины прорезала пламя. Ректор с лавой, извергающейся из рук и кровью и ошмётками плоти, летящей из спины. И хищное лицо победителя, омраченное каким-то странным сожалением. Когда он устремился к нему, Адриан невольно закричал от страха, хотя он и знал, что на нём пелена, могущая защитить практически от всего. Стены, окончательно подточенные пламенем, начали трещать, не выдерживая собственного веса из-за полученных повреждений. Сверху упал кусок перекрытий, и надёжно отрезал массового убийцу от студента. "Вставай, идиот!" - громогласно зашипел голос в его голове. "Беги отсюда со всех ног!" Шатаясь, он встал. Найдя сквозь пламя, которое действительно не могло тронуть его, путь к выходу, он бросился бежать со всех ног уже второй раз за день. Впрочем, ноги его подвели. Он упал у входа в Академию. Башня, под которой они сражались, уже просела. По стене пробежала огромная трещина. Раздался тяжкий стон разваливающегося камня, который стоял здесь давным-давно.
>> №116  
>>115
Впрочем, спасти парня из горящих развали не удалось - путь Фергу преградил обломок стены, и он лишь вздохнул. Теперь надо выбираться отсюда, и как можно быстрее -- пока его самого заживо не похоронили горящие камни. Искать книжку, скорее всего, было бесполезно, и он ломанулся к дыре, которую в стене оставила его первая молния, и выскочил из распадающегося на куски здания. Не сбавляя скорости, он направился прочь от Академии. Теперь у него была проблема. Конечно, фактически он был невиновен -- заклятье было не его, да и щит, об который оно разбилось тоже. Но косвенно он был причинной всего произошедшего, и можно сказать, что по его вине погибли люди. Ферг считал что человеческая смерть -- это плохо. И сейчас его жгло чувство вины.
[1d100] : 31=31
>> №117  
>>115
>>116
Академия рушилась на глазах. Башня, испещрённая трещинами, наконец-то начала разваливаться, поднимая огромное облако пыли. А огонь, который призвал тот человек, что был виной всех этих событий, вовсе не спешил униматься. Пищей ему было буквально всё. Камень, земля, дерево, люди - для бушующей стихии не имело никакого значения качество топлива, имело значение лишь его наличие. А каменное здание было поистине огромно. Гранит, мрамор, привезённый из далёких шахт - всё это горело словно бумага. Умирали вековые знания, хранившиеся здесь многие годы. Пошли взрывы, каждый из которых выбрасывал в пространство великую мощь, и оставлял не менее значительные воронки на земле. Огонь докатился до артефакториума, и начал пылать намного яростнее. Адриан смотрел в небо, глупо улыбаясь. В его голове звучали крики, напоенные болью и желанием жить. Камень от разрушенной башни упал неподалёку от него, но ему было наплевать. "Ах. Чёртовы хрупкие смертные. Придётся брать прямой контроль." Тело встало, шатась. Сейчас он был похож на очень пьяного. Или на марионетку, которую вели руки неопытного кукловода. В глазах зажёгся неестественный красный свет, но тут же притух до того, что его стало почти невозможно заметить. Шатаясь и дёргаясь, Адриан, ведомый одним из высших демонов, удивительно быстро для такой походки побрёл куда-то в сторону квартала нищих. "Нужно спрятать его на пару часов. С этим справится и магия, но для уверенности не помешает скрытное местечко."
>> №118  
>>116
>>117
Отбежав некоторое расстояние от рушащегося здания, Ферг остановился. Собственно, теперь делать в этом городе было ему нечего, однако назрела другая, весьма сложная проблема. Учитывая сложившуюся ситуацию, его видели, и могли теперь опознать. Следовательно, бежать нужно не только из города, но и из страны тоже. Особенно, учитывая ту странную эльфийку, которая сказала о том, что его нужно убить. А еще те слова об архимаге. Все было крайне непонятно и очень сложно. Но цель у Ферга была - найти ту женщину, и выяснить у нее, что же она такого в нем разглядела.

Однако сейчас это подождет. Нужно переждать некоторое время, чтобы пожар утих. Свидетелей было всего двое. Один косвенный, а другой. Другой вполне мог сейчас быть мертвым. Но бросать все на произвол судьбы было опасно. Поэтому нужно будет постараться найти того парня. Или его труп. Но не сейчас. Битва вымотала Ферга, и он направился искать место, где можно передохнуть.
>> №119  
>>117
>>118
Тем временем, Этерил наконец-то нашёл подходящее местечко для своего подопечного. А именно - мусорный ящик, который явно давно не использовался по назначению. Конечно, его запах был незабываем, но астральной сущности на это было глубоко наплевать. Перевернув его без особого напряжения руками мага, сейчас наполненными магией больше, чем кровью, он заставил Адриана, который не осознавал то, что происходит вокруг, залезть под ящик. Когда он уверился, что они в безопасности, он возвёл вокруг них купол Отрицания значительной силы. Посторонний, глянувший в переулок, ничего бы здесь не увидел. И более того, он мог свободно зайти сюда. И даже пройти сквозь того, кто скрылся. Иллюзия высшего качества, и немного изменения реальности низшего уровня. Надёжно скрывшись, он лёгким ментальным щелчком отключил разум Адриана, и принялся беззастенчиво рыться в его голове. "Так-так-так. Что у нас тут. Страх, боль и страдания? Убрать. Хотя... Немного оставить не помешает. Чем скорее он станет твёрже, тем лучше для меня. В определённый момент я начну действовать самостоятельно, и мне не будет нужен бессильный хлюпик под рукой. Нет. Я скую из него архимага. И это - первая ступень. Да, я сделаю воспоминания более бледными. Да, я придам ему налёт жестокости в эти моменты. Но позволить забыть? Ха. Такое слишком ценно, чтобы так разбрасываться. Итак... Вроде всё. Спи." Вернув разум Адриана, он тут же погрузил его в глубокий сон. И сам принялся думать, что же им делать дальше. Путь простой и долгий - отложен. Значит, нужен будет другой. Что ж, пока что проще всего будет попытка начать его второй раз и поступить в Столицу. Как жертве несчастного случая, ему могут сделать небольшую скидку. Хотя и без скидки он прекрасно сумеет стать студентом.
>> №120  
Девушка прищурила свои глаза, освещённые лучами закатного солнца. Ещё один день подошёл к концу. Все пациенты дожили до конца дня - кроме тех, кого доставили уже покойниками. Таких на её участке было трое - старуха, мальчик, упавший головой вниз с крыши дома и какой-то мужчина, начавший гнить заживо.
Плечи ощутимо побаливали - так было после каждого тяжёлого трудового дня.

После купания, которое было ежедневным и обязательным для любого лекаря, Хель посмотрела на обнажённую себя в зеркало. Большая грудь, не менее большая попа, крутые бёдра и осиная талия при милом лице были сущим наказанием для неё. Спокойно выпить в таверне почти не получалось, хозяин же её регулярно делал пошлые намёки, которые прокатывали с официантками, но на образованную Хельгу не производили никакого впечатления. Везло ещё, что в городе её знали и любили - каждый десятый когда-то был спасён ею от запущенных форм гриппа, пневмонии, воспаления лёгких, даже гангрену она могла остановить и обратить. Но работа была тяжкая и неблагодарная, тем более, что священник при церкви, где она служила, не пропускал её на более высокие должности и не хотел даже переводить её в другую церковь - очевидно, ему хотелось того же самого, что и трактирщику.

Придя домой, Хель засела за книгу по патологической анатомии - её она когда-то сдала на высшую оценку, но редко используемые знания стремительно ускользали из-за рабочей рутины.
>> №121  
Ну что же. Квест просран, куча трупов, теперь Ферга хотят убить маги. Все как я люблю!
А заодно ролл на развитие событий:
1 - на Ферга объявляют мощную облаву большими группами магов благодаря эльфийки
2 - на Ферга начинают охоту пара-тройка сильных магов, направленных архимагом
3 - на Ферга начинают охотиться родственники убитых в Академии
4 - все относительно спокойно
5 - инквизиция, которой доложили о маге, который вмешался в драку, начинает облаву на Ферга
6 - Ферга начинают искать на хуй все и сразу
7 - Случайная встреча: родители Ферга
8 - Случайная встреча: романтическая линия
[1d8] : 2=2
>> №122  
>>120
Устало помассировав веки, Хель переоделась ко сну и улеглась в кровать, после чего мгновенно заснула от усталости моральной и физической.
Следующий день начался с пришествия пророка и массовой резни из-за него и какого-то провокатора со стороны церкви.

Обрабатывая рану одного из инквизиторов, она то и дело вздыхала, сетуя в мыслях на то, что нынешнее руководство церкви правило с помощью твёрдой руки и страшных пыток.

Священник в который раз попытался отвести целительницу подальше от глаз, на хоры, но вновь встретил отказ - Хель, едва поняв, куда клонит её начальник, ударилась в работу во время законного перерыва. Очередной тяжёлый день дошёл только до середины.
>> №123  
>>73
Когда заварушка на площади подошла к концу Дист направился в глубь переулков в тихое место где можно найти хорошего учителя. Хотя тот воин и был не плох но лучше не связываться с инквизицией. Хоть у него и оставалась неприязнь к ним но и враждовать не хотелось.
Денег у него было совсем не много но этого вполне хватило на похлёбку непонятного происхождения и ночь. Что до наставника никто подходящий так и не встретился ему.
[1d100] : 93=93

капча
>> №124  
Тест.
>> №125  
>>124
Тест продйен успешно.
>> №126  
>>123
Ночь выдалась не из лучших. Мало того что спать пришлось чуть ли не в притоне. Так еще и чушь всякая снилась. Что-то про крыс. Не стоит, и вспоминать наверно. Не выспавшийся и помятый студент бывший студент вышел на второй день поиска наставника.
[1d100] : 57=57
>> №127  
>>118
>>119
Прошло с пару часов, как Ферг наконец-то вышел из своего убежища. Это был заброшенный подвал, в котором бегали крысы, размером с хорошего кота. Правда, ровно до появления там парня -- животные крайне часто шарахались от него.
Подвал был темным, сырым и грязным, хотя Фергу было все равно. Пару раз он бывал в таких местах, что не то что вспоминать, думать страшно.
Когда же он вышел из подвала, он направился к выходу из города. Лучше было как можно быстрее скрыться -- такие разрушения оставлять он не особо привык, и после того его скорее всего будут искать.
Стоило Фергу пройти пару метров по улице, как в воздухе возникли две фигуры, одетые в роскошные перламутровые мантии, расшитые золотой нитью, узоры на которых светились слабым синим свечением.
Фигуры как по команде подняли руки, и... ничего не произошло. По крайней мере, видимое глазу простого человека. Люди, которые же видели что-то кроме материальной части мира, видели, как потоки чистой энергии устремились в Ферга.

Роллы: попадание Ферга - попадание первого врага - попадание второго врага.

[1d100] : 70=70
[1d100] : 27=27
[1d100] : 68=68

[1d100] : 50=50
[1d100] : 10=10
[1d100] : 15=15

[1d100] : 66=66
[1d100] : 63=63
[1d100] : 49=49
>> №128  
Попадание Ферга - попадание второго врага
[1d100] : 81=81
[1d100] : 97=97

[1d100] : 6=6
[1d100] : 84=84

[1d100] : 41=41
[1d100] : 26=26
>> №129  
Попадание Ферга - попадание второго врага

[1d100] : 7=7
[1d100] : 30=30

[1d100] : 24=24
[1d100] : 62=62

[1d100] : 90=90
[1d100] : 69=69
>> №130  
Размеры разрушений, причененных битвой: 1 - минимальные, 100 - максимальные.

[1d100] : 96=96
>> №131  
Мужчина рыл окровавленными пальцами рыхлую землю. Куски торфа падали ему на лицо, заставляя его щурить глаза и ругаться сквозь сжатые губы. Не часто везет быть закопанным заживо. Ему повезло. Он с силой ударил головой об деревянные доски, что должны были стать его домом. Огрызки крышки гроба аккуратно лежали по бокам узника. Никто не видел, как мужчина в ярости колотил по дереву и кричал никому неизвестные имена. Но постепенно он успокоился. Его разум захватила эта методичная работа. Зачерпнуть землю. Вывалить на грудь. Протолкнуть к ногам. Попытаться утрамбовать. Снова и снова. Снова и снова. Снова, блять, и снова. Мужчина ударил кулаком землю. Никто кроме него не слышал наполненный отчаяньем крик.
[1d100] : 41=41
>> №132  
[1d100] : 8=8
>> №133  
>>130
Ну заебись у меня аутист блядь
>> №134  
>>131
Кулак обожгло болью. Сжатые губы прошипели какое-то ругательство. Глубокий вдох. Выдох. Мужчина резким движением вправил выбитый палец. Пульсирующая боль. Очередной удар головой об ни в чем не повинные доски. Мужчина в молчании откинулся и принял ту позу, в которой он очнулся. Позу мертвеца. Что ему остается? Пятерка пальцев снова сжалась в кулак и устремилась в ненавистный мужчине грунт.
[1d100] : 26=26
>> №135  
>>134
Сломанные пальцы. Мужчина кричал от боли. От ярости. От отчаяния. Ему не нужно было ни от кого скрывать свои чувства. Сейчас он мог быть тем, кто он есть на самом деле. Слезы скатились по его щекам. Не смотреть на торчащие кости. Крик громче прежнего. Ненависть. Бессмысленный удар в грунт.
>> №136  
[1d100] : 26=26
>> №137  
>>135
Сейчас он на самом деле мог сказать, что ненавидел эту землю. Больше матери. Больше тех ублюдков, что закопали его. Настоящая, искренняя ненависть. В могиле раздался отчаянный плач. Из его глаз ручьем текли слезы. Он прижал к груди изуродованную руку и принялся ее убаюкивать, словно это могло унять боль. Мужчина попытался вспомнить, когда он в последний раз плакал, но не смог. У него была бурная жизнь, а мужчинам не принято лить слезы. Он разревелся пуще прежнего.
>> №138  
>>137>>136>>135>>134
Я никому не хочу мешать, но чет это вроде бы успех, или ты роллишь из ста? Еще раз мои извинениях
>> №139  
>>138
Из ста.
>> №140  
>>137
Но ведь если ты находишься здесь и сейчас, то может быть тебе просто суждено пройти через возникшие трудности? Мужчина сквозь слезы улыбнулся своим мыслям. Когда это сказал старый монах, он оттолкнул его и облил пивом. Монах лишь поклонился и принес извинения за то, что оскорбил кого-то своими словами. А теперь он под землей. С изувеченной рукой и красным от слез лицом. От былой истерики остались лишь жалкие всхлипы. Мужчина нежно погладил левую руку, на месте кисти которой было кровавое месиво, и не менее нежно прикоснулся к земле.
- Прости меня. - Прошептал он.
>> №141  
>>101
Рано утром солнце взошло на небосвод и своими лучами ударило по глазам юной девушки, пережившей предыдущим днем задержание инквизицией и удивительное спасение, правда она об этом не знала. Элиза протерла глаза, потянулась и оглянула помещение в котором оказалась. Первое, что она заметила это то, что спальня очень отличалась от той, в которой она спала обычно. Вторым, что девушка приметила оказался мужчина, спящий на полу. Элиза удивилась, но решила, что если бы человек был ей опасен, то вряд ли он оставил бы её на кровати, да еще и сам завалился бы спать. Она аккуратно толкнула человека в плечо.
>> №142  
>>109
Дойдя до дома, Айзек распахнул дверь старой, покосившейся хижины. В голове его замелькали картины прошлого.

Он вернулся домой точно так же пятьдесят лет назад. Хижина была такой же покинутой, но не настолько покосившейся.

Сто лет назад его встретила двадцатилетняя дочь и сорокалетняя жена. Он тогда впервые увидел своего ребёнка, и она не сразу поняла, что вернулся не кто-то там, а её отец, такой же молодой, как и при её зачатии. Тогда они долго пировали за возвращение его - ведь жена его понимала, что служит он не кому-либо, а самому Ему. За пять лет поднял он хозяйство, ибо неумеренна была его сила, и потянулись к ним многие люди. Через ещё десять лет Он вновь призвал его на службу, дабы победить Змея. И тогда он пропал в горах, от дома далёких, на долгие 36 лет. Когда вернулся он, то не нашёл ни жены своей, не дочери - только могилы их на старом кладбище. Горько плакал тогда Исаак, но слова против не сказал - такова была его вера в Него.

И теперь он вернулся вновь, дабы понять, что ему делать, когда Он отпустил его со службы своей. Увы, пока придумать он не смог ничего, что не привело бы к насилию, которого он не желал.
>> №143  
>>141
Кельтеру удалось неплохо вздремнуть и набраться сил, даром что заснул он не в самом удобном положении. Легкий толчок в плечо заставил его поморщиться и медленно открыть глаза, внимательно осматривая девушку и тут же вспоминая, каким собственно образом она оказалась у него дома. Ведьма? Еретичка? Кто ее знает, да и неважно, ведь он и сам-то не подарок. Зато он хорошо знал, что лишил заплечных дел мастеров толики кровавого и садистского веселья, и это было главное. Медленно встав, слегка покачнувшись от толком незаживших ран, он хрипло откашлялся и заговорил первым.

— Вчера тебя тащили на допрос святые отцы. Я оказался рядом. Мне все равно, кто ты и зачем тебя схватили, но тут ты в безопасности. Зови меня Кельтер.
>> №144  
>>143
Когда мужчина начал подниматься девушка немного отпрянула и присела у кровати, только когда он встал во весь рост она поднялась и рассмотрела своего спасителя внимательно. На нем были раны от мечей. Услышав про то, что вчера произошло после того, как она решила сходить на площадь, Элиза знатно удивилась. Вопросов в её голове стало еще больше. Своим тонким голосом она решила их озвучить.

-Святые отцы? Инквизиция? Но... Зачем им я?
>> №145  
>>140
[10d100]
>> №146  
>>145
Окей.
[1d100] : 4=4
>> №147  
[40d100]
>> №148  
[1d200] : 186=186
>> №149  
[1d1000] : 414=414
>> №150  
>>144
— Незаконная ворожба, уклонение от уплаты десятины Церкви, просто и банально понравилась, либо же не понравилась кому-то из Инквизиции. Им особых причин не надо.

Боевой маг грустно улыбнулся сидящей девушке, поправляя очки и прислоняясь к стене.

— В ближайшее время тебя нельзя выходить на улицу, не то снова схватят. И, наказание будет однозначно суровым и жестоким. Уж извини, что втянул в это, но и отдать тебя на растерзание этим скотам я не мог. А здесь они тебя не найдут.
>> №151  
>>146
[1d1000] : 906=906
>> №152  
>>150
-Что вы?! Что вы?! Я не ворую и все исправно плачу! Я всего лишь торговка книгами!

Элиза осеклась. Мужчина, представившийся Кельтером ничего плохого не сделал и даже наоборот спас. Она легко поклонилась и сделала вдох.

-Извините. Элиза. Большое спасибо за спасение. Чем я могу вас отблагодарить?
>> №153  
>>152
— И все же за тобой пришло четверо мордоворотов из Инквизиции. Значит, зачем-то ты им была нужна, вот и думай. Да, вот еще что — не вздумай тут колдовать, если ты сведуща в ворожбе. Сотворишь заклинание и плакала наша маскировка.

Оценивающе оглядев девушку внимательным и оценивающим взглядом, Кельтер продолжил.

— Насчет благодарности не переживай. Я делаю то, что хочу, и как хочу. Раз спас — значит, мне так того захотелось.
>> №154  
Обычным людям очень сильно повезло, что они не могли увидеть то, что происходит в магическом плане. Вообще, сам по себе магический план был вещью заурядной, так как являлся почти полным отражением обычной реальности, только там не было цветов – все немагическое там было иссиня-чёрным. Однако, когда на магическом плане в дело вступала та энергия, которую люди и прочие высшие разумные существа привыкли звать маной или арканой, он приобретал яркие, перенасыщенные цвета, а сами заклятья переливались удивительными, а порой и чудовищными формами. Тоже касалось и мест скопления магии – то есть тех, где, когда происходили великие заклятья и ритуалы, или же природные источники и проломы в более глубокие планы магии – элементальные, первоосновные и прочие. Там этот мир мог свести с ума неподготовленного человека своими сюрреалистичными картинами, которые абсолютно не согласовывались с реальным миром. Магические существа там приобретали свои истинные лики, полностью раскрывая свою природу. Причем природа существ была абсолютно неважна – огненные элементали, големы и демоны, все абсолютно одинаково изменялись, отражая свою натуру. Среди магов даже бытовала игра, больше похожая на самоубийство – взглянуть на истинный облик суккуба и остаться в своем рассудке.
Впрочем, такие игры были редкость, так как маги, которые интересовались внешним видом магического плана были достаточно большой редкостью – большинство интересовала природа магии и то, как ей управлять, а нее ее внешний вид. Впрочем, научится видеть на этом плане мог почти любой маг высокого ранга, и это было делом максимум пары дней. Ферг тоже в свое время научился этому, не из каких-то странных побуждений, а от природного любопытства. Это не раз спасало ему жизнь, так как сильные маги порой применяли настолько сильные заклятья, что они банально не оставляли внешнего следа в реальном мире, и для того, чтобы увидеть их, нужен был этот, абсолютно другой, взгляд на вещи.
Сейчас это умение если не спасло ему жизнь, то по крайней мере дало возможность понять, с кем он имеет дело. Его враги были очень и очень высокого уровня. Видимо архимаг и та обворожительная эльфийка решили всерьез взяться за парня. Хотя после событий в академии это было не удивительно. А ведь ему всего-то была нужна одна паршивая книга.
Раздумывать Фергу над тщетностью бытия было не с руки. Он прекрасно видел, что лучи, которые рванули к нему от магов, не просто были наполнены энергией. Они ей сверкали ярким белым светом, которые не грел, как солнечный свет в летний день, а ослеплял, обжигал, сковывал и сводил с ума. Правда, парню было не привыкать видеть такое. Как-то раз он забрел в место, в котором такая энергия вихрилась в гигантском количестве, причем абсолютно безопасная для реального мира. Та ее природная форма была лишь отражением ее природы, но стоило придать ей какую-либо форму, она сразу изменяла свои свойства, становясь опаснее почти всего остального.
И первый луч этой энергии ударил парню в дыру в рубашке, разорванную ледяным заклятьем. Ферг даже успел на секунду заметить, как удивленно округлились глаза мага, который применил это заклятье – ведь оно не причинило абсолютно никакого вреда цели, а просто проникло в его тело, уходя вглубь него, и начиная танцевать в безумном вихре внутри тела Ферга. Естественно, это прекрасно видела вся троица, так как глаза обоих магов были подернуты голубоватой пеленой, выдающей наложенное на них заклятье виденья планов. Это значило только одно – они подготовились к битве не на жизнь, а на смерть.
Однако первый луч искрящейся энергии не успел даже принять определенную форму внутри Ферга, как его ударил второй. Можно сказать, что это было похоже на тот удар, который парень перенес пару часов назад от заклятий воздуха, но только усиленный в сотни тысяч раз. Его легкие чуть не лопнули, в голове застучала кровь, а его тело, подхваченное энергией словно невесомая пушинка стальной балкой, врезалось в ближайшее здание, протаскивая парня через каменные перегородки, и, как казалось Фергу, вырывая все его внутренности наружу, перемешивая, и запихивая их обратно в хаотичном порядке. Так продолжалось несколько секунд, пока тело, абсолютно переломанное не выкинуло в стену еще одного здания.
Одно мгновение, и перед телом, которое больше походило на изломанную куклу, появились две фигуры, все такие же молчаливые, и смерили Ферга презрительным взглядом. Один из магов подал голос:
- Джор, и это все? Нам сказали, что нам нужно будет уничтожить потенциального архимага, а этот… Этот всего лишь обычный парень. Даже жалко его, несмотря на то, что случилось в академии.
Второй маг покачал головой, и прикрыл глаза, осуждающе ответил своему напарнику:
- Ты посмотри, что стало с моим заклятьем, Гал. Оно бродит внутри него, оно живет, и он сам жив. Поэтому лучше добить его, пока он… вернее оно не атаковало нас. Мы не знаем, что это такое, и на что оно способно. А еще вдобавок ни капли крови вокруг, ты просто посмотри. Он сейчас должен был быть больше похож на спекшийся фарш, нежели на это…
Неизвестно, что хотел еще сказать маг, но вдруг оба отпряли от переломанного тела, инстинктивно прикрывая руками глаза – ведь на магическом плане заклятье ускорило свой танец, вместо с магической энергией, которая была в теле парня, начиная ярко светится и метаться из одной конечности в другую, выправляя ее и придавая телу нормальную форму. Маги же все это прекрасно видели даже через свои руки, которыми они пытались закрыть свои настоящие глаза – заклятье наложенное на их глаза просто на просто не давало им закрыться.
- Добиваем его! – крикнул один, но было поздно – одна из рук Ферга выпрямилась в сторону Джора. Тот с суеверным ужасом, который никогда не был присущ магам, смотрел на то, как на кончиках пальцев парня собирались крохотные молнии, медленно начиная из простых электрических шаров растягиваться в линии, удлиняться, переплетаясь и превращаясь в тонкий, но смертоносный хлыст из молний. Заряд пульсировал и бился из стороны в сторону. Как живое создание, все удлиняясь и удлиняясь, и неотвратимо направляясь к лицу магу. Создание, которое сейчас должно было быть абсолютно мертво, атаковало, и атаковало профессиональным заклятьем, которое эти маги прекрасно знали. Молнии действительно были живыми, хлыст был продолжением сознания мага.
В ту же секунду воздух рассек громкий свист, и молнии, закончив свиваться в одно целое, ринулись к Джору. Маг попытался увернуться, но разряды сменили свою траекторию после того, как прошли мимо него, и ударили по его телу, одновременно обвивая его и начиная пульсировать все сильнее. Однако грандмастер быстро взял себя в руки – его мантия была соткана как раз против такой сильной магии, и она выдержит заклятье еще пару секунд без какого-либо ущерба. Энергии, которую они копили на копья, у них больше не было, и теперь им пришлось сражаться по старинке, несмотря на то, что их заклятья все равно будут невероятно сильны. Джор вздернул руку вверх, растопырив пальцы в разные стороны, и сжал кулак.
На секунду ему показалось что вокруг стало оглушительно тихо. Собственно, так и было, ведь воздуха вокруг не осталось – он ринулся в разные стороны, с силой собирая в себя все то, что было рядом. Обломки разрушенного здания, куски еще нескольких, деревья, земля – все это резко поднялось в воздух, а потом звук вернулся, вместе с оглушительным грохотом – все, что воздух собрал, он теперь сдавил прямиком над телом Ферга. Маг резко провел рукой сверху вниз, и глыба из домов, земли, деревьев, и, кажется, людей, рухнула на свою цель. Хлыст молний тут же распался, но знаки на мантии Джора и золотая нить погасли, став абсолютно черными.
Впрочем, Гал не отставал. Земля вокруг глыбы начала трескаться, расходясь в стороны, и через мгновенье на поверхность начали вздыматься столбы огня. Гал, который стоял широко расставив ноги и прикусив нижнюю губу от напряжения, словно дирижёр управлял потоками раскаленной магмы, которое вздымалось вверх и скапливалась над импровизированной гробницей. Одно лишнее движение – и магма выйдет из-под контроля, так как управлять этой жидкостью было почти также сложно, как чистой энергией.
Когда ее накопилось достаточно, и Гал был готов обрушить ее, похоронив наконец-то Ферга навсегда, раздался громкий треск. Куски импровизированной глыбы разлетелись во все стороны, и грандмастер увернулся от одного из осколков, дернув руками. Магма в этот же миг разлетелась в разные стороны, обжигая и поджигая все, с чем соприкасалась. Там же, куда она должна была обрушится, стояла фигура парня, окруженная слабо подрагивающим воздухом. Руки и ноги у него были на месте, а воздух вокруг вибрировал настолько быстро, что казалось, что если прикоснуться к нему – то ты встретишь сопротивление каменной стены.
Ферг поднял глаза на Джора. Впервые за долгие дни его губы коснулась улыбка. Он действительно сейчас понимал, что значит улыбаться от злости. Воздух вокруг него остановился, прекратив вибрации, и в следующую секунду воздушная волна направилась в сторону Джора. Тот поднял руки, быстро наводя защитные заклятья, и воздух наполнился громким звоном – гигантская воздушная масса врезалась в поставленный щит. Глаза Ферга прекрасно видели, как выглядел этот щит на магическом плане – гигантская черная стена, сплетенная, как казалось, из самой стены. Он также прекрасно видел, как гигантское количество сотканных из воздуха быков мчались в этот щит на невероятной скорости, но при этом не сдвигаясь с места. Так продолжалось короткое мгновенье, в которое сотни мускулистых ног взбивали воздух, и сотни рогов упирались в щит. А в следующую секунду он треснул, сначала в одном месте, потом в другом, и вот уже ничего не защищало Джора от безумной силы воздушных быков. Или, по крайней мере, так казалось Фергу. Но когда стадо врезалось в мага, они начали один за одним исчезать в красных вспышках, а на грандмастере начала тлеть его мантия. Когда испарился последний бык, маг остался абсолютно обнажен. Однако это его нисколько не смущало. В его глазах не было страха, только стальная уверенность.
>> №155  
Прошла секунда, как он коротко кивнул куда-то за спину Ферга. Если бы у того было время обернуться, то он понял, что второй грандмастер в это время стоял у него за спиной, и они оба готовили заклятье. Двойной удар, учитывая, что в парне все еще жила энергия первого заклятья, он бы банально не вынес. Единственное, что оставалось – это бежать. Но маги явно были готовы. Джор резко отвел руки вправо, и Ферг готов был поклясться, что Гал сделал тоже самое. Они отрезали пути отступления, а парень уже догадывался, чем его сейчас ударят. Оставалось только небо, освещенное слабым утренним солнцем. Маг еще раз воззвал к той магии воздуха, что только что уничтожила щит Джора, но на этот раз он направил их из-под себя в небо. Сильнейший удар в ноги, а через секунду в спину – и воздушные звери несли его вверх. Было больно, дышать было нечем, но Ферг прекрасно знал, что сейчас происходит на земле.
Оба мага дочитали заклятья и начали сводить руки на встречу друг к другу. В первое мгновенье можно было увидеть, как из рук одного вырвался луч слепящего, яркого света, а из рук другого – луч абсолютнейшей, непроглядной темноты. Когда же их руки начали движения, лучи не просто начали двигаться. Они начали расширяться, вслед за тем, как маги смещали свои руки. Еще через мгновенье два полукруга – один черный, а другой белый, дошли до той точки, где секунду назад был Ферг. Раздался звук, похожий на звук лопнувшего стекла. Волна от места, где заклятья встретились, разошлась в стороны, просто уничтожая все и всех вокруг – кроме самих заклинателей. В этот же миг Ферг развеял стадо, и начал падать вниз, пытаясь попасть в безопасную зону вокруг Джора – так как он должен был защитить пространство вокруг себя, чтобы не попасть под удар заклятья.
Но Ферг падал не просто так. Когда он уже был почти у земли, воздух резко стал более упругим, а из земли, прямо под ногами Джора выбился гигантский корень, который по задумке, должен был подхватить падающего мага и не дать ему разбиться – ведь на заклятье левитации банально не было времени. Впрочем, все вышло куда успешнее, чем хотел Ферг – когда корень резко дернулся к небесам, он пронзил Джора от копчика, и вышел прямехонько из его рта, постепенно увеличиваясь и разрывая грандмастера на мелкие куски.
Корень, весь в крови и остатках Джора мягко подхватил Ферга и тот проскользил по нему к земле, разрушенной двойным заклятьем великих мастеров магии. Земля была одновременно обугленной и разрыхленной, а все вокруг превратилось в руины. Всякий, кто попал в зону действия заклятья сейчас был абсолютно точно мертв. Среди сотен мертвецов было только двое живых, и сейчас они стояли, разделенные двадцатью метрами. Ферг не ждал, что ему дадут хоть какую-то передышку, и поэтому, как только его ноги коснулись земли, он ринулся в сторону, следя за своим врагом глазами. Тот поступил точно также – не один из них не хотел мертвецом. Однако оба жаждали смерти другого. Это читалось что в обычно равнодушных глазах Ферга, что в залитых неподдельной ненавистью глазах Гала. Оба искали подходящие заклятья, для того чтобы уничтожить врага одним ударом. И оба нашли подходящее одновременно.
Ферг резко остановился, приседая, и касаясь руками обугленной земли. Сейчас она была пропитана тьмой настолько, что на магическом плане его руки просто утопали в черной жиже. Именно ее он и схватил, стягивая и изменяя. Тьма очень легко поддалась, ведь в этом виде в ней не было зла – только сила. Но тьма ассоциировалась с другой силой, которую люди всегда боялись. И имели о ней весьма посредственные представления, но эта вера, подпитанная тысячелетиями страха, сейчас была на руку Фергу. Чернота стеклась к его рукам, и он поднял ее. С каждым мгновеньем, как его руки удалялись от земли, за его спиной вырастала огромное, уже не черное, а черно-зеленное лезвие гигантской косы, которая у людей издревле ассоциировалась со смертью. Катализатором тому, что это заклятье было так легко сотворить послужили сотни, если не тысячи трупов, которые окружали сейчас магов.
Гал в это время просто стоял, раскинув руки. Вокруг него собиралось облако пара, а все вокруг было покрыто инеем и льдом. Он отнимал у природы вокруг него все возможное тепло, понижая температуру настолько, насколько это было возможно. Как только холод достиг критической точки, он собрал его и направил в сторону Ферга. А гигантское лезвие косы, сотканное из тьмы, смерти и ужаса, обрушилось на него сверху.
На секунду маги пропали из виду друг друга, и казалось, что оба праздновали победу. Но когда пыль от их ударов рассеялась, стало видно, что лезвие косы ударило в паре сантиметров от Гала, оставив в земле глубокую борозду, а луч холода пронесся совершенно не в то место, где сейчас был Ферг, сея разрушения и смерть там, куда не дотянулись предыдущие заклятья.
Мгновенье пустого торжества и радости кончились также, как и передышка, и маги вновь рванули с мест. Только на этот раз они синхронно побежали друг к другу. Промазать очередной раз для них было непозволительно – как говорилось в хорошей пословице, если в дуэли не попадаешь ты, попадают в тебя. Обе руки Гала налились странным глухим фиолетовым светом, а на кончиках пальцев Ферга вновь заплясали синие заряды. Когда им до столкновения оставалось пару метров, оба выбросили руки вперед, освобождаю магию. Из рук грандмастера сорвалась гигантская туча фиолетовых воронов, каждый из которых пульсировал и менялся каждую секунду, однако у всех были неизменно бритвенно острые крылья, а Ферг выпустил сильнейшую молнию, которая прочертила дыру в птицах, но они вновь сомкнулись, и тучей обрушились на мага.
И опять все затихло. Грандмастер стоял, и на его мантии медленно тухли магические символы, и он тяжело дышал. Он давно использовал это заклятье, и знал, как оно действует. Вороны не просто разорвут плоть врага, они извратят его раны и кровь, и заставят его превратится во что-то омерзительное и беспомощное. Но когда туча из птиц рассеялась, все что изменилось – это то что Ферг теперь был без одежды. Если одеждой не считать пару лоскутов ткани, оставшихся на его теле. Гал был ошарашен. Не единой царапины. Не единой капли крови.
А парень между тем медленно поднялся на ноги. Грандмастер был на грани безумия от всего происходящего – он еще не разу не сталкивался с таким существом, которое пережило бы столько попаданий таких мощных заклятий и не превратилось в пепел. Однако парень все также стоял, как после попадания энергетического копья. Маг был в бешенстве и панике, он просто не знал, что делать. Но когда Ферг поднял руки, для того чтобы прочитать еще одно заклятье, Гал нашел решение. Два слова, и рукава его мантии пропитались его кровью. Она начала литься с рук мага, и не останавливалась, даже когда крови вытекло уже больше, чем могло вместить любое человеческое тело. Потоки крови хлынули к своей цели как гигантские красные змеи, раздирая землю на своем пути. Ферг же просто стоял с опущенной головой и читал заклятье. Одно из тех заклятий, которые высасывали жизнь из всего вокруг, кроме заклинателя, превращая это в пылающее поле энергии, придающей плоти новую форму жизни.
Но заклятье не нашло своей цели. Вокруг них на гигантском расстоянии уже не было никого живого, кроме Ферга и Гала, который сейчас превратился уже во что-то совсем далекое от понятия живой. Заклятье должно было стереть грандмастера в порошок, но оно просто не нашло, откуда взять силы. И в тот момент, как Ферг это понял, в его тело врезались потоки крови.
Если до этого большая часть боли обходила разум парня стороной, на этот раз она пришла во всей своей полноте. Кровь подхватила его и начала сдавливать, ломая и сжимая. Но боль была не от этого. Боль была частью магии. Очень мало магии нацеливается именно на это – на причинение боли. В большинстве случаев она лишь пост-эффект от заклятья – трудно не испытывать боль, когда у тебя, например, оторвало конечность. Однако в этот раз все было совершенно по-другому. Боль проникала всюду, заполоняя собой все. Фергу казалось что он вот-вот сойдет с ума, но боль исчезла, и его тело шлепнулось на землю безвольным куском плоти.
>> №156  
Гал смеялся. Смеялся как безумный, заливаясь невероятно радостным, почти маниакальным смехом. Он почти чувствовал, что победил всей своей сущностью. Это было настолько классное чувство, что у него в паху образовалось мокрое пятно. Но враг был еще жив. А Гал помнил, что случилось в прошлый раз. Он медленно подошел к телу Ферга, и пнул его ногой, но тот даже не пошевелился.
- Выжидаешь чтобы я отвлекся, а ты меня ударил, да? – с издевкой в голосе произнес грандмастер, и оказался прав – с кончиков пальцев Ферга сорвалась синяя молния, только в несколько раз слабее, чем та, которой он душил Джора. Но Гал просто отмахнулся от нее, и она ушла в небо. А затем он начал пасы руками, чертя над Фергом в воздухе один знак за другим.
- Ты знаешь, что такое проклятье Мориуса? Нет, откуда тебе знать, ты же не учился у моего учителя. Это весьма веселое заклятье, да еще и выглядит оно просто шикарно. Знаешь, как? Из ниоткуда появляется гигантский меч, который пронзает тебя, и приковывает к тому месту, где ты был навсегда, делая не живым и не мертвым. Но ты будешь все чувствовать и понимать. Чудесное заклятье, правда? Вот сейчас и узнаешь.
Последний пас рукой, и над в нескольких десятках метрах над телом Ферга разверзся странный портал, как будто из совершенно другого мира. В следующее мгновенье из него вниз ринулся гигантский меч, который загорелся зеленым пламенем, и горел все сильнее и сильнее с каждой секундой.
Еще мгновенье – и он пронзил тело Ферга… И ушел в землю дальше. Глаза Гала на этот раз наполнились странным удивлением вперемешку с любопытством. Никакого следа страха там не было, только чистый интерес. А вот глаза Ферга, которые через секунду поднялись на грандмастера, горели злостью.
- Я и так не жив и не мертв.
Парень, который все это время лежал без движения, наконец-то накопил достаточно сил. Одним рывком поднявшись на ноги, он резко отпрыгнул от грандмастера, и сцепил руки в замок. Гал, который совершенно не ожидал такого поворота событий, замер на месте, лихорадочно перебирая в уме заклятья, которые у него остались в запасе. Ответ к нему пришел достаточно быстро, причем ему подсказал его враг. Грандмастер развел руки в стороны, и резко свел, для того чтобы развести их обратно. Когда ладони удалялись друг от друга, между ними одна за одной появлялись молнии, как будто застывшие в воздухе. Как только руки вернулись в исходную позицию, сотни мелких молний удлинились в сторону Ферга. А тот в тот момент расцепил пальцы, и в Гала полетел темный сгусток, пульсирующий и, как могло показаться, живой.
Треск сгорающей одежды и запах озона смешались в одну какофонию, в которой противники уже давно не были людьми, а только врагами. Все, что сейчас у них осталось – это необходимость смерти другого. И их заклятья нашли свои цели. Только в очередной раз ничего. Грандмастер лишился одежды, которая спасла его от шара с энергией, порожденной хаосом, а тело Ферга в очередной раз протащило по земле. Но на нем не осталось не одной отметины. В очередной раз парень поднялся на ноги, и картина сейчас была просто невероятно сюрреалистической. Две голые фигуры стояли напротив друг друга, а земля вокруг них была оплавлена, заморожена, сожжена, разорвана, изничтожена. А что творилось в магическом плане на месте боя – просто ужас. Гигантское количество различной энергии, которая клубилась, вздымалась и смешивалась сама с собой.
Сюрреалистичной картине безумия добавил Гал, который рассмеялся. На этот раз в голосе не было веселья, только чистое сумасшествие. Его можно было понять. Последняя тростиночка в надежде остаться в живых в виде его мантии была порвана, и теперь единственное, что оставалось – это забрать врага с собой.
- Ты, сука, живучий урод. Но этого ты не переживешь. И я тоже. Но плевать. Я труп. Ты труп. Все в этом городе будут трупами сегодня!
Он свел руки у себя на груди, смеясь все громче и громче. Из его груди начало исходить сильное свечение, которое постепенно скапливалось между его ладоней, приобретая форму шара.
- Ты знаешь, что такое душа? Душа это невероятная сила, и немногие могут ее контролировать. Но вот выпустить ее – запросто. А ты знаешь, что такое душа без тела? Это звезда, кусок собачьего дерьма! Настоящая звезда! Все те звезды, что ты видишь – это души умерших богов. У людей она меньше, но не холоднее. Ты сгоришь, урод. Ты сгоришь!
Ферг просто стоял и смотрел, как душа грандмастера переткала в его руки, превращаясь в крохотную звезду в его руках. Он слышал про подобное заклятье. Если бы перед ним был не человек, а создание высшего уровня, то его душа бы просто уничтожила все вокруг. Но, к счастью, душа этого мага взорвется раньше, чем станет настоящей звездой. Но она все равно уничтожит почти весь город, включая Ферга. Благо, что-то подобное он ожидал.
- Не в этот раз, маг.
Парень прикоснулся к своей груди, и в его руку медленно начала перетекать та чистая сверкающая энергия, которая все это время была в нем. За бой она успела замедлится и перестать танцевать, и сейчас ее было видно даже в реальном мире. Гал смеялся безумным смехом, ничего не замечая и уже не понимая – у него выгорели глаза и уши, но его смех был уже давным-давно магически, и поэтому все еще слышался. Ферг сосредоточил энергию в одно тонкое копье, и просто отпустил его в мага, целясь так, чтобы того отнесло от города как можно дальше. Копье сорвалось, и понесло сменяющегося грандмастера прочь от города. А еще через пару мгновений город на пару секунд озарил свет сразу двух солнц.
>> №157  
>>153
-Я только в лечении сведуща. Немного. Вас, кстати, не мешало бы подлечить. Вон, рана кровоточит.

Девушка чуть покраснела и отступила, когда почувствовала на себе внимательный оценивающий взгляд.

-Эм... Спасибо. Вы мне очень помогли. В народе много слухов про ужасы инквизиции...
>> №158  
Маг отсыпался. Его тело было погружено в глубочайший целительный сон, который должен был излечить не только тело, но и разум. Наставник и повелитель, которым стал для него демон, временно покинул его, витая над городом. В нынешнем его обличии это было абсолютно безопасно, ибо аура демона, распылённая над городом, весьма удачно маскировалась под магический фон, чьё значительное усиление было естественным событием для происходящего. Он смотрел за боем, который устроила троица,сверху. И смеялся, наблюдая. Великие маги не смогли сразить одного юнца, даже применив силу своей души. "Я же знал, что они вырождаются. Манипуляции на энергетическом уровне, и не более. Хотя, пожалуй, вышло достойно. Весьма. Да и оппонент им вышел знатный. Интересно, кто он? Либо будущий великий энергопат, способный к операциям интуитивного уровня, либо отголосок какого-то очень сильного возмущения в астрале. Так или иначе, он интересен. Надо бы за ним проследить." Частица демонической ауры, которая окутывала город огромным облаком, отделилась от неё, пытаясь приклеиться к Фергу. "Никакого воздействия. Просто внимательное наблюдение. Понял?" - вещал он суррогату разума, созданному только что. Сгусток немного дёрнулся в знак согласия, и быстро полетел по направлению к выжившему, который в это время отводил взрыв от города. Демон же, вздохнув, втянулся огромным облаком чёрного, как первичная тьма, пара в спящего мага. Концентрация энергии на секунду невероятно подскочила, но тут же спряталась в живом теле. "Всё равно никто не заметит. Тот взрыв, пожалуй, был почище всей слабой магии этого мира. И неудивительно, сжечь свою эссенцию бытия решится не каждый."
>> №159  
>>122
>>156
>>157
— А, и правда, не заметил. Сейчас.
Кельтер как-то странно посмотрел на девушку, затем на свою рану в груди. Очевидно, вчера он ее плохо прижег, и утром она снова открылась от резкого движения. Не снимая перчатки, он медленно провел указательным пальцем по открытой ране. Раздалось тихое шипение, отвратительно завоняло горелым мясом, от раны пошел легкий дымок.

— Вот, теперь не кровоточит. А к лекарю я сейчас схожу. Сиди тут, и не высовывайся, если тебе жизнь дорога. Я постараюсь скоро вернуться. И помни — никакого колдовства. Я верю, что ты умная девочка, Элиза.

Пошатнувшись, он накинул на себя теплый плащ с капюшоном и вышел из дома, болезненно щурясь от яркого света, отражающегося от свежевыпавшего снега. Будучи сам магом, он ощущал странные возмущения в магических потоках — где-то неподалеку шла страшная битва между очень могущественными магами или же вовсе магическими сущностями. Ну ничего себе, прямо под носом у Инквизиции-то, с явным недоумением подумал Кельтер, бредя по знакомому маршруту, стараясь держаться подворотен да закоулков. Внезапно его скрутило так, что он оперся рукой на стену дома, тяжело дыша и силясь понять, откуда появился такой мощный всплеск энергии. Вспышка ослепила даже сквозь плотно закрытые веки.

Спустя несколько мгновений до него донесся глухой гул и рокот. Что-то ужасное произошло в городе, и явно магического характера. Вот теперь у инквизиторов добавится проблем, подумал Кельтер, отчаянно моргая и продолжая идти к лечебнице при церкви, где была одна, по слухам, очень талантливая и немногословная целительница. Это как раз было то, что ему нужно. В таком сумасшедшем переполохе его точно искать не будут, особенно прямо у себя под носом. Старая и проверенная тактика, тем более что все внимание Инквизиции на данный момент будет приковано к магическому происшествию. Подойдя к двери лечебницы, он громко и настойчиво постучал.

Ожидая, пока ему откроют дверь, Кельтер подумал, что его дому не помешает хозяйская рука. Сам он часто путешествовал и потому нужен кто-то, кто бы следил за домом в его отсутствие. Дом был достаточно просторен, хорошо обставлен и уютен, да вот только ухода ему недоставало, а Кельтер уборку терпеть не мог. Денег с последнего выполненного заказа ему надолго хватит, а там, глядишь, и что-нибудь еще более прибыльное подвернется. Так что следует предложить этой девушке работу у себя, благо, раны ей все равно придется лечить, только уже его. Отзывы о ней хорошие, практически исключавшие возможность тайной работы на Инквизицию. Да и потом, ничего недозволенного у него дома не было. По крайней мере — на виду.
>> №160  
>>159
Сперва раздался гул из под земли, затем - грохот, донёсшийся уже по воздуху. Все инквизиторы, что были на дежурстве, побежали к источнику этого звука. В палате застонали некоторые тяжелобольные - им выздоровление и так давалось нелегко.
В дверь лечебницы постучались. Измученная девушка открыла дверь и увидела перед собой высокого мужчину, который явно был потрёпан.

- Слушаю вас.
>> №161  
>>159
-Хорошо. Это... Может мне...

Девушка не закончила. Мужчина оделся и ушел. Она оглядела комнату еще раз, в ней был порядок, но большая её часть изрядно запылилась и загрязнилась. Элиза чихнула и приняла решение прибраться. Она вышла из комнаты, кое-как нашла кладовую, там, несколько раз чихнув, нашла ведро с тряпками, набрала в них воды и принялась за уборку. Начала она со спальни, где оказалась сначала, затем вторая спальня, коридоры, гостиная, кухня, купальня, библиотека, кабинет, столовая. Последней она убрала библиотеку, немного пугаясь пауков, она аккуратно протирала книги и полки. Вскоре в доме можно было свободно дышать, не боясь задохнуться, ну и вид был теперь вполне свежий, хотя блестящим от чистоты его назвать Элиза не могла. Она отнесла на место ведро, тряпки, приняла душ в купальне и отправилась в библиотеку, где удобно расположилась на кресле, читая незнакомый ей исторический роман.
>> №162  
>>160
>>161
Откинул капюшон, снял плащ и предельно вежливо улыбнулся, глядя на вышедшую к нему девушку.

— Здравствуйте, сестричка. Позовите врача, мне бы подлечиться бы неплохо, а то вчера получил пару ударов мечом. Не волнуйтесь, я рассчитаюсь. Даже вперед, если потребуется.

Кельтер явно принял девушку за одну из сестер при лечебнице. Из-за вспышки он видел совсем скверно, и это было хорошо видно, поскольку входя в палату он едва не вмазался лбом в дверной косяк. На груди сквозь прореху в куртке виднелась длинная рубленная рана, еще одна была на плече, рассеченный рукав открывал очередную рану на левом предплечье и пара достаточно глубоких порезов на правой щеке, уже покрытых коркой запекшейся крови. На поясе в изрядно забрызганных уже почерневшей кровью ножнах висел длинный меч. Словом, у него был вид человека, побывавшего в серьезном бою.
>> №163  
Стены мрачного кабинета с высоченными потолками были залиты тусклым красным светом. За массивным столом, сделанным из чистой плоти сильванов - духов древних лесов, стоял широченный камин, который прекрасно соответствовал размерам помещения, а по совместительству был единственным источником света здесь. Размеры этого так называемого кабинета поражали, ибо могли сравниться чуть ли не с малым императорским залом. Тор Андра, цитадель магии, стояла здесь уже многие тысячелетия, несмотря на все нападки святош. Величественная фигура за столом нервно барабанила длинными пальцами одной руки по столу, а другая её рука что-то писала в огромную книгу. Свет для письма давно не был нужен ему, ибо его зрение стало истинным навсегда, переполнившись магией. "Джор и Галлисиус задерживаются. Минул уже час с максимального расчётного времени, отведённого на операцию. Неужто они решили воспользоваться временной свободой от моего надзора, и заняться своими делами? Нехорошо. Когда вернутся, я снова отправлю их в Лоредан. Чтобы знали." В огромные двери, сделанные из цельного куска мифрила, раздался слабый, едва различимый стук. Он узнал его сразу. Такую манеру имела только Эннет, его давняя подруга. Забывать о тех, кто остался далеко внизу от него, архимаг не любил. А посему после известия о крушении Академии предложил ей работу здесь, на что последовало радостное согласие.
- Заходи. - твёрдым и сухим голосом сказал он, не отвлекаясь от письма.
- Господин архимаг, рапорт о результате операции готов. Разрешите докладывать? - сказала она, пройдя сквозь двери, открывшиеся по слову фигуры за столом.
- Докладывай. Но почему ты? Разве не хотят победители поделиться своим триумфом?
- В том и дело, господин архимаг. Никаких триумфаторов нет. Как и просто тех, кто был послан.
Архимаг отвлёкся от письма. Сложив руки на столе, он направил взгляд в эльфийку перед ним, отчего та невольно отступила на шаг назад.
- Что. Значит. Нет?
В его голосе прозвенел лязг металла, словно и не человек он был вовсе, а диковинная машина.
- Эм... То и значит, господин архимаг. Гибель Джора и Галлисиуса была подтверждена буквально пять минут назад. Их амулеты, горящие вечным огнём, угасли. А это может значить только одно.
- Да. Верно. Только одно. - эхом отозвался архимаг, глянув в окно. За ним вот уже несколько сотен лет высилась ненавистная ему светлая спираль с крестом на вершине, которая легко и свободно взмывала вверх, стремясь пронзить небеса. Тор Хелиа, крепость святых отцов. С точки зрения магов, было неслыханной дерзостью церковникам входить туда, где испокон веков были лишь маги и император. Однако они набрали достаточно власти для этого. А то и слишком много.
- Итак. Они мертвы, не так ли?
Вопрос был задан уже просто для того, чтобы смириться с произошедшим.
- Да. Совершенно верно. - ответила ему магистр, смотря в пол. Архимаг принялся отбивать ритм по столу, напряжённо размышляя. Эльфийка, пройдя сквозь зал, подошла к нему, и мягко положила ладонь на руку, которая нервно тряслась на обложке книги. Ухо Рейнара приятно тронуло лёгкое и тёплое дыхание.
- Не бойся, Рейн. Несмотря на всю его силу, было видно, что перспектива стать архимагом для этого феномена глубоко неинтересна. Нужно всего лишь поговорить. Вот и всё.
- Разговор? Думаешь? - сказал архимаг, взяв руку Эннет.
- Да. Вполне.
- Что ж, тогда... Альтер!
В зале появился слегка мигнувший силуэт грандмастера. Одетый в зелёные робы и с посохом, в котором непрестанно бурлила магия, то и дело выливаясь зелёной материей из кристалла, он встал перед ним.
- Что нужно, мистер? - спросил он, глянув на архимага, к которому прильнула эльфийка.
- Помнишь недавнюю цель поиска?
- Да, помню.
- Найди его снова. Но не пытайся уничтожить. Просто поговори, и не более. При попытке атаки с его стороны - вешай щит и уходи. Посмотрим, какие условия будут им выдвинуты.
Иронично поклонившись, грандмастер, бывший вторым после высшего, исчез в облаке зелёных искр.
- Вот и славно. Осталось лишь ждать результатов.
Архимаг смотрел в стену, погрузившись в себя и совершенно не обращая внимания на эльфийку, сосредоточенно перебирающую его волосы. "Если всё это закончится ничем, я и впрямь подумаю предположить, что Бог есть."
>> №164  
[1d100] : 14=14

[1d100] : 100=100
>> №165  
>>163
>>159
>>158
Когда вспышка угасла, Ферг осел на землю. Бой вымотал его гораздо сильнее, нежели он ожидал. С противником такого ранга он сталкивался только один раз, или даже не сталкивался вообще. Честно говоря, Ферг бы очень многое отдал за то, чтобы больше не сталкиваться с такими сильными врагами. Он смотрел на свои руки, и прекрасно помнил, что с ним сделало энергетическое копье. Конечно, смирение с тем фактом, что он не человек, к нему пришло уже давно, но каждое напоминание ранило ему сердце. Ну, или что-то, что у него там внутри было. Сколько он не пытался выяснить, все заканчивалась одинаково -- мечи резали одежду и проходили сквозь его плоть, но ни следа, ни боли от этого не было. Только какая-то горечь.
Погрузившись в свои раздумья, он так бы и просидел, абсолютно ничего не замечая, до тех пор, пока его не окрикнул грубые голос:
- Эй! Ты! Лицом в землю и держи руки так, чтобы я их видел!
Парень повернулся на голос и уставился отрешенным взглядом.
- Эй, Кен, остановись. Не видишь, что ли, что парень хоть и маг, но кажется немного того?
- Я не того. Что вам надо? - абсолютно безэмоциональным тоном вмешался в разговор Ферг.
- А ну разойдитесь - раздался басовитый голос из-за спины парня, и раздвинув рыцарей появилась высокая фигура, закованная с ног до головы в броню.
- Мальчонка, ты видел, что тут случилось? И почему ты голый сидишь здесь? Есть еще кто живой? Ты же маг, верно?
Ферг только молча помотал головой, так как, хоть он и мог дать ответ на все эти вопросы, сейчас на это у него не было сил.
- Эх, кажется он головой слегка того -- владелец басовитого голоса оглядел место боя и присвистнул -- и не удивительно, если он видел, что здесь такое было. Ну-ка, подъем, парень. Пойдешь с нами, мы тебя покормим, напоим и найдем что-то срам прикрыть.
- Уважаемые господа инквизиторы, прощу вашего прощения, но прежде чем вы попытаетесь забрать этого юношу, дайте мне поговорить с ним -- раздался слегка насмешливый голос за спиной Ферга. Тот повернул голову и посмотрел сверху вниз на внезапно появившуюся фигуру. Это был еще один маг, и сейчас он Фергу очень сильно напоминал тех, что на него напали. Парень, все также отрешенно, открыл рот и спросил:
- Вы пришли чтобы убить меня, как те двое? Может не надо?

Развитие событий: [1d100] : 98=98
>> №166  
>>140
Он закрыл глаза и уснул. Ему необходим был отдых, хоть тот и грозился стать вечным. Последнее время ему совсем не снилось снов, хотя тот охот был на выдумки и его сознание частенько норовило подсунуть красивую сказку или ужасный кошмар. В объятьях земли мужчина встретил свой последний сон.

Он едет в телеге. Под его нагим телом лежат шкуры животных, они же и скрывают его срамоту.
- Ты очнулся?
Мужчина открыл глаза. Его тут же ослепил солнечный свет. И никакой земли над головой. Я так хотел выбраться, что сделал это хотя бы подобным образом. Он попытался усмехнуться, но все тело отозвалось тупой болью. Вместо ответа он издал глухой стон.
- Очнулся, - констатировал мужской голос. - Ты была права, Ада.
Девушка в капюшоне промолчала и продолжила покачиваться в такт своей лошади.
Рыжий здоровяк, державший вожжи и почти ласково шлепавший длинным прутом двойку лошадей по крупу, таким образом отгоняя от кобыл мух, обернулся к лежавшему мужчине. Тот был немолод. Ему можно было дать лет сорок пять. Густая борода обрамляла его худое лицо. Да и сам он был довольно тощ. Левая рука представляла собой ужасное зрелище. К счастью, в данный момент она была обмотана бинтами, которые уже успели порядком пропитаться кровью мужчины. Здоровяк крепко сжал губы, когда в первый раз увидел это зрелище. По крайне ему было очевидно, что одна рука у мужчины теперь будет короче другой.
- Мы выкопали тебя. Теперь ты едешь с нами в Вызгрод. Там мы найдем тебе лекаря.

Странный сон.
>> №167  
>>165

Инквизиторы и паладины, услышав его слова, переглянулись, а затем перевели взгляд на мага в зеленых одеждах. В отличие от этого парня, они прекрасно знали, кто перед ними. И сейчас у не одного из них не хватило бы смелости открыть рот перед Альтером. Однако мальчишке было либо абсолютно плевать, либо он просто не знал, с кем разговаривает. Маг же, на секунду состроил недовольную гримасу, поднял палец и покачал им из стороны в сторону.
- Дорогой друг, я не враг тебе. То что сделали Джор и Гал было не по чьему-то указу свыше. Они напали на тебя из-за произошедшего в Академии. Тогда мы еще не знали, что же там случилось, и они приняли поспешное решение, что ты -- враг. И я вижу, что они за это поплатились...
На том моменте, когда маг упомянул имена тех, кто напала на Ферга, пара рыцарей испуганно перекрестилось, и вся толпа чуть ли не единогласно уставилась на Ферга.
- ...Так вот, я же здесь для того, чтобы передать тебе сожаления от всего совета магов, и лично от архимага -- все мы были огорчены недальновидностью грандмастеров и их опрометчивостью. Теперь то мы знаем, что ты не виновен в событиях в Академии, ты просто защищался. Как и сейчас. Но нам стало интересно, что же ты искал в стенах того училища? Тебя нет среди наших студентов, не смотря на потрясающий магический потенциал.
Ферг поднял голову, с пустым взглядом на мага.
- Мне нужен был "Эстилиум Ордас", трактат об созданиях элементов и чистой магии. Это все, что я хотел.
Если бы грандмастер был удивлен, то он не показал этого -- а только очень мягко улыбнулся, и спросил:
- Но этот фолиант есть в любом книжном магазине, так как в нем нет магических ритуалов, а только энциклопедическая информация. Ты не знал про это?
Ферг изумленно помотал головой из стороны в сторону.
Маг на пару секунд задумался, почти потеряв связь с реальностью. Когда же эта задумчивость -- или чтобы там это ни было -- прошла, он обратился к рыцарям.
- Господа инквизиторы, паладины, рыцари и служитель Бога. Все произошедшее здесь -- вина двух грандмастеров, которые в бессмысленной и неоправданной попытке уничтожить этого юношу чуть не стерли этот город. В качестве компенсации выжившим и всем жителям города, личные средства и имущества грандмастеров пойдут частично в казну вашего города -- а оттуда непосредственно к вам -- а оставшаяся часть перейдет в казну государства. Этот же юноша ни в чем невиновен, и с данного момента находится под защитой гильдии. Надеюсь, ваши вопросы исчерпаны? Больше ваше присутствие здесь не требуется -- займитесь выжившими и пострадавшими.
После этого, он обратился к Фергу:
- А ты, мой мальчик, не мог бы пройти со мной в мои апартаменты? Там мы тебя оденем, накормим, и заодно поговорим о том, как гильдия сможет загладить свою вину.
Ферг только отрешенно кивнул -- если бы его хотели убить, то уже напали. А, как известно, бьют -- беги, дают -- бери. Он поднялся на ноги и проследовал за магом в открывшейся портал.
>> №168  
Ах да, дальнейшее развитие событий: [1d100] : 66=66
>> №169  
Технический ролл на обнаружение защитой дома демонической частицы:
[1d100] : 17=17
В случае успеха -- она осталась незамеченной.
>> №170  
>>158
>>167
После того, как все события, происходившие в городе, наконец-то подошли к своему логическому завершению, и главный виновник всего, что происходило здесь, удалился вместе с правой рукой архимага, Этерил решил, что было бы неплохо всё-таки пробудить Адриана. В конце концов, ему нужно было не выдавать себя. Хотя, у него была уже стройная легенда по поводу того, как он выбрался из Академии. Очевидцев случившегося не осталось, а значит, можно было немного спекулировать событиями.
"Эй, вставай. Тебя ждут великие дела." Демон снова усмехнулся.
"Ч-что случилось... Я... Я помню... Нет, не надо!"
"Спокойно. Несмотря на всё, что произошло, ты всё ещё жив? Так вот. Запомни первое правило истинного архимага. Тебя не должны интересовать чужие жизни. Если ты будешь колебаться перед тем, как отправить сотню жертв на кровавый ритуал для того, чтобы устранить угрозу миру, мир может быть разрушен. А этого не желаем даже мы. Ясно?"
"Но..."
"Что "но"? Ты можешь что-то возразить? Да, люди умерли. Да, они умерли в мучениях. Ну и что? Ты можешь что-то сделать с этим? Нет? Тогда не ломай излишне свой разум. Более того, когда ты станешь великим, ты сможешь повелевать жизнью и смертью. Не допускать подобного. Понял меня? А теперь встань и иди. Твой путь ещё не начался. Но скоро ты вступишь на него."
Адриан, всё ещё нервно подрагивая, встал. На секунду он застыл на месте, будто не зная, что ему делать, но после в его глазах вспыхнул решительный огонь.
"Да. Я стану. Я не буду допускать смертей, которые будут излишни. Я проведу границу между жизнью и смертью."
"Чудно. Чудно. Что ж, иди домой. Твоя сестра тебя заждалась. Места себе не находит."
"Чёрт, Линая!" С этой мыслью он вскочил и быстрым шагом пошёл в направлении дома, не забыв перед этим очистить одежду от омерзительного запаха мусора небольшим заклинанием. Бытовая магия приносила много пользы, а почему он не поленился выучить небольшую брошюру с ней.
>> №171  
>>170
Нэймфикс.
>> №172  
>>170
К двери дома он прибежал быстро, и тут же вставил ключ в замочную скважину, открывая себе путь домой. У двери на небольшом кресле, стоявшем рядом с лестницей, плакала его сестра, уткнувшись лицом в ладони.
- Эй. Лина. Всё хорошо. Я здесь. - тихим голосом сказал он, подойдя к ней и тронув её за плечо. Та подняла глаза на него, и ненадолго закрыла их, словно не веря тому, что он и в самом деле стоял рядом с ней. Однако он не исчез, а продолжал оставаться рядом.
- Ты... жив? Но как? - удивлённо спросила она, встав с кресла.
- Невероятное везение. Кусок стены, который выпал прямо за моей спиной, позволил мне убежать в самом начале огненного ада.
Радостный вопль прорезал мрачную тишину дома. Она кинулась к нему на шею, повиснув на ней.
- Я... я так рада тому, что ты... не умер. - сказала она, смотря ему в глаза. Её большие глаза были всё ещё полны слёз, но сейчас это были уже слёзы счастья, а не безысходного горя, которому нет утешения.
- Меня так просто не убить. - усмехнулся он, нежно гладя её по голове.
>> №173  
Когда парень прошел вслед за магом через портал, он очутился в роскошной комнате, обставленной с явным роскошеством и любовью к магии. Ферг не сильно понимал, что такого в этих причудах, но ничего против их не имел. Тем более, что хозяином этого жилища был весьма сильный маг, который мог позволить себе обставить его как захочет. Основным цветом в доме был зеленый с вкраплениями черного, который одновременно выглядел и ужасно, и притягательно.
Впрочем, парень не успел осмотреться, как в воздухе раздался свист. Альтер оценивающе посмотрел на парня, и спросил его:
- Тебя, случайно, демоны не проклинали? Впрочем, сейчас.
Одно мановение руки, и по воздуху проплыла совершенно безопасная волна тепла, с легким запахом меда. А в паре сантиметров от Ферг образовался комок черной дряни, который тут же плюхнулся на землю.
- Презабавно. Похоже, за тобой кто-то следил, да еще и при помощи демона. Все чудесатее и чудесатее, мой молодой друг. Что же, сейчас сюда придут и уберут это, а пока пойдем в мой гардероб, посмотрим, что тебе подойдет из моей одежды.

Через полчаса, Ферг, в зеленой рубашке и черных штанах сидел за небольшим столиком и вместе с магом пил горячий напиток. Тот пока что рассказывал ему о том, как выглядели события глазами гильдии, и непременно подчеркивал, что им искренне жаль за такое стечение обстоятельств. Когда же речь коснулась разрушения башни, Фергу вспомнился тот юноша, которого он не успел спасти. Он быстро описал его магу, но тот покачал головой, и попросил создать иллюзию. Ферг напрягся -- иллюзорная магия была ему незнакома еще недавно -- и создал образ того парня. Альтер провел по нему рукой, и подозвал слугу, которой что-то сказал, и вложил в руку взявшийся из ниоткуда кристалл.
- Все, теперь его отыщут, живого или мертвого, это дело минут десяти. Я думаю после тех событий, он достоин лучшее участи, чем времяпрепровождение в том городке. Ну так, продолжим? Если его найдут живым, то его приведут к нам, а завтра вы вместе отправитесь на беседу с архимагом. Пока придется ютится в моем скромном убежище, но каждому из вас будет предоставлена личная комната, не бойся.
>> №174  
>>173
>>172
Адриан с его сестрой стояли, обнявшись, посреди прихожей. Она не могла поверить в то, что он жи, а он? Ему было просто приятно подобное внимание, тем более после того, что он пережил. После того, как они наконец-то отошли друг от друга, Адриан направился в ванную. Несмотря на то, что запах мусора и его следы были удалены с его одежды магией, он всё равно чувствовал необходимость очистить себя физически. И успокоиться морально. Всё-таки сцены массовой смерти - это не лучшее зрение для юношеской психики. Приняв душ, он вытерся полотенцем, бросив его куда-то на тумбу, и вышел из ванной в своём халате, направившись в комнату. Этот вечер следовало провести хорошо. "Может, сходить куда сегодня? Например, в театр марионеток. Сегодня, если я правильно помню, там всегда даётся неплохое представление." Взяв с тумбочки у кресла в его комнате небольшой роман, он принялся читать.
- Эй, Адриан?
Взволнованный голос раздался почти над самым его ухом. Он закрыл книгу и глянул на Линаю, которая стояла рядом с ним.
- Что случилось?
- Там тебя ищут. Два магистра. Наверное, это связано со случившимся?
- Ох. Думаю, да. Интересно, чего они хотят?
"Чего бы ни хотели, мне надо подготовиться."
Демонкаст: [1d100] : 23=23
Непредвиденные последствия (чем больше - тем хуже): [1d100] : 43=43
>> №175  
>>174
Ткань пространства, казалось, стянулась к дому. Неимоверная тяжесть на секунду придавила студента. Раздался лёгкий звон, но ничего не произошло. В его голове раздалось злобное шипение демона.
"В твоём теле я слишком слаб для подобных манипуляций. Ладно. Они всё равно не могли этого заметить. Манипуляции измерениями доступны здесь разве что архимагу, но и в этом я сомневаюсь. Придётся делать всё на свой страх и риск." В комнате повеяло магией, а затем её окутала серая пелена. Демон, прошипев какие-то слова на странном языке, просто исчез из его головы, которая тут же обрела невероятную лёгкость. А затем в неё ударило знание. Множество заклинаний посыпались в его голову, мощная магическая аура окутала его тело.
- Этим ты оправдаешь то, что ты выжил. А мне в Тор Андра делать нечего. Когда ты вернёшься - я тебя найду.
Голос демона звучал, как и при их первой встрече, отовсюду.
Успех маскировки: [1d100] : 28=28
Успех обнаружения (аннулируется при успехе предыдущего): [1d100] : 68=68
>> №176  
>>175
Сейчас он, пожалуй, чувствовал себя счастливым. Демон покинул его тело, и при этом оставил неплохой подарок. "Хотя, он всё равно обещал тебя найти. Сомневаюсь, что не сможет."
- Ладно. Сейчас есть более насущные проблемы, чем размышления о том, что будет. - тихо сказал он сам себе, и принялся собираться, отыскивая одежду. Через десять минут, одетый в белую рубашку и чёрные брюки, он спустился вниз. В холле его уже ждали. Один из магистров, расслабленный эльф, лицо которого выражало абсолютное безразличие и наплевательское отношение ко всему, лениво тянул кофе из маленькой кружки, взятой им, очевидно с подноса, который стоял на тумбе рядом с нагло занятым креслом. Второй же был его полной противоположностью. Скроенный словно из камня суровый человек всем своим своим видом излучал свирепость и брутальность. Сначала Адриан даже не понял, что он делает в магах, но когда он увидел за его спиной огромную двуручную секиру с лезвиями, искусно выточенными из кристаллов магии, ему всё стало понятно. "За мной прислали боевого мага? Надо же. Я думал, сейчас они редкость."
- О, не прошло и получаса. - раздался голос с кресла. - Итак, Нейтор Адриан фон Торн, вы присутствовали при разрушении Академии, верно?
- Да, совершенно. - сказал он, глядя на закинувшего ногу на ногу эльфа.
- Итак, в связи с недавними событиями, вы вызвали большой интерес у персон, кои...
- Заткнись, Вальтер. - грубым голосом прервал его маг с секирой. - А ты, фон Торн, лезь в портал. На месте всё услышишь. Нечего воду в ступе толочь.
Взмахнув рукой, он провесил портал. Адриан глянул на Линаю, которая выходила из кухни, и улыбнулся.
- Справишься ведь тут без меня?
Та слабо и неуверенно кивнула головой.
- Не бойся. Я вернусь, обещаю.
С этими словами он шагнул в портал, провешенный магистром. За ним последовали и сопровождающие.
>> №177  
>>176
Время за разговором с Альтером тянулось незаметно. Маг был невероятно умен, и, к тому же, отлично владел языком -- его речью можно было легко заслушаться, настолько умело он строил слова и предложения. Были выпиты ни одна пара чашек чая, съедены ни один десяток сладких булок, а Фергу показалось что они только начали разговор.
Конечно, это было странно, что грандмастер тратит время на такого простого парня, как он. Готов поспорить, что у того было гигантское количество дел, причем все они требовали безотлагательного решения. Однако в ожидании, пока прибудет тот, о ком спросил Ферг, могущественный маг решил составить компанию своему гостю.

Все хорошее когда-нибудь подходит к концу. И вот рядом со столом звякнул колокольчик, и грандмастер махнул рукой в бок от стола -- и там открылся портал, из которого вышли три фигуры -- две, которых Ферг не знал, и одну, которую он уже видел. Альтер тут же поднялся из-за стола, и приветливо распростер руки:
- Адриан, добро пожаловать в мой дом. Надеюсь, эти головорезы тебя не напугали? Мне пришлось послать их, так как судя по всему, кто-то пытался убить всех тех, кто был в академии, и неизвестно, сколько их еще осталось. Мы очень рады что ты жив. Позволь представить тебе другого нашего почтенного гостя -- Ферга. Ферг, это Адриан. Адриан, это Ферг.
Парень также поднялся из-за стола, и слегка поклонился:
- Очень приятно, Адриан. Мы и раньше встречались, но вот познакомиться не успели.

капча
>> №178  
>>177
Увидев Ферга, Адриан отшатнулся в сторону портала, но тот уже исчез. Двое его сопровождающих, уважительно попрощавшись с грандмастером, исчезли во вспышке личных телепортаций. Что ж, хорошо. Судя по всему, маги решили забыть про убийства, разрушенный дом для многих, и смерть двоих из лучших? Оно и верно. Нечего бороться против превосходящей силы. Адриан усмехнулся, слушая слова грандмастера. Его усмешка содержала в себе оттенок презрения.
- Добрый день, уважаемый грандмастер Альтер. Для меня честь видеть фигуру подобного уровня, и ещё большая - быть принятым ею в её доме. Другого вашего гостя я уже видел, да. Но вот сожаления по поводу того, что я не был ему представлен, не испытываю. И более того, я удивлён тому, что он здесь. Хотя, одновременно и нет. Отголоски случившейся битвы видел каждый. Думаю, бороться против того, кто сумел уничтожить двоих лучших, а до этого - разрушить храм знаний, стоявший века, и попутно изжарить всех, кто был там, смысла нет? Верный ход. - сказал он, напрочь игнорируя Ферга. В его голосе очевидно звучала ирония.
>> №179  
>>178
Ферг стоял с открытым ртом. Что этот идиот сейчас несет? Меня собирался убить тот чертов сумасшедший маг с эльфийкой, а теперь значит я виноват, в том что не сложил ручки и не дал себя убить?
Впрочем, высказать Ферг свои мысли не успел, как Альтер поднял руки в примеряющим жесте.
- Адриан, малыш, ты лучше присядь. Я абсолютно не понимаю, что ты говоришь про Ферга. Ты же был свидетелем, и все должен был видеть своими глазами, верно? По нашим данным ректор был убит после того, как он сам использовал заклятья очень большой силы, которые и привели к уничтожению Академии. Его ход был опрометчивым, не спорю, и мы жутко сожалеем об этом. А изжарило всех опять-таки заклятье ректора, ты же помнишь?
На секунду грандмастер нахмурился.
- А что произошло с нашими друзьями, нам еще доподлинно неизвестно. Но напасть на одного мальчишку вдвоем, да еще для магов такого уровня -- это немыслимо. Ферга только чудо спасло, или не чудо, а безумие грандмастеров. Но что это я, тебе этого не стоило слышать. А теперь присаживайся за стол, бери чай, бери булочки, и извинись перед Фергом. Парень стал лишь жертвой обстоятельств, как и ты, как и все мы.
Закончив свою отповедь, Альтер перевел взгляд на Ферга:
- Дождитесь меня здесь, я скоро вернусь, и, - он окинул взглядом обоих, и в его голосе на секунду появилась звенящая сталь - без глупостей.
Грандмастер развернулся, и плавной походкой вышел из комнаты, а Ферг пробубнил себе под нос:
- А я же этого ублюдка пытался спасти.
>> №180  
>>179
"О. Жертва обстоятельств. Как мило. Может быть, они его ещё и канонизируют?" - зло подумал Адриан, уткнувшись взглядом в Ферга. Именно. Он был прямым свидетелем всего, что происходило. И он видел, как безобидный (естественно, по сравнению с огненным инферно) огненный шар был доработан им так, чтобы убить всех, кто был там. Для совпадения это было бы слишком неудачно. И более того, удар он нанёс всё-таки первым. Хотя обстоятельства и позволяли это сделать. Пожалуй, если бы бой закончился без множества смертей, он бы был даже на его стороне. Но не теперь. Невнятный голос Фёрга донёсся до его ушей, вырвав его из раздумий. Впрочем, несмотря на то, что сказано это было тихо, главные слова были различимы.
- О, спасти? - произнёс он с нескрываемым сарказмом. - Прости. Я даже не знаю, что помешало мне понять твои, без сомнения, лучшие намерения. Думаю, в этом нисколько не виновна куча трупов вокруг? Нет, навряд ли.
"Ха. Спасти. Держи карман шире. Устранить свидетелей. В это я поверю скорее." Сейчас он был благодарен демону, который спас его от неминуемой гибели в огненном шторме, и случаю, который спас его от рук того, кто был рядом.
>> №181  
>>180
На секунду лицо Ферга дрогнуло. По нему пробежала слабая волна гнева, за слова этого парня. Или за то, что он был отчасти прав? Все действительно выглядело так, а не иначе. Впрочем...
- Считай как знаешь. Впрочем, я думал что раз ты решил, что я такой злодей-убийца, то что мне помешало убить тебя там, даже наплевав на ту стену? Я, как ты считаешь, хладнокровно убил парочку лучших магов, а тут я не справился бы со стеной? Меня остановило желание прикончить тебя своими руками, а после этого высосать твою кровь и надругаться над трупом? Серьезно?
Ферг выдохнул, и взялся за чай. Все равно спорить смысла не было, и он лишь посоветовал:
- Ты лучше попробуй чай, здесь он отличный.
>> №182  
>>181
"Хм. А и правда, что? Хотя всё равно. Навряд ли его действия были случайны. И навряд ли его тогда вело ко мне желание чего-то хорошего." Адриан взял со стола небольшой чайник, на котором был интересный узор, и пара небольших зелёных кристаллов, и налил немного в чистую кружку. Долив это всё кипятком из чайника второго, он немного отпил из кружки. "В самом деле, чай прекрасен." Он окинул взглядом кухню, которая была обставлена так же изящно, как, вероятно, и весь дом. "Всё-таки все великие люди крайне интересны в плане личностей. И вкуса." Сделав ещё небольшой глоток, он вздохнул.
- Знаешь, я бы, может, даже мог бы тебе поверить. Если бы ты остановился на этом жирном ублюдке, который был для тебя прямой угрозой. Но ведь ты даже ничего не сделал ему своим заклинанием. С какой целью, скажи мне? Что заставило тебя обратить банальный огненный шар в орудие массового уничтожения? Зачем ты убил сотни людей, которые не были ни в чём виновны? И кем я должен ещё считать тебя после подобного? Знаешь, я думаю, что большинство тех, кто по несчастному случаю оказался в академии в тот чёртов день, искренне не хотели подобной участи. Но ты решил по-другому.
>> №183  
>>162
Вздохнув, Хель взяла мужчину под руку и повела его в одну из свободных палат, одновременно проверяя новоявленного пациента стандартными диагностическими заклинаниями. Увиденная картина её удивила, но она не сказала ни одного слова, а сразу, как только довела мужчину до кушетки, пошла за лечебными снадобьями и бинтами.
- Где же они так умудряются... - мысли вслух были для Хель, сосредоточенной на работе, привычным делом.
Наконец она вернулась в палату и, выставив на полку всё необходимое, сказала пациенту:
- Снимайте верхнюю одежду.
>> №184  
>>183
Дождавшись возвращения девушки с бинтами и лечебными снадобьями, Кельтер неспеша разделся до пояса и аккуратно сложил изрядно потрепанную одежду рядом, поверх нее уложил ножны с мечом, после чего сел и потер переносицу под очками. Заподозрила что-то? Да нет, не похоже. На счастье, клинки дежурных инквизиторов не были зачарованными, в противном случае в ранах бы были следы святой магии, которые без труда бы опознал любой лекарь. Паранойя все-таки есть, с тоской подумал барон. Добегался.

— Сестричка, а врач где?
>> №185  
>>184
Вздохнув, принялась обрабатывать раны пациента. Видимо, он был новым в этом районе города, иначе бы наверняка её узнал. Впрочем, так было даже лучше - меньше неудобных вопросов, да и вряд ли он попытается с ней что-нибудь сделать.
- Просто потерпите пока меня. И ещё это, - калёная мазь, прозванная так из-за своей схожести по ощущениям при первом касании с кожей с раскалённым металлом, густым слоем легла на рану на груди, и, пока она ещё не начала действовать, была нанесена на щёки и предплечье.

Хель вышла на пару минут из палаты и прикрыла уши - обычно неподготовленные пациенты начинали орать от боли, и лишь некоторые бывалые солдаты стойко переносили действие мази, и то им приходилось частенько утирать слёзы в процессе.
Целительница не очень любила это снадобье, но зато оно всегда заживляло любую не очень глубокую рану с первого применения.
>> №186  
>>185
Неужто это она — целительница, подумал Кельтер, следя за ловкими и умелыми движениями девушки. По его представлениям она должна была выглядеть старше лет на десять. Кивнув ей, он заложил руки за голову и оперся спиной о холодную каменную стену. Через некоторое время его раны действительно словно прижгли раскаленной до вишневого цвета кочергой. Боль и правда была весьма сильной, но блекла по сравнению с настоящим прикосновением раскаленным металлом. Кельтер не повел и бровью, внимая ощущениями, затем внезапно сел и посмотрел на свои затянутые в черные перчатки руки. Перчаток он так и не снял, что могло бы показаться очень странным. Настоящий раскаленный металл чувствуется иначе, прошептал он. Потерев руку об руку и морщась от нахлынувших воспоминаний, Кельтер принялся стоически ждать возвращения лекаря.
>> №187  
>>186
Через пару минут Хель вернулась к своему новому пациенту. Видимо, он был из той группы людей, для которых боль - вечный спутник их жизни.
- Ну как вы? - по привычке Хельга начала отвлекать человека от процедур болтовней, правда, несколько натянутой - хронические усталость и подавленность слышались в интонациях девушки, начавшей сосредоточенно мазать мелкие ссадины всё той же калёной мазью и начавшей перебинтовывать предплечье пациента.
>> №188  
>>187
Не сразу услышав вопрос девушки и позволив ей прибинтовать свое предплечье, Кельтер неожиданно сам для себя снял перчатки и посмотрел на свои руки так, как смотрят обычно на покойника. Кисти рук были самыми обыкновенными на вид, ни татуировок, ни даже шрамов на гладкой чистой коже. Натянув перчатки обратно, он, наконец, вспомнил, что ему задали вопрос.

— Спасибо, гораздо лучше. Вы уж извините, что за сестру принял.

Девушка была явно очень уставшей, заметил боевой маг, отбрасывая мысли о прошлом. Не от хорошей жизни она тут так выматывается.
>> №189  
>>188
Девушка вымученно улыбнулась. В какой-то мере ей льстило то, что она в свои годы уже смогла получить навыки старшей по лечебнице, несмотря на то, что была всего лишь младшей целительницей.
- Ничего, вы не первый такой пациент. Как ваше имя? Мне следует занести вас в нашу картотеку. Заодно не мешало бы вести историю болезни - вашим ранам потребуется где-то недельный уход.

Резко встав с кушетки и распрямившись, она поняла, что кое-что забыла надеть сегодня из-за рассеянности - грудь беспрепятственно колыхнулась. Слегка покраснев, Хельга отвернулась.
>> №190  
>>189
— Кельтер, рад знакомству. А вас как?

Маг вежливо склонил голову, впрочем, успев заметить колыхнувшиеся груди девушки, прежде чем она отвернулась. Ай да лекарь, подумал он, старательно пряча ухмылку.

— Недельный, говорите? Как насчет того, чтобы пожить эту неделю у меня в таком случае? Я щедро вам заплачу, ведь мне не слишком удобно ходить каждый день в лечебницу, да и вам так удобнее будет.

Кельтер не лгал, но и не говорил всей правды, почему ему неудобно ходить в лечебницу каждый день. Дело тут было совсем не в ранах, а в Святой Инквизиции. Если сегодня им явно было не до него, то уже завтра ситуация может резко поменяться. Да и сейчас достаточно какому-нибудь не в меру ретивому священнику проверить всех пациентов, и его тут же заметят. При всей своей нелюбви к Церкви Кельтер не хотел устраивать кровавую баню в лечебнице при ней. Лекари ведь были совсем не при чем.
>> №191  
>>190
- Меня зовут Хельга Шмидт, тоже очень... рада.
Хель осеклась и навострила уши, лишь услышав предложение. Дело касалось денег, причём, по-видимому, денег не малых - частная медицина была всегда удовольствием лишь для богачей. Но с другой стороны, у неё была полная лечебница пациентов, которых она не могла бросить. В голове столкнулись между собой карьера и долг целителя.
- Я... не уверена. У меня пациенты, которых я обязана долечить.

Однако шанс вырваться из лап священника и церкви был дороже любых денег. Вспомнив похотливого настоятеля, попытавшегося сегодня отвести её подальше с глаз людей, Хель закрыла глаза и кивнула:
- Я согласна!
Грудь вновь качнулась в такт кивку.
>> №192  
>>191
Маг был несколько удивлен, с какой легкостью девушка согласилась на его предложение, но это удивление было однозначно приятным. Одевшись и подпоясавшись поясом с мечом, он достал золотой и вежливо протянул его Хельге.

— Очень хорошо, я рад, что вы приняли мое предложение. А это вам — плата за лечение и уход.

Кельтер окончательно убедился, что целительница была без лифчика — уж слишком свободно качались ее груди. Интересно, а там, внизу она тоже без определенного предмета женского гардероба, мелькнула у него похабная мысль. Ну ты и скотина, беззлобно сказал он себе, тебя подлечили, а ты уже думаешь, как бы ей под юбку залезть.

— Мой дом довольно далеко отсюда, поэтому лучше бы отправиться сейчас. Если вы, конечно, не против.
>> №193  
>>192
Хель приняла пожертвование - в церковных лечебницах никто и никогда не оплачивал лечение, поэтому любая плата воспринималось как пожертвование на нужды церкви - и тут же спрятала монету в карман.
- Подождите, мне надо предупредить настоятеля, - не дожидаясь слов Кельтера, Хельга побежала к священнику.

- Отец, простите, но я вынуждена покинуть пределы церкви.
- Что?
- Я ухожу.
Священник поднялся из-за стола и приблизился к целительнице, едва ли не нависая над ней.
- Не думаю, что это будет хорошей идеей, дитя моё. Мир довольно жестокое место, и лучше, чем в церкви, тебя нигде не защитят, - священник уже потянул руки к талии Хельги, но та мгновенно очутилась у двери.
- Прощайте, отец.

Хель вернулась к своему единственному теперь пациенту и сказала:
- Я готова, можем отправляться.
>> №194  
>>161
>>193
Пока девушка куда-то ходила, Кельтер едва успел накинуть на себя плащ. Она вернулась куда раньше, чем он думал. Тем лучше, не стоит тут слишком задерживаться. Хельга вернулась, как и уходила, в церковном балахоне. Сняв в себя плащ и надев его ей на плечи, он кивнул девушке.

- На улице очень холодно. Ряса у вас не слишком теплая на вид, а вера не очень-то согревает. Пойдемте.

Маг произнес небольшое богохульство со странной улыбкой, словно долго хотел это сделать, причем если не в самой церкви, то в непосредственной близости к ней. Застегнув свою куртку, он бодро зашагал прочь. На улице стоял солнечный зимний день, но горожане не шибко-то радовались зимней красоте. Напротив, народ был встревожен и испуган недавним происшествием, по улицам то и дело проносились кареты, быстрым шагом передвигалась стража и бегали простые горожане.

Воспользовавшись суматохой, Кельтер без проблем довел Хельгу до своего дома, учтиво пропуская ее вперед. Несмотря на годы странствий и сомнительной деятельности, манеры барон не растерял. Дом встретил Хельгу теплом и уютом, и, что было уже действительно удивительным — чистотой. Кто-то изрядно потрудился, превращая хорошо обставленное и удобное, но довольно-таки грязное жилище в жилой вид. Не иначе как спасенная им ранее Элиза постаралась. Ай да молодец девчушка, подумал маг, уже и позабыв, как выглядит его дом после тщательной уборки.
>> №195  
>>182
- Хм, действительно, можешь мне не верить. Но вот сколько ты заклятий сейчас знаешь? Десять? Двадцать? Сотня? А теперь представь, что даже при сотни известных заклятьях, у тебя уже девять тысяч девятьсот различных комбинаций их воздействия. Ты знаешь их все? А теперь добавим к этом нестабильность магии, при определенных с ней операциях, и это число вырастет еще в пару сотен раз.
Ферг вздохнул и отпил чая из кружки.
- К чему это я. Я не ожидал, что такое произойдет. Я не изменял заклятье, с ним что-то произошло, и оно стало таким. А что случилось после того, как оно врезалось в магический щит -- ты сам прекрасно видел. Я сожалею о произошедшем, но ничего изменить уже не могу. А твою задницу я пытался вытащить оттуда, потому что... Потому что я не хотел этих смертей. Я вообще не хотел смертей. Мне нужна была чертова книжка, и все.
>> №196  
>>194
Приняв плащ, девушка взглянула на своего нанимателя с благодарностью, после чего укутала шею шалью.
На выходе из церкви Хельга обернулась и перекрестилась, после чего догнала Кельтера и спокойно, теперь уже не ёжась от холодо, дошла с ним до его дома. Вокруг царили суета и суматоха, вызванные, видимо, тем самым грохотом на том конце города.

Кельтер учтиво пропустил Хельгу вперёд, что она не могла не отметить, и благодарно кивнула.
Дом выглядел неплохо, хотя санитарно чистым его было нельзя назвать, но жить пока что в нём было можно. Всё равно следовало при первой же возможности истребить всю грязь в доме.

- Господин Кельтер, могу я вас попросить об одном одолжении?
>> №197  
>>195
Адриан удивлённо поднял бровь. Отхлебнув чая, он поставил кружку на стол, и вновь пристально глянул на Ферга.
- Хм. То есть, ты хочешь сказать, что во всём случившемся виновна лишь случайность? Тогда у меня лишь два варианта. Либо ты врёшь, и ты в самом деле хладнокровный убийца, который сделал это исключительно ради своего удовольствия. Либо... Либо ты невероятный неудачник. Кто знает, что из этого является истинным? Но я подумаю.
Адриан изучал лицо Ферга. Его выражение было каким-то странным. Пожалуй, первое, что пришло ему в голову, было "безжизненный". Как будто его ничего не волновало. И ничто не вызывало интереса. Карие глаза безразлично смотрели куда-то вдаль сквозь всё, что было здесь. "Чёрт его знает, ей-богу. Подобные лица я видел лишь в лечебнице для душевнобольных. Ладно. Если он здесь, а не попытался продолжать битву, то он вполне может действительной жертвой обстоятельств. А может быть хладнокровным и крайне разумным убийцей. Ладно. Я сделаю вид, что и вправду верю ему. Но не спущу глаз ни на секунду."
Адриан, прекратив бессмысленно блуждать взором по лицу Ферга, глянул ему прямо в глаза.
- Ну что ж, ладно. Пожалуй, ты и впрямь непохож на хладнокровного убийцу. Приятно познакомиться, Ферг. Я - Адриан.
С этими словами он протянул ему руку для рукопожатия.
>> №198  
>>194
>>196
Несмотря на то, что книг Элиза прочитала немало очередной исторический роман увлек её полностью, девушка погрузилась в эпоху, описываемую в романе и реальный мир для неё существовать перестал. Библиотека дома в котором она из-за инквизиции оказалась находилась так, что расслышать звук открывающихся дверей и входящих людей было непросто, тем более увлеченной книгой девушке.
>> №199  
>>196
>>198
— Вот что. Никаких господинов, Хельга, просто Кельтер, и все. Конечно, я слушаю.

Снял с плеч лекаря плащ и повесил его на старинную вешалку с медными крючками. Мазь была замечательной, и боли он уже почти не ощущал, даже вдыхая полной грудью, что с облегчением и отметил маг. Судя по тому, что Элиза его не встретила, то она была чем-то занята в доме. Надо будет обойти комнаты потом, благо, дом все-таки не такой уж большой. Только бы она не сбежала, подумал Кельтер, тотчас же схватят. Повезет, если убьют на месте, а не потащат на эшафот. Инквизиторы просто обожают показательные казни "ведьм" и "колдунов", устраивая зрелищные и кровавые представления для охочей до крови толпы.
>> №200  
>>197
- Мне тоже очень приятно познакомиться. Как ты понял, я - Ферг, - сказал парень, ответив на протянутую руку для рукопожатия. Затем он вернулся на свое место, и вновь поднял кружку чая.
- Я тебя понимаю, я прекрасно представляю как это все выглядело со стороны. Особенно учитывая то, что произошло после этого. Те два мага были действительно психами. Кстати, что ты о них знаешь?
Ферг решил немного сменить курс и отойти от событий в Академии. Вполне возможно, что у этого парня там могли быть друзья, в чьей смерти он теперь был виновен.
>> №201  
>>198
>>199
Вежливое обращение произвело немалое впечатление на обедневшую дворянку, которая такие манеры видела лишь в раннем детстве, до того, как её отца забрали в тюрьму по подозрению в пособничестве антицерковным культам.

- Кельтер, мне нужно будет забрать свои вещи из таверны. Вы мне не поможете в этом? - Хельга посмотрела снизу вверх на своего нанимателя. Карие глаза при этом смотрели поверх очков тонкодужных очков, производя вкупе с общим внешним видом самое жалостливое впечатление.
>> №202  
>>200
Адриан допил чай, который оставался у него в кружке, и принялся рассказывать.
- О тех двоих, кто на тебя напал, я не знаю почти ничего. Знаю лишь, что они были двумя из пяти членов совета грандмастеров. Тот, кто нас принял - его председатель. И правая рука архимага, второй после него по силе. Видимо, ты и впрямь отличаешься феноменальной мощью, если сумел выстоять после боя с такими противниками. И неудивительно, что архимаг решил прекратить попытки уничтожить тебя. Я думаю, что он просто боялся за своё кресло. Что изменило его мысли - понятия не имею. Но глядя на тебя, уж точно можно утверждать, что нелепее, чем в кресле архимага, ты будешь смотреться лишь на императорском троне.
Адриан усмехнулся.
- Прости за невольное оскорбление, однако это действительно так. Ты вовсе выглядишь так, словно ты откуда-то не отсюда. Не от мира сего, как говорят.
>> №203  
>>199
>>201
Крупные настенные часы в библиотеке пробили третий час дня. Они издали довольно громкий щелчок, который вывел Элизу из литературного транса и вернули её в реальный мир. Прислушавшись, она услышала голоса в прихожей и решила на них направиться, книга с пальцем на странице осталась с ней. В прихожей она увидела Кельтера и девушку с жалостливым лицом. Элиза чуть поклонилась и поздоровалась.

-Здравствуйте.
>> №204  
>>202
Ферг задумался, когда услышал слова Адриана.
- Вот значит как. Странно, в прошлый раз меня тоже пытались убить, только они тогда шли до последнего. Но таких разрушений как эти двое не натворили. Странно. - совершенно забыв о том, что он ни один, проговорил Ферг вслух, но потом встрепенулся.
- Прости, я когда задумаюсь могу говорить сам собой. У вас в стране, значит, очень сильные маги, я верно понял?
>> №205  
>>201
>>203
— Что за вопрос, конечно. Вы мне здорово помогли сегодня. Но, прежде я хочу познакомить вас с моим домом и обитателями, точнее, обитательницей.

Маг сделал паузу. Стоило ли рассказывать Хельге, как именно и от кого он спас Элизу? Не помчится ли она стремглав обратно в церковь, чтобы указать на логово злобного еретика, колдуна и убийцы инквизиторов, что было в стократ хуже любого колдовства? А, и черт с ним, надоело. Хоть кому-то надо довериться, авось и повезет. Если же нет, то не судьба. Да и потом, рано или поздно она все равно узнает, шила в мешке не утаишь. Посмотрел сперва на вышедшую к ним Элизу с книгой в руке, затем обратно на Хельгу, он поправил очки и заговорил опять.

— Хельга, познакомьтесь, это Элиза. Вчера я ее спас из инквизиторской повозки. Бедняжку тащили на допрос, я вмешался. С их так называемых допросов очень редко кто возвращался, как вам известно. Элиза, познакомься, это Хельга. Она мне здорово помогла с ранами и любезно согласилась помочь в дальнейшем лечении уже на дому. Не хочу, чтобы между нами было какое-то недопонимание и недомолвки, поскольку это практически всегда приводит к конфликтам.

На сей раз Кельтер замолчал на куда больший промежуток времени, давая возможность девушкам осознать и обдумать сказанное им. Это было безрассудно, вот так сразу открывать все карты, но он так решил. И будь что будет.
>> №206  
>>204
Он было собирался сделать ещё один глоток из кружки, но, попробовав отпить, вспомнил о том, что она пуста. Налив из маленького чайника ещё немного заварки, и долив уже подостывшей водой из большого, он продолжил пить чай. Тихо заурчал пустой живот, напоминая Адриану о том, что он не ел вот уже сутки. Откусив здоровый кусок от булки, блюдо с которыми стояло на столе, он тщательно прожевал его, и лишь после поглощения оного принялся отвечать Фергу. "Прошлый раз? До последнего? Хм, крайне интересно."
- Да. Маги у нас крайне сильны. Хотя до того времени, когда власть в стране с императором и архимагом разделил кардинал, были ещё сильнее. Ходят слухи, что все труды о магии уровня девятой ступени и выше старательно уничтожаются Инквизицией. А маги без лицензии, будь они хоть невероятными самородками - умирают в её застенках. Обычно они оказываются запытаны до смерти. Ну или идут на службу Инквизиции. Только после некоторой обработки. Их магическая сущность выжигается начисто, оставляя лишь пустоту. Пустоту такую, что она опустошает и все поля магии вокруг себя. Некоторые особо пустые могут распространять её и в виде зарядов, обратным магическим. Попадёшь таким в мага - и тот временно лишится силы. Если был силён - ослабнет. Говорят, что раньше грандмастеров было шесть. Но один из них попал в руки Инквизиции. И теперь у них есть мощное оружие. А в Совете стало креслом меньше.
Адриан замолчал, набирая воздуха в грудь после своей речи.
- В общем, как сказал мне один знакомый - ухмылка Адриана стала шире - маги вырождаются. Точнее, их вырождают.
>> №207  
>>203
>>205
- Здравствуйте, рада знакомству, - Хельга слегка поклонилась девушке.
Инквизиторская повозка, да? Кажется, она попала совсем не в то место, которое представляла. Но она не сильно испугалась - сперва отец, а потом и вся её семья долго общались с самыми разными сомнительными личностями, от мелких культистов до настоящих глав культов. Зачастую они были всего лишь неплохими людьми, участвующими в борьбе за духовную власть в мире таким вот интересным, отличным от привычного методом.
Хельгу саму чуть не посадили в инквизиторскую тюрьму после ареста отца, однако её таланты к лечению и полное незнание целей и членов культа смогли помочь ей устроится в церковную лечебницу, где она своими поступками заслужила полное оправдание.
>> №208  
>>205
>>207
-Рада знакомству.

Элиза сделала паузу, думая стоит ли этой девушке так сразу все рассказывать.

-Вы не подумайте. Я ни в чем не виновна. Просто видать некоторые слухи об инквизиции оказались правдой.

Она повернулась к Кельтеру.

-Еще раз спасибо за спасение. Думаю, если одна часть слухов про инквизицию оказалась правдой, то вполне возможно, что и слухи о тамошних методах допроса подозреваемых тоже правда.
>> №209  
>>207
>>208
Улыбнулся, будучи искренне рад, что оказался прав насчет девушек. Похоже, что поладим, подумал он.

— Всегда пожалуйста, и я лично тебе верю. Не похожа ты на злую колдунью. Да, и еще, Элиза, спасибо за уборку. Признаться, этого в доме давно уже не делалось и ты молодец, что успела отмыть мою берлогу. И, Хельга, не подумайте дурного, я не призываю демонов и не вырезаю сердца. Всего лишь на дух не переношу святых братьев. Они меня, впрочем, тоже не любят. Есть за что.
>> №210  
>>166
Сон ли? Мужчина молча смотрел на кучерявые облака. И рыжий здоровяк и молчаливая всадница ушли в свои мысли и неспешно ехали по пустой дороге. Над телегой пролетел грач, крикливо приветствуя весну. Мужчина повернул голову набок. Его взору предстал только начавший зеленеть лес, который служил обитателям множествам тварей. Когда-то в прошлом он был егерем. Указательный палец поврежденной руки лег на воображаемый спусковой крючок воображаемой винтовки. Ничего кроме боли он не почувствовал. Да и на вряд ли он когда-нибудь еще возьмется за ружье. Мужчина был опустошен. Он не был отчаян, как в той могиле, сейчас он просто-напросто ничего не чувствовал.
- Как тебя зову-то? - Неожиданно спросил здоровяк, все так же смотря вперед.
- Никак.
- Интересное имя, - усмехнулся он. - Мне все ровно кто ты и кем был. Ада просто заметила, как несколько нильфов закапывали тело в лесу. Нам стало интересно, кого эти ублюдки убили в этот раз. По правде говоря, мы просто хотели отвезти тебя к пастору и похоронить как следует. Понятия не имею, почему ты еще живой.
- Потому что не умер, - огрызнулся мужчина и залился кашлем.
- И то правда, - согласился здоровяк. – Меня зовут Грег. Я бывший наемник, - девушка громко прыснула, бугай бросил недовольный взгляд на спутницу, - А это Ада. Тоже бывший наемник.
Мужчина сделал акцент на втором слове.
- Смирись, Грег, бывших наемников не бывает, - устало произнес капюшон девушки. Мужчина подумал, что так и не видел ее лица.
Здоровяк сделал вид, что не услышал ее слов.
- Мы обосновались в небольшой деревеньке неподалеку. Староста выдал нам хутор на отшибе.
Ада вновь прыснула. По всей видимости, ее не слишком-то устраивало нынешнее положение дел, но изменить что-либо было не в ее силах.
- Если хочешь, можешь пожить у нас некоторое время. Вряд ли тебе есть куда идти, если пару часов назад нильфы закапывали тебя в лесу. В любом случае, ближайшее время можешь не беспокоиться, мы закопали могилу и нас никто не видел.
- Спасибо, - прохрипел Никто.
>> №211  
>>206
- Тогда понятно, почему случилось то, что случилось. В других странах, видимо, маги были слабее, и не столь рьяно пытались уничтожить других магов. А у вас тут конкуренция не только внутри, но и в виде церковников. Кстати, странно это. Пожалуй, я видел только одно место в мире, где они были столь же сильны. Но это была дикая страна, и там церковники представляли собой кровожадных шаманов, которые управляли целыми ордами... Веселое было место -- под конец мрачно усмехнулся Ферг, после чего пару раз рефлекторно сжал кулаки. Память о тех местах была еще жива, -- но, кажется, мне стоит объяснить, кто я такой. Ты прав, в кресле архимага я бы смотрелся очень глупо. Я простой путешественник, который бродит по миру и собирает разные знания. Я никогда не думал, что меня могут бояться -- видимо в тех странах и городах, где я бывал, никому не приходило в голову оценить мои способности. Вот так. А ты что из себя представляешь?
>> №212  
>>211
Адриан вновь поднял бровь в знак удивления.
- Всего лишь путешественник? С такой-то силой? Неплохо, очень неплохо. Я же простой студент академии магов, который усердно учился на дому, и добился некоторых результатов.
Пошарив в своей голове, он обнаружил, что заклятия демона, оказывается, не легли в его разум беспорядочной мешаниной, а разделились на отделы, снабжённые ментальными метками. Метки содержали странные слова, но студент почему-то без труда мог понять их. Ближайшими значениями этих слов были: "Ординарный уровень", "Необычный уровень", "Невозможный уровень" и "Использовать в случае крайней опасности". Последние два содержали строгий указ быть благоразумным и не использовать их без нужды. Глянув в содержимое последнего, он едва сдержал восхищённый вздох. Подобной мощи, пожалуй, позавидовал бы и сам архимаг. Впрочем, внутри было небольшое сообщение о том, что дополнительной силы хватит максимум на пару подобных заклятий. Адриан ухмыльнулся.
- Да. Простой студент, не более.
>> №213  
Но отвлечемся от приключений наших героев. Нет-нет, не волнуйтесь, мы обязательно к ним вернемся. Но, чуть позже. Сейчас нужно заострить внимание на кое чем другом. Вернее, кое-ком. На умершим не так давно в пламени новой звезды грандмастере магии и просто хорошем человеке (по крайней мере, когда-то давно) Галисиусе. Когда-то давно он был крайне доброй и порядочной личностью, да и почти всегда пытался оставаться таким. Вот уж получалось у него или нет -- другой вопрос.
Однако смерть была у него такая, что не позавидуешь. Вернее, нет, не смерть. Смерть -- это то состояние, которое происходит с телом, когда его покидает душа. А что будет, если душу уничтожить до того, как она покинет тело?
Человек не умрет. Он просто навсегда исчезнет из этого мира.
По крайней мере, так считают маги, церковники, глупцы и старики. На самом деле, все значительнее интереснее. Вот именно из-за этого "интересно", бывший грандмастер сейчас висел в абсолютной темноте, и постепенно осознавал свое небытие.
[1d100] : 99=99
>> №214  
>>208
>>209
- Не беспокойтесь, Элиза, Кельтер. У всех в жизни бывают проблемы с инквизицией, - мягко намекнула Хельга на саму себя и, сняв сапоги и церковное одеяние, скрывавшие под собой довольно тонкие для зимы чёрные колготки, синюю юбку до колен и лёгкий свитер поверх льняной рубашки, несколько малые для девушки, и прошла чуть дальше в дом.

- Кельтер, вы не покажете мне, где у вас что в доме?

капча
>> №215  
>>142
Айзек сидел за пыльным столом и продолжал вспоминать прошлое. И чем больше он вспоминал, тем больше у него возникало мыслей, которых не было у него никогда - совсем никогда, его воспитывали в совершенно иной среде, где подобному просто не было места.

Сто пятьдесят восемь лет назад его мать погибла при родах, оставив единственного сына отцу-инквизитору, знаменитому тогда Эвелю, разящему копьём врагов церкви. Мальчик рос, постигал азы богословия и многих видов боя - от обычных уличных драк, в которых он действовал не по совести и дружбе, а по справедливости, до искусного владения церковным оружием, и прежде всего - копьём, ведь его отец был тем самым Остриём Копья Его.
И в возрасте десяти лет Айзек спросил отца своего:
- Почему Церковь действует не по Вере своей, но выгоды своей ради?
- Ведь где власть, там всегда политика. А где политика - там и деньги. Прими это несовершенство мира, сын мой, но никогда не утрачивай своей Веры, и действуй по ней всегда. И лишь утратив Веру в Него и в созданий Его, смогут тебя одолеть, - Эвель сказал эти слова, и Айзек запомнил их на всю свою жизнь.
Через два года его отец был убит в бою, где он действовал не по своему разумению, а по приказам церкви. Тогда он утратил веру. И было ему тогда почти двести лет, точный возраст никто, кроме него самого, не знал.

Вскоре Айзек сам стал Остриём Копья Его, ибо это завещал ему отец. Он так же завещал ему пораньше озаботится наследником.
Но Исаак, лишь пройдя через десятилетия войн, кровавейшие и жесточайшие битвы, смог встретить ту самую девушку, что приняла его и зачала с ним ребёнка. С тех пор прошло слишком много времени, и никто - ни жена, ни единственная дочь не обрели той Веры, что была присуща Острию Копья Его.

После победы над Змеем почти девяносто лет назад Айзека охватило чувство великой утраты и пустоты внутри - ведь после этого оставалось лишь стать слугой церкви. Но видел Исаак истинное лицо церкви и не желал служить ей, продолжая крепко держаться своей Веры.

Но чем дольше он бродил, тем больше в нём плодилось сомнений. И тот эпизод на площади города, отдавшегося пороку, стал для него последней каплей.
Теперь Айзек просто сидел и думал над своей жизнью. В людей он верил теперь очень мало, и Вера его иссякла. А Ему не нужно Остриё Копья, без веры оставшееся.

Исаак прислонился к стене и закрыл глаза, ожидая окончания своей жизни, прожитой, пусть и не зря, но практически бесплодно. Не боялся он ни голода, ни забвения. Лишь смерть дочери печалила его. И он хотел оборвать эту печаль.
>> №216  
>>126
Бредя по улочкам города, Дест обдумывал будущее. Первым делом нужно заработать монет, хотя еще есть на пару дней и всё же. Ход его мыслей прервала яркая вспышка. Когда он обернулся, то до него дошёл и шум взрыва. Несколько секунд он стоял, напоминая статую невозмутимо смотря на это.
-Хех - Только и вздохнул он. Стоит глянуть, что же там произошло.

[1d100] : 47=47
[1d100] : 86=86
>> №217  
>>215
Айзек просидел в одной позе два дня. Жажда мучила его, но он не вставал, желая себе скорейшей смерти. Ещё сильнее его мучил голод - не ел он столько же. Но наибольшие мучения он испытывал от осознания своей утраты - вера в Его создания покинула Исаака, но сама Вера в Него оставалась самым сильным из испытываемых им чувств.

На грани жизни и смерти Айзек услышал голос, тот самый, что звал его на службу всегда:
- Исаак, сын Эвеля, потомок рода копий Его. Ты служил Ему Верой и Правдой, и нёс бремя своё всегда лишь с гордостью, но не с гордыней. Ты славно постарался, и предки твои были таковы же.Но лишь ты смог победить Змея, и только ты Веру свою не обратил на службу людям низким, а Ему лишь помогал в проведении воли Его на мир этот. И за род свой, и за заслуги свои ты будешь вознаграждён сполна.

Исаак ответил голосу в мыслях:
- Мне не надо награды. Пусть Он лишь примет меня поскорее.

- Он избавит тебя от страданий твоих, и проживёшь ты жизнь новую, беззаботную. Но взамен Копьём Его ты быть перестанешь.

- Я не хочу.

- У тебя нет выбора. Тебя ещё ждут великие дела, послужить Ему тебе ещё придётся.

- Раз воля Его такова - так пускай же будет так, как Он желает.

- Теперь и твои желания исполнить хочет Он. Прими этот дар.

В следующую секунду Исаака охватила боль. Вся жизнь пронеслась перед его глазами, померкнув лишь в самом конце. Рост его пошёл вспять, стремительно обращая его тело в иное.
>> №218  
>>217
Глаза медленно раскрылись, словно после долгого и болезненного сна.
В голове была тяжёлая пустота. Откуда-то всплывали слова и понимание их значения. Девушка всхлипнула от боли и поднялась, распутывая на себе слишком большую по размеру одежду. Оглядевшись, она увидела старую, пыльную хижину. В противоположном конце комнаты что-то зашевелилось, и девушка в мгновение ока спряталась под стол. Через полминуты она вновь посмотрела в него и увидела там кого-то, кто точно копировал её движения. Оглянувшись, она увидела позади себя то же самое, что и позади той, за кем она наблюдала.
- Отра... жение... - она поняла, что перед ней зеркало, но всё равно с некоторой опаской подошла к нему и посмотрела на него.

Из зеркала на неё смотрела маленькая девочка с жёлтыми, почти золотыми волосами и тёмно-красными глазами.
- Это... я? - совпадение в движении губ не оставило ни малейшего сомнения, что это была она.

Сев на наименее пыльный стул, который выглядел так, словно его недавно использовали, девушка тщетно попыталась вспомнить хоть что-нибудь. Хотя бы то, как он сюда попала.
>> №219  
>>218
Почувствовав жажду, девушка вышла из покосившейся хижины. На улице была ясная, но морозная погода. Холод обжигал ступни, но желание попить было выше небольшого дискомфорта. Увы, деревня была давно заброшена, и вода в отчего-то не засыпанном колодце замёрзла. Через некоторое время она поняла, что снег тает, давая ей ту самую воду, за которой она и пошла. Встав на колени, девушка методично начала набивать рот снегом, и от внезапной боли в зубах заплакала и выплюнула всё на дорогу.
- Дорога...
Девушка помнила, что дороги ведут к городам, где всегда всё есть. Встав с колен, она пошла по дороге. Ветер пронизывал тонкую рубашку, заставляя ускорить шаг и правильно дышать.

Вскоре ей попались несколько замёрзших, заваленных снегом тел, чья одежда была покрыта запёкшейся кровью. Стащив с одного из тел меховой тулуп и обмотав ноги какой-то лёгкой одеждой, она пошла дальше и вскоре дошла до города, окружённого стеной. Обойдя немного, девушка нашла дыру, прожжённую недавним взрывом, и осторожно, тщательно прячась от людей, заскользила вдоль зданий.
>> №220  
>>214
>>209
-Спасибо, Кельтер. А насчет уборки не стоит. Ничего особенного. Блестящим от чистоты дом все равно не назовешь.

Подумав, что стоит сходить на экскурсию по дому, если такая будет, Элиза осталась, все еще держа книгу в руках.
>> №222  
>>214
>>220
— Приятно, что мы понимаем друг друга. Что же насчет дома — разумеется, покажу вам обоим. Следуйте за мной.

Вежливо склонив голову перед девушками, барон начал экскурсию по своему дому. Сначала он показал разделенный на три помещения подвал: в одном была небольшая оружейная с аккуратно развешанными на стенах мечами и посохами, в другом был винный погреб с изрядным количеством объемистых бочонков и бочек, а в третьем находились запасы провизии.

Поднявшись из подвала на первый этаж, он показал Элизе с Хельгой библиотеку с неплохим набором книг, свой кабинет, кухню, столовую, затем обе спальни и, наконец, купальню. Стараниями Элизы дом уже не выглядел таким грязным и пыльным, и Кельтеру в кои-то веки было приятно от этого. Он все собирался нанять служанку, но вечно откладывал то по причине занятости, то еще из-за чего-нибудь.

В заключении небольшой, но содержательной экскурсии, Кельтер показал своим гостьями мансарду, где находились груды каких-то пыльных ящиков, два белых от пыли стола и целый набор самых разнообразных склянок, пробирок и мензурок всех возможных форм и размеров на специальных держателях. Похоже, что тут раньше не то варили самогон, не то проводили алхимические изыскания, но это было очень и очень давно, судя по слою пыли и целым гирляндам паутины.

Вернувшись обратно уже в столовую, служившую одновременно и гостиной при случае, он приветливо улыбнулся.

— Вот, собственно и все. Вы обе можете расположиться в большой спальне, она сейчас пустует.
>> №223  
>>222
>>220
Пройдясь по дому и пообещав себе когда-нибудь распробовать вино из подвала, а так же попробовать снять мансарду у хозяина дома, ведь там была уже почти что готовая лаборатория, Хель посетовала в мыслях, что ей придётся делить комнату с кем-то, но в итоге успокоила себя тем, что ей ещё повезло, что спальни хотя бы две. Делить постель с хозяином жома она бы не согласилась ни при каких обстоятельствах. Однако от его помощи было бы глупо отказываться.

- Кельтер, думаю, надо всё же забрать мои вещи из таверны.
>> №224  
>>222
>>223
-Спасибо за экскурсию. А насчет ночлега... Я не против.

Решив, что дальше Кельтер поможет Хельге забрать свои вещи и устроить её переезд, Элиза удалилась назад в библиотеку.
>> №225  
>>223
>>224
— Разумеется. Тогда не будем откладывать дело в долгий ящик и отправляемся сейчас. И, не за что, Элиза. Будь как дома.

Хельга-то не промах, знает, когда о себе надо напомнить, подумал Кельтер. Но, умеет это делать с достоинством — налицо хорошее воспитание и манеры. Посмотрев вслед Элизе, маг отметил, что она скромная и тоже хорошо воспитанная девушка. Видать, у обеих жизнь была не сахар, раз они без видимого неудовольствия согласились делить комнату и постель. Барон с трудом подавил тяжелый вздох, вспоминая о родовом поместье. Вот уж где можно было бы расположить хоть с десяток гостий в отдельных комнатах. Но, чего нет, того нет. И в этом доме может быть довольно уютно, ну а кричащая роскошь — она в прошлом.
>> №226  
>>225
Одевшись, Хель и Кельтер отправились в таверну. Хель предпочитала пока что молчать, поэтому до таверны они дошли в полной тишине.
С хозяином таверны пришлось поскандалить на счёт возвращения внесённой заранее оплаты. В итоге, под напором девушки и лишь от одного присутствия фон Кронена, он довольно быстро сдался и вернул Хельге деньги, для себя отметив, что заселять её по пониженной цене уже не будет - ведь она оказалась не только неприступной, но и чрезвычайно тяжело расставалась с деньгами.

Взяв себе чемодан с готовыми лекарственными препаратами и отдав Кельтеру чемоданы с вещами и оборудованием, они отправились обратно в дом.
На полпути им встретилась девочка, завёрнутая в бараний тулуп с головы до ног - виднелись только перемотанные рубашками с пятнами от крови ноги и часть головы - золотистые волосы и тёмно-красные глаза.
>> №227  
>>226
>>225
Девушка металась от здания к зданию. Шум вокруг пугал ей и гнал вперёд, словно зверя. Кто знает, что бы с ней случилось, если бы ей на глаза не попались мужчина и женщина, несущие куда-то чемоданы.

Вид мужчины что-то всколыхнул в памяти девочки.

"... и веру, и надежду, и любовь... Времена сейчас трудные... Спасибо..."

Эти слова, сказанные им когда и обращённые, наверное, к ней самой, толкнули её на опасный для неё шаг - она пошла прямо к нему, надеясь, что хоть что-то сможет вспомнить или хотя бы он помнит её. Подойдя в упор, она посмотрела ему в глаза своим чистым, незамутнённым ничем взглядом.
>> №228  
>>226
>>227
Не будь хозяин таверны столь сговорчивым, пришлось бы применить силовые методы воздействия. Холодная сталь в опасной близости от горла много кого сделает сговорчивым. Этого, правда, не потребовалось, и Кельтер, без труда неся увесистые чемоданы Хельги, задумался о чем-то своем. Из раздумий его выдернуло странное зрелище: к нему подошла изрядно продрогшая и отчаянно дрожавшая девушка, почти совсем еще ребенок, в грязном и явно большом для нее тулупе и кое-как замотанными в какие-то тряпки ногами. Вероятно, сирота, просящая подаяние, но почему-то молчащая. Кельтер встретился с ней взглядом и невольно вздрогнул. Сироты так себя не ведут, и нет у них такого взгляда. Неладное что-то было с этой девочкой. Перехватив чемоданы левой рукой, он осторожно взял девочку за руку правой и повел в дом, молча всю дорогу.

Оказавшись в доме, боевой маг аккуратно поставил чемоданы в общей для Хельги с Элизой спальне, затем отвел девочку в столовую, где усадил ее у камина и, сходив на кухню, вернулся с чашкой горячего чая. Сняв с нее грязный тулуп, укутав теплым пледом и вручив ей чашку, он заговорил.

— Кто же так ходит в лютый мороз. Девочка, у тебя родители-то есть? Или родственники?
>> №229  
>>228
Хель немало удивилась девушке, но, так как подошла она к Кельтеру, и тот повёл её к себе домой, решила, что, скорее всего, они знакомы друг с другом, и возможно, что она его дочь.

Хельга осталась распаковывать чемоданы, а девочка на кухне лишь покачала головой в ответ на вопросы Кельтера.
>> №230  
>>229
— Нет, значит. Соболезную. А говорить ты можешь? И да, пей чай, не то остынет.

Маг сел напротив девочки и осмотрел ее повнимательнее. Длинные ухоженные волосы, чистая кожа и вполне здоровый вид говорили о том, что она не из сиротского приюта и уж тем более не бродяжка. Но тогда кто и почему она разгуливала по городу в таком виде?
>> №231  
>>230
Отпив чай из чашки, девочка почувствовала тепло, разливающееся по телу. Боль и холод отступали, и девушка впервые чувствовала себя так хорошо с самого того момента, как она очнулась. Посмотрев Кельтеру в глаза, она ответила на его вопрос:
- Могу.
>> №233  
>>231
Уже что-то, подумал он. С глухонемой или даже просто немой было бы весьма затруднительно общаться, учитывая специфическое положение и состояние девочки.

— Я — Кельтер. А тебя как зовут?
>> №236  
>>233
Девушка не помнила, как её зовут. Медленно всплывало какое-то имя, но всё же было слишком расплывчато. Выпив ещё немного чая, она напрягла память изо всех сил и попробовала выдавить из себя то самое имя:

- Я - А... Ай... Ай?..

Большего вспомнить она не смогла, но имя мужчины запомнила и продолжила смотреть ему в глаза.
>> №237  
>>236
В высшей степени необычная девочка, подумал маг, глядя ей в глаза какое-то время. Странный у нее цвет глаз, но на дефект или травму не похоже, поскольку она явно хорошо видела. И все же надо будет попросить Хельгу осмотреть ее, а заодно и как следует помыть в купальне, на всякий случай. Кельтер тепло улыбнулся ей.

— Рад знакомству, Ай. Сиди тут, я сейчас.

Поднявшись с пола и погладив девочку по голове, он вышел из столовой. Как он и предполагал, Хельга занималась распаковкой чемоданов и деловито разбирала свои вещи, коих оказалось немало, особенно одежды.

— Гм, Хельга, есть к вам одна просьба. Та девочка, которую мы встретили по дороге домой — ее необходимо как следует помыть и осмотреть на предмет ран, травм или болезней. Она не очень-то разговорчивая, плохо ориентируется в городе и сирота. И, почему-то мне доверяет. Это все, что мне удалось выяснить. Справитесь?
>> №238  
>>237
Хельга кивнула Кельтеру. Значит, молчаливая сирота, в одиночку бродящая по городу? Ей определённо стоило её осмотреть. Ведь улицы недружелюбны даже ко взрослым мужчинам, а для девушек некоторые переулки и подворотни были настоящими входами в ад.

Ай сидела, думая над тем, что сейчас произошло. Кельтер улыбнулся и погладил... Наверное, он хороший человек.

Вскоре пришла та женщина, что была вместе с ним при их с Кельтером встрече. Она выглядела хоть и порядком уставшей, но всё же была очень дружелюбна.

- Привет. Меня зовут Хель, а тебя?
- Ай.
- Какое красивое и необычное имя. Ай, ты себя хорошо чувствуешь? -Хельга решила сразу попытаться втереться в доверие к девочке примитивнейшим образом, но, кажется, он сработал.
- Всё нормально.
- А как насчёт сходить в купальню?
- Купальню? - голос Ай был очень тихим, но всё же в нём слышались некоторые оттенки эмоций.
- Да, в купальню. Пойдём, - Хель и сама планировала в скором времени помыться, но тут подвернулся случай совместить приятное с полезным.

Войдя в купальню, Хельга быстро разобралась с наполнением бассейна по центру, а сама повела Ай к душевой. На попытку стащить с неё рубашку Ай вцепилась в неё, не желая отдавать.
- Ай, сними её, пожалуйста. Иначе мы так и не помоемся.
- Тогда не помоемся.
Целительница вздохнула.
- Я - лекарь, а ты теперь - мой пациент. А пациенты выполняют требования врачей, понятно?
- Ладно.
Под рубашкой у девушки ничего не оказалось. То есть совсем. Удивительно, как она не замёрзла насмерть или хотя бы ничего не отморозила. Осмотрев ей со все сторон, Хельга осталась довольна - работы тут для неё почти что не было.
- А теперь - закрой глаза и приготовься, - Хель включила душ и завела девочку под тёплые струи: - Подожди пока, я сейчас.
Шмидт так же разделась догола и, взяв мыло и губку, начала намывать Ай, попутно греясь и сама.
Девочка без лишних вопросов приняла это и продолжала молчать, даже не пытаясь узнать, что происходит вокруг. В итоге и Хель, и Ай засели в бассейн с горячей водой. Закрыв глаза и положив голову на край бассейна, целительница перестала следить за своей юной пациенткой, погрузившейся по уши в воду и явно получавшей некоторое наслаждение от больших количеств тепла после продолжительного промерзания на улице.
>> №239  
>>238
Барон невольно улыбнулся, глядя, как Хельга повела Ай купаться. Все-таки хорошо, что она оказалась рядом. Так будет правильнее – Хельга ведь женщина, и она куда лучше справится с мытьем девочки. Теперь надо вопрос с одеждой решать, ведь у Ай совсем ничего нет. Завтра надо будет сходить к портному и чего-нибудь ей подобрать. А пока нужно приготовить для всех хороший ужин. Пускай и работник по дому Кельтер был ужасный, но хорошо и вкусно готовить он умел, чем и занялся, пока Хельга с Ай купаются. Вот так одно событие может перевернуть все с ног на голову, думал он, поджаривая мясо на вертеле. Спас несчастную из лап Инквизиции, потом удачно встретил хорошую целительницу и совершенно неожиданно повстречал ту странную девочку. Надо насладиться уютом, теплом и компанией, пока есть такая возможность.

Прошло уже некоторое время, вполне достаточное, чтобы Кельтер успел приготовить ужин, состоящий главным образом из жаренной на вертеле индейки, печеных овощей и салатов. Помимо свежего мяса у него был изрядный запас овощей, несмотря на холодное время года, сохраняемых в специально зачарованной нише в его погребе. На столе он так же поставил пару бутылок с вином для взрослых и гранатовым соком для Ай. Удовлетворенно оглядев стол в столовой, Кельтер сел на медвежью шкуру напротив камина и посмотрел в огонь, погружаясь в собственные мысли, отрешенно наблюдая за весело горящими поленьями.
>> №240  
>>239
Искупавшись и как следует попарившись, Хельга вышла из бассейна и помогла вылезти Ай.
- Погоди, я сейчас принесу тебе кое-что из свои старых вещей. Может, тебе подойдёт.

Быстро одевшись, целительница быстр сбегала в спальню и достала самое нарядное, что у неё было из подходящего по возрасту - старую церковную одежду.

Одев девочку, она взяла её за руку и, приведя в столовую, усадила за стол.
- Будем ужинать?
>> №241  
>>240
Моргнул, поднимаясь на ноги и оглядывая основательно выкупавшихся девушек. Хельга где-то раздобыла недурственный наряд, в который она и нарядила Ай. Решительно, она очень хозяйственная и предусмотрительная, сказал себе Кельтер, разливая вино и гранатовый сок в бокалы, затем отодвигая один из стульев и приглашая Хельгу садиться.

— Вы как раз вовремя. Располагайтесь и приятного вам аппетита.
>> №242  
Прошло пару вечных секунд, как любят говорить плохие барды, до того момента, как грандмастер смог начать осозновать. Все-таки когда тебя вышвыривают из одной реальности в другую, порой очень сложно привыкнуть. Особенно, если это сопровождается не дюжей болью и страданиями. И, вдобавок, смертью.
Вот поэтому сейчас грандмастер судержно пытался понять, что же с ним происходит. Он ничего не чувствовал, не слышал и не видел. У него даже тела как такового не было. Только сознание, лишенное чего-либо другого в абсолютной пустоте.
Или же нет? По крайней мере, спустя пару секунд -- или тысяч лет, в том месте время слишком зыбко -- грандмастер начал осозновать, что он не один. Что-то невероятно сильное смотрело на него в этой пустоте. Более того, что-то очень медленно тянуло к нему свои отростки.
Когда грандмастер это понял, оно до него добралось. И в этой тишине и пустоте он закричал
[1d100] : 50=50
>> №243  
>>241
Ай села за стол и осторожно отпила гранатовый сок. Кисло-сладкий вкус был странным, но всё же довольно приятным.

Хель уже наложила и мяса, и овощей как себе, так и девочке, и, пропустив привычную застольную молитву, сказала:
- Спасибо вам большое, Кельтер. Приятного аппетита.

Ай недолго разбиралась с ножом и вилкой, поскольку наблюдала за действиями Хельги, и приступила к трапезе, причём весьма культурно - особенности этикета были ей известны, несмотря на юный возраст и непонятное происхождение.

Вскоре и девочка, и девушка наелись и напились.
>> №244  
>>243
Ужин прошел в молчании. Кельтер, по обыкновению, больше пил, чем ел. В очаге весело потрескивали поленья, за окном уже давно стемнело, и наступила ночь. Вновь пошел снег, который словно укрыл город пушистыми белым одеялом. Все-таки зима это замечательное время года, подумал маг и улыбнулся девушкам, поймав себя на том, что в последнее время стал чаще улыбаться. Не криво и насмешливо, а совершенно искреннее. Может, тому виной новые и приятные знакомства?

— Думаю, скоро будет пора спать. Моя спальня смежная с вашей, так что в случае чего я совсем рядом. Но, в этом доме вам бояться совершенно нечего, можете мне поверить: ни нападений извне, ни изнутри.
>> №245  
>>244
Хельга кивнула и начала убирать со стола, попутно спрашивая:
- А куда всё это отнести?

Ай же продолжила тихо хрустеть салатом, съев в целом не очень много.
>> №246  
>>245
— На кухню, будьте так любезны. Там есть специальный контейнер для отбросов и зачарованный шкаф для готовых продуктов, в котором еда долго не портится. Я пока пойду искупаюсь.

Вежливо кивнув девушкам, Кельтер направился в купальню, где основательно вымылся. Обработанные раны зажили куда быстрее, чем говорила Хельга, но отметины все еще остались. Как следует поужинав и вымывшись, маг почувствовал себя другим человеком.
>> №247  
>>246
Пока Хельга разбиралась с кухонными делами, Ай пошла изучать дом. В библиотеке сидела ещё одна девушка, слишком увлечённая чтением, чтобы заметить гостью. Наверху, в мансарде - слишком затхло и запущенно. В подвал же спускаться девочка не решилась, несмотря на неплохое освещение.
В итоге, вздохнув, Ай села на медвежью шкуру у камина.
>> №248  
>>247
Надев халат, маг вернулся обратно в гостиную, где застал одну только Ай. Хельга, видимо, все еще была занята на кухне. Здраво рассудив, что еще не время засыпать девочку вопросами, Кельтер решил ограничиться короткой фразой.

— Мой дом в твоем распоряжении и ты можешь оставаться тут столько, сколько пожелаешь. Места всем хватит. Правда, ради твоего же блага, спать ты будешь вместе с Хельгой. Она добрая и заботливая девушка, смело ей доверяй.
>> №249  
>>248
Жар из камина расслаблял и усыплял. Вместе с нарастающим чувством сна в ушах начали слышаться, сперва тихо, а затем всё громче, звуки, которых она никогда не слышала сама, но отчётливо различала лязг мечей, удары по щитам, возмущённое и испуганное конское ржание, неразборчивые крики людей.
Голос Кельтера вывел её из полусна, и только поняв, что он ей говорит, Ай покачала головой.
- Я буду спать там, где хочу.
>> №250  
>>249
А девочка-то тоже с характером. Но, вроде бы не капризная, подумал Кельтер. Не похожа она на избалованную жизнью и родителями богачку.

— Как пожелаешь. Но, лучше всего тебе будет с Хельгой. В ее спальне хорошая и очень удобная кровать, а места там для всех хватит.
>> №251  
>>250
Кивнув, Ай поднялась и взялась двумя пальцами за край халата Кельтера.
- Хочу спать.
>> №252  
>>251
Маг с улыбкой погладил девочку по голове.

— Хорошо. Тогда, где бы ты хотела лечь?
>> №253  
>>252
Прикрыла глаза, когда Кельтер провёл по её голове рукой. Наверное, таким образом он проявлял свою доброту к ней.
На вопрос его она ответила:
- Не с ними.
>> №254  
>>253
Подумав, он отвел Ай в свою спальню и усадил ее на кровать.

— Давай тогда так. Ты ляжешь в постель, а я устроюсь на диване в гостиной. Вместе на одной кровати мы не можем спать, ты же понимаешь. Да и в одной комнате, в принципе, тоже.
>> №255  
>>254
Ай вновь покачала головой. То, что говорил Кельтер, не имело никакого смысла.
- Не понимаю, почему.
>> №256  
>>255
— Нельзя нам вместе спать, и точка. Уж точно не в одной кровати. Слишком большая разница в возрасте, Ай.
>> №257  
>>256
С сомнением посмотрела на Кельтера, но промолчала и продолжила сидеть на кровати. Ей это казалось странным, но, вероятно, он не был таким уж хорошим её знакомым.
>> №258  
>>257
— Доброй ночи, Ай.

Кельтер добродушно потрепал девочку по голове и вышел из комнаты, направляясь в гостиную. Там он медленно улегся на большой кожаный диван и, подложив руки под голову, посмотрел в окно. Наблюдая, как медленно кружатся в воздухе снежинки, Кельтер постепенно задремал.
>> №259  
>>258
Хельга, порядком вымотавшись ещё с самого утра, легла в большую спальню, задумавшись о том, что не мешало бы присмотреть за девочкой, которую носило неизвестно где. Всё же Кельтер был, несмотря на гостеприимство, не лучшей компанией для ребёнка, поэтому не мешало бы оградить её от возможного плохого общения и обращения.

Ай медленно начало клонить в сон. Увидев Хельгу в спальне, она немного удивилась, но была слишком сонной, чтобы хоть как-то прореагировать.
- Понятно, значит, выгнала хозяина дома с места, - Хель улыбнулась и, сбегав в большую спальню, вытащила оттуда пару ночнушек - одну поменьше, для Ай, и другую для себя.
- Так, перед сном надо переодеваться, Ай, запомни это.
- Потому что пациенты выполняют требования врачей? - спросила Ай, едва разлепляя глаза.
Всхохотнув, Хель ответила:
- Нет ведь, потому что так ты лучше выспишься, и холодно тебе тоже не должно быть. Понятно.
Ай кивнула и дала переодеть себя ко сну. Когда и Хельга переоделась и уложила девочку под одеяло, погладив её по голове и пожелав спокойной ночи, Ай заснула.

Сон, сперва полный холода, снега и заметённых им бесконечных дорог, вскоре сменился на другой, полный жары и тех самых лязга мечей, ударов по щитам, возмущённого и испуганного конского ржания, неразборчивых криков людей.

Горящий город был полон этими звуками. Вдалеке кричала женщина, которую насиловала солдатня, её крикам вторила её дочка, ещё совсем маленькая. Церковь возвышалась над пожарищем, абсолютно не тронутая, ведь она охранялась лучшими боевыми инквизиторами в городе, которые как раз и могли спасти ту семью, но предпочли подчиниться приказаниям епископа и стеной отгородили церковные стены от волн нападавших.
Айзек стоял посреди всего этого, сжимая Его Копьё. Он знал, что с точки зрения Церкви и нормального человека поступит неправильно, ибо не помчится он спасать кого-либо, отринув страх. Город был полон греха и до вторжения варваров с севера - та дочь была не от мужа той женщины, епископ любил наведываться анонимно в местную бордель, как и всякий рядовой горожанин. Все благочестивые и жившие по Вере либо уже отдали свою жизнь, защищая город, не заслуживающий защиты, либо сейчас погибают в неравном бою.
Один такой благочестивый солдат упал замертво, рассечённый секирой варвара, и его внутренности и соки расплескались по мостовой. Варвар же, узрев перед собой Айзека, попытался убить и его, но удар Копья пронзил его прямо в сердце, а последовавший взмах разделил тело на две неравные половинки.
Слишком много крови, страха и боли для места, погрязшего в поклонении ложным богам.
Размахнувшись, Айзек вонзил Копьё в мостовую, раскалывая землю города. Первая же трещина дошла до церкви, вызывая её обрушение и хороня всех, кто спрятался в ней,под её обломками. Город медленно обрушался и проседал вниз. Тут и там из-под земли вырывались струи огня, испепеляющие всех и каждого на своём пути. Айзек пришёл очистить этот город от одних людей, но избавился заодно и от северных варваров.
Боль за каждого убитого и сожжённого им в этот день сжимала сердце Острия Копья Его, но Вера поддерживала его, не давая оборвать свои мучения и заодно свою жизнь. День великой Казни глубоким шрамом лёг на сердце Копьеносца.

Хельга, спавшая беспокойно из-за непривычной кровати, очнулась от всхлипываний под боком. Приоткрыв глаза, она увидела, как Ай, дрожа и всхлипывая, плачет. Быстро осмотрев её простейшим заклинанием, Хель вздохнула - всего лишь кошмар. Притянув к себе и обняв, девушка стала нашёптывать девочке на ухо:
- Всё в порядке, всё хорошо, ничего этого на самом деле нет.

Несмотря на то, что это уже было, и ничем это уже не изменить, Ай успокоилась и погрузилась в сон. Хельга же поняла, что совсем не зря решила присмотреть за девочкой. Вздохнув, целительница тоже вскоре уснула, не в силах противится усталости.
>> №260  
Самоходная повозка подъехала к двухэтажному зданию с колоннами, над входом в которое красовался диагональный чёрный крест в белом овале - священный символ власти императорского рода.
Из обшитой воронённым металлом повозки вышел мужчина в чёрном кожаном плаще и не менее чёрной фуражке, имеющий такую же эмблему на красной повязке, надетой на левую руку, и на фуражке в виде кокарды. Каждый шаг отдавался щелчком лакированных чёрных сапог о мрамор лестницы.
На входе дежурный сперва открыл дверь перед своим начальником, а после, поприветствовав, закрыл за ним.
Сдав плащ в гардероб, мужчина, одетый в по-прежнему чёрную, но уже форму, зашагал в свой кабинет, на двери которого висела табличка - "Руководитель исполнительного отдела Священной Инквизиции Новой Церкви округа Танненберг полковник Г.П. Франк."

Войдя в кабинет, Герман подошёл к окну, из которого открывался вид на главный храм Танненберга. Устав СИНЦ требовал перекрестится при виде святого здания, но Франк этого не сделал - он был сугубо представителем власти, и не сильно уважал Новую Церковь, ибо знал все методы её работы и особо не приветствовал разгул молодых инквизиторов, дорвавшихся до власти. Но почти всегда держал себя в руках, не давая повода усомниться в преданности императору и государству.
Открыв окно и вдохнув полной грудью утренний воздух, Герман принялся за бумажную работу, осточертевшую ему ещё в чине старшего лейтенанта.
>> №261  
- Расскажи мне, любимая, что будет завтра...
Невысокий мужчина с черными волосами до плеч негромко напивал песню и смывал с рук свежую кровь. Рядом с ним лежал окровавленный труп женщины.
Пару минут назад она была более живой. Неожиданно в дверь постучали. Две крепких руки закрыли кран бочки, из которой подавалась вода, и окунулись в объятия мягкого полотенца.
- Маркус, у вас все в порядке, я слышал шум... Создатель! Джейн? – Светловолосый толстяк с вечно добродушной миной ошеломленно уставился на мертвую женщину. У него изо рта часто пахло чесноком, а руки были покрыты толстой коркой грязи. Маркус частенько задавался вопросом, неужели Крейк так не любит мыть руки? Да, он фермер, но ведь можно же хоть изредка промывать руки в воде. У Маркуса всегда были ухоженные руки. Он каждый вечер чистил их специальной щеткой, которую купил у приезжего каравана. Мужчина натянул непринужденную улыбку и поприветствовал своего соседа.
- Привет, Крейк. Ты снова зашел за солью?
- Твою мать, Муркус! Она мертва?! – Он немного испуганно подбежал к Джейн. – Какого черта?!
- Мертва? – Мужчина задумчиво наклонил голову набок. – Не неси чепухи, старик.
Толстяк бросил нервный взгляд на расшибленную голову женщины. Она явно не походила на живую.
- Т-ты... убил ее?
- Что? – Маркус искренне возмутился и направился в сторону нежданного гостя. Крейк успел заметить, как кухонный нож совершенно случайно лег тому в руку. – Я похож на убийцу?
На лбу соседа выступили капли пота.
- Н-нет, Маркус... слушай... – Он медленно попятился назад. – Я... я просто уйду, хорошо?
- Конечно, старина.
Мужчина улыбнулся и поправил сползшую набок рубаху. Крейк заметил, что сделал это он той рукой, в которой лежал нож. Он нервно сглотнул и с дрожью в теле попятился назад. Боги... Джейн. Что этот монстр сделал с тобой?
Маркус растянул улыбку, которая больше походила на оскал, еще шире и это стало последней каплей. Толстяк не выдержал и бросился прочь, попутно упав пару раз.
Невысокий мужчина хохотнул и продолжил мыть руки.
>> №262  
Мордекай не был бывалым воином. И мастером в магии он тоже не был. Однако, понять что дело плохо, он мог. И когда в таверне, куда он зашел остановиться на ночь на пути домой забрезжил красно-черный огонь, ему все стало очень быстро ясно. Источник огня шел со второго этажа, где располагались комнаты, и времени выбраться из таверны должно было быть предостаточно. Если бы не одно но. Кто-то истошно завопил о помощи, и парень, сплюнув, помчался к лестнице наверх, дабы попытаться вытащить истошно зовущего. Но стоило сделать ему два шага на ступени, как пламя окутало его, и больше он ничего не видел.
В такой же нелепой позе, какой он и был в момент, когда пламя окутало его, Мордекай и очнулся. Он стоял, занеся ногу для того, чтобы наступить на ступеньку лестницы, и рукой закрываясь от уже исчезнувшего огня в пустоте. Ну, как, в пустоте. Когда он огляделся, он понял, что стоит он на какой-то каменной глыбе, больше похожей на небольшой холм, а над головой его висит хмурое, багровое небо. Опустив руку и ногу, парень осмотрелся, и ему пришла в голову запоздалая мысль о магической природе пламени, что его окутало еще пару мгновений назад. Он проверил, легко ли выходит меч из ножен, и начал спускаться с глыбы. Нужно было выяснить, где он.
>> №263  
>>260
Потянувшись на неудобном деревянном кресле и хрустнув затёкшими пальцами, Герман отложил перо в сторону и встал из-за стола. Всё тело ныло и требовало активности, от которой по молодости изнывало и требовало покоя. Разум тоже вопил о том, что нужно срочно что-то сделать, чтобы не разорваться от внутреннего напряжения, с каждой секундой натягивавшего ещё один нерв до предела.

Франк открыл стенной шкаф, чтобы предаться воспоминаниям, глядя на побитый временем и свершениями полуторный меч и одеваемый разве что на празднества и парады магический командирский доспех. Старые доспехи, от классических кожаных и кольчужных для патрулирования до непрошибаемых индивидуальных штурмовых крепостей, прозванных "Ишаками" и надеваемых только тогда, когда появлялась нужда загнать особо опасного еретика или немёртвого, остались в прошлом. Сейчас были только кипы бумаг, проблемы с планом по отлову еретиков и глупыми мальчишками, которые, нося знаки отличия инквизиции, решили, что им всё дозволено.

У Германа на губах заиграла ухмылка. Взяв листок, он быстро накидал указ о внеплановой проверке работы инквизиции на местах. Все любили устраивать показные раскрытия преступлений для полковника Франка, но вот сейчас следовало проверить всё самому как есть. Сняв доспех и погрузив его на тележку без всякой помощи, лишь своими силами - так Герману ярче вспоминалась солдатская жизнь - он выкатил его в оружейную и начал одеваться в него, вызывая недоумённые перешёптывания среди кисших в арсенале стражей. Отдав указ и приказав его размножить и развесить по управлениям, Герман вышел на улицу.

Не то чтобы ему был нужен этот огромный серый доспех, лёгкий только для своего владельца и неподъёмный даже для самого сильного человека в мире - просто в данном облачении он вызывал почтение и уважение. Обычная чёрная форма же вызывала страх и ненависть, хотя Герман ничем их не заслуживал.
Взоры десятка горожан и четырёх стражей обратились на огромную фигуру инквизитора, чья ухмылка была скрыта за бронированным воротником. До самых умных дошло, что сегодня лучше сидеть дома, чтобы не попасть под горячую руку - статистика сегодня обещала резко скакнуть вверх.

капча
>> №264  
Пологий каменный склон сменился мелким гравием, а вскоре сменился и более менее ровной поверхностью. Мор наклонился и прикоснулся к земле. Серая пыль, из которая она состояла, прилипла к пальцам, и когда парень убрал руку, взвилась легким столбиком вслед за ним.
- Странное место, - вслух заключил Мордекай, - не то, чтобы я пыли не видел, но тут она какая-то неприятная на ощупь.
- Разумеется, неприятная. Выжженная адским пламенем земля - это тебе не песочек - раздался голос из-за спины.
Парень резко крутанулся на месте, при этом положив руку на рукоять меча. Голос принадлежал довольно милой особе, имевшей огненно-рыжие волосы, милое личико, и довольно большую обнаженную гру...
- Прошу прощения, леди, я не знал что вы обнажены - резко выпалил Мор, и прикрыл взгляд рукой, - я только что попал в это место, и немного не понимаю, где я. Что это за адское пламя такое?
Мелодичный голос удивленно хмыкнул.
- Самое обычное адское пламя. В аду. А ты для мертвеца слишком стеснителен. И на тебе, для трупа, многовато одежды.
>> №265  
Мордекай, от растерянности, даже убрал руку, чтобы посмотреть на девушку, но тут же опомнился и вернул ее на прежнее место.
- Но я не мертв!
Послышался глубокий вздох, от которого фантазия Мордекая тут же нарисовала картину, как должна была колыхнуться грудь девушки. Постаравшись отогнать виденье, он услышал уже смешок и девушка вновь заговорила:
- Вы все всегда так говорите. И убери уже руку наконец, как будто голых девушек не видел. Или я тебе нравлюсь?
Послышались легкие шаги - девушка соскользнула с камня, на котором сидела, и приблизилась к Мордекаю.
- А ты милый. Ну же, не бойся, убери руку...
Ее маленькая ладошка легла сверху на руку парня, и уже было собралась отодвинуть ее, как девушку с криком убрала руку и отпрыгнула в сторону.
Мордекай от удивления сам убрал руку, и его взгляду представилась удивительная картина. Кожа девушки покраснела, за спиной появился тонкий хвост, а на лбу появилось два маленьких рожка. Она стояла в паре шагов от него, и держалась одной рукой за кисть другой. Ладонь же руки, которую она обхватила, сейчас дымилась.
Парень перевел взгляд на свою руку, и увидел, что серебряный герб на тыльной стороне митенки его руки, как-будто сильно нагрелся.
Осознание пришло примерно в ту же секунду. Вынув из ножен меч, он отступил и вытянул его в сторону девушки.
- Адское отродье! Снимай свои чары и возвращай меня домой!
>> №266  
>>261
Тело Маркуса крепко сковывали тугие веревки, которые были обвязаны вокруг массивного столба. Под его ногами лежали сырые дрова.
- Я не убивал ее!
Толпа зевак гневно кричала и требовала сжечь убийцу. Аделайн всегда была тихой небольшой деревушкой, которая кормилась зерном, да промысловым животным. Все знали друг друга в лицо, так что убийство Джейн подкосило их всех. Никто не мог подумать, что может случиться... такое. Маркус для всех был хорошим парнем, который норовил помочь и поддерживал в трудный момент. Однако это не помешало ему убить свою жену. Ей было 25 лет, она была молода. Как обычная женщина, она могла устроить ругань на пустом месте, но это явно не повод, чтобы ее убивать.
- Агрх! Идиоты!
Староста зажег факел и направился в сторону Маркуса.
- Лейн, Лейн! Она скоро вернется! Она отошла, серьезно. Поверь мне. Нет, правда. Старик, убери эту штуку.
Маркус испуганно уставился на огонь. Староста тем временем уже пытался поджечь сырые дрова. Не сразу, но ему это удалось. Толпа радостно загалдела. Темноволосый мужчина выкрикивал проклятья и заверения о том, что не он являлся причиной смерти жены. Никто ему не верил.
>> №267  
Девушка рассержено зашипела, и вытянула обожженную руку в сторону Мордекая:
- Мертвец, откуда у тебя серебро? Его здесь никогда не было! Ах, проклятье, как же больно. Ну, ты сам напросился, - в голосе раздались обиженные нотки, и она приложила руку к виску.
Мордекай отступил еще на шаг, и удобнее взялся за меч в ожидании чего либо. Сейчас его уже не смущала нагота девушки, но руки все равно дрожали. Это был его первый настоящий бой, ведь в офицерской школе его такому не учили. Да еще и нечисть в виде врага...
Тем временем, ничего не происходило. Девушка все сильнее зажмуривалась, держа руку у виска, но никаких изменений не было. Нападать на нее Мордекай не решался. Хоть она и была какой-то нечистью... демоном?... но это была девушка. Так они и простояли с минуту, после чего она открыла глаза и закричала:
- Какого черта у меня ничего не получается? Труп, ты должен мне подчинятся!
- С какого такого перепуга - огрызнулся Мордекай, все еще удерживая меч в удобной позиции для боя.
От такой наглости девушка слегка приоткрыла ротик.
- Как с какого? Ты мертвец. Мертвая душа. Я - суккуб. Ты должен мне подчинятся, это же Ад!
>> №268  
>>266
Он задыхался. Наверное, я скоро умру. Но... я не убивал ее! Эту фразу он сказал в тысячный раз. Но это не помогло ему избежать своей участи. Глаза заполонила тьма. Знакомое чувство. Неожиданно крепкий удар под ребра заставил его упасть на пол и стонать от боли. Маркус успел удивиться. Он больше не был связан. Однако очередной удар ногой в живот не дал ему мгновений для раздумий.
- Вставай.
Маркус разомкнул глаза и увидел перед собой бледного мужчину. Вокруг них был желтый песок и ничего более.
- Как тебе на этот раз? Понравилось? В который раз ты это видишь? - Он произнес это безэмоционально, будто бы его и правда интересовали ответы на вопросы. Но Маркус почему-то знал, что это вовсе не так.
- Неплохо.
Он сплюнул на пол кровь. Бледный улыбнулся.
- Еще раз?
Маркус прожег его гневным взглядом.
- Нет, - выдавил от сквозь зубы.
Незнакомец улыбнулся еще шире.
- Ну так что, Маркус, ты убивал ее или нет? А, Маркус? Я не слышу ответа. Убивал? Ну же, ответь мне.
Он расхохотался. Черноволосый мужчина взвыл зверем и кинулся на бледного. Секунду спустя он упал лицом в песок. Оглянувшись, он понял, что остался совершенно один. Маркус огласил пустыню своим криком.
- Ублюдок! - выдавил он. Все так же полный гнева, Маркус оглянулся вокруг. Тонны песка и ничего больше. Будто бы он оказался в песочных часах. Но больше всего его удивило, что он совершенно не отбрасывал тени.
Мужчина поднялся на ноги и отправился за ответами.
>> №269  
- Суккуб? Что значит суккуб? Что значит Ад? Ты лжешь!
Девушка явно злилась на него, но Мордекай не собирался отступать. Он был очень сильно не в настроении после случившегося, и ситуация начинала отдавать абсурдом. Казалось, что обнаженная девушка сейчас взорвется от злости, но их обоих отвлек легкий шелест за спиной. Мордекай дернулся в сторону, и взглянул назад. За его спиной стояла обнаженная высокая брюетка, по формам ничуть не уступавшая рыжей, которая высокомерно на нее смотрела.
- Элиза, где тебя носит? Ты должна была явится домой еще вечность назад!
Девушка, которая до этого представляла собой сгусток злости, тут же смиренно опустила голову.
- Мама, прости, но тут этот странный мертвец. Он заставил меня задержаться...
Брюнетка перевела взгляд на Мордекая, и посмотрела на него так, будто бы впервые его увидела.
- Мертвец? Элиза, он вполне себе живой. Из плоти и крови. Очень любопытно... Будь хорошей девочкой, приведи его ко мне на работу, хорошо? Я буду ждать вас там. И не задерживайся по пути, ты и так провинилась - женщина закончила, и растаяла в воздухе.
Мордекай, ошарашенно смотрел на все это, и не заметил, как внешний вид рыжей сменился на тот, в котором он ее встретил. Из ступора его вывел ее голос:
- Так ты живой?
>> №270  
>>267
>>268
Сколько времени прошло? Час? Несколько часов? Сутки? Маркус шел не останавливаясь. Солнце стояло в зените и даже не думало никуда сдвигаться.
- Еще чуть-чуть и я выйду на край мира.
Маркус понятия не имел, где он находится. Что за чертовщина? А бледный мудак? Почему все думают, что я убил свою жену? Неужели она и правда мертва? Быть такого не может. Или... Маркус повертел головой, отгоняя мрачные мысли.

Через пару часов ему показалось, что он видит мутные очертания вдалеке. Он приложил руку ко лбу сощурил глаза. Люди?
- Эй! Стойте!
Маркус со всех ног побежал к незнакомцам. Слишком долго он шлялся по пустыне один.
>> №271  
>>270
- Ну да, как видишь, я живой. А почему должно быть иначе?
Элиза вздохнула, и уселась на землю.
- Как ты понимаешь, это Ад. Тут демоны и души мертвых. Живых тут нет. По крайней мере, как я знаю. А еще твоя серебряная бляшка... Если я к ней прикоснусь, мне почему-то больно. Вот.
Мордекай понял, что стоять с вытянутым мечом уже немного глупо, и он, убрав его в ножны, уселся рядом с девушкой.
- Так, Элиза, ты суккуб, верно? То что я слышал о вас, немного расходится с твоим поведением...
- В каком смысле? Я суккуб, да, но не то чтобы у меня было много опыта с душами, и уж тем более с живыми - нахмурилась девушка - но ты, по крайней мере, так весело смущался моего вида, - обворожительно улыбнулась она.
Мордекай вновь заметил это, и залился краской, пытаясь отвести глаза.
- П-п-прости, я не хотел на тебя пялится.
- Успокойся. Я же суккуб. Мы все обнажены, такова уж наша природа. Но мне что-то подсказывает, что ты не только смутился, правда?
В глазах Элизы заблестел игривый огонек, и она подняла руки вверх, потягиваясь, и максимально выставляя на обзор Мордекая свою грудь. Парень судорожно сглотнул и уверено начал рассматривать серебряную бляшку на перчатке. Ему казалось что он уже физически чувствует, как у него на щеках горит огонь. Еще чуть-чуть - и он бы поднялся и побежал куда глаза глядят.
- Эй, я тебе не нравлюсь? - почти рядом с ухом раздался голос Элизы, и тут Мордекай почувствовал, как к его плечу прикоснулось что-то мягкое и одновременно упругое.
В ту же секунду он услышал где-то недалеко крик, и вскочил на ноги, а Элиза растянулась на земле рядом с ним. Парень быстро огляделся, и увидел фигуру, быстро к ним приближавшуюся. Судя по всему, это он их и звал. Учитывая то, что брюки сейчас недвусмысленно жали ему, а сам парень был залит краской, легкая пробежка ему не помешала бы. Показав Элизе на бегущего к ним, он что-то невнятной сказал, и ломанулся навстречу бегущему.
>> №272  
>>271
Маркус бежал со всех ног, будто бы именно они могут дать ему все ответы. Одна из фигур посмотрела в его сторону и рванула ему на встречу, что придало мужчине еще больше сил. Ноги проваливались в песок, затрудняя движение, но Маркус продолжал бег.
- Черт, парень, - свалился он на песок после незапланированного марш-броска и пытался отдышаться. - Я думал, что совершенно один здесь.
Он окинул взглядом незнакомца. На нем была парадная военная форма офицера и полуторный меч. Не время удивляться.
- Что происходит, черт возьми? - Он сел на колени и уставился на мужчину. - Где мы?
>> №273  
>>272
- Ты в порядке? - запыхавшемся голосом спросил Мордекай, - когда сел рядом с мужчиной на землю, - Что происходит, я сам не знаю, но одна молодая особа сообщила мне, что мы в Аду.
"Кстати, о ней" - мелькнуло у парня в голове и Мордекай оглянулся, но Элиза не сдвинулась с места и издалека наблюдала за мужчинами.
- Я не в курсе, как я тут оказался, но буду рад компании в любом случае, - он стянул перчатку и протянул руку для рукопожатия - Я Мордекай, из семьи Стэн, можно просто Мор.
>> №274  
>>273
- Более-менее. Я Маркус. - Мужчина пожал протянутую руку.
Ад? Эта мысль его удивила. Впрочем, это кое-что проясняет. Сожжение... Сколько раз это происходило? Он попытался вспомнить, но голова налилась тяжестью.
- Я... я умер?
- Что? - Мордекай недоуменно уставился на Маркуса.
- Дай мне свой меч или кинжал, не знаю. Мне нужно кое-что проверить.
Возможно, он выглядел безумцем в глазах путника, но его это мало волновало.
>> №275  
>>274
- Надеюсь, ты не попытаешься убить себя - насторожено ответил Мордекай, но все-таки он вытащил из-за пояса увесистый нож, который долгое время был с ним, и протянул его Маркусу.
>> №276  
>>275
Мужчина невесело хмыкнул и принял оружие из рук Мордекая. Он провел пальцем по острию, оттягивая время, а потом с тяжким вдохом вонзил кинжал себе в сердце, после чего отбросил его прочь. Тут же полилась алая кровь, орошая густой песок. Маркус чувствовал ужасную боль.
- Быстро же ты. - Услышал он в голове голос Бледного. - Я надеялся, что ты будешь мучиться больше.
Мужчина прохрипел что-то невнятное, а после чего завалился набок.
Мордекай с руганью подскочил к Маркусу. Но не успел тот что-либо сделать, как он услышал позади знакомый голос.
- Ну надо же. А я и правда умер. Так странно... быть мертвым. Ничего не чувствую.
Он посмотрел на свои руки, сквозь которые был виден желтый песок, и перевел взгляд на тело, которое пару секунд назад принадлежало ему.
- Я умер уже давно, Мордекай. Все в порядке.
>> №277  
>>276
Парень только тяжело выдохнул, когда Маркус вонзил себе в сердце кинжал. Но когда голос Маркуса он услышал у себя за спиной, он невольно вздрогнул. Обернувшись, он осмотрел духа, который оказался теперь перед ним.
- Какого черта вы творите? - раздался звонкий голос Элизы, которая быстро приближалась к ним, - невозможно умереть в аду! Это же Ад, Рай вас побери!
>> №278  
>>277
Маркус обернулся на голос и увидел суккубу, которая направлялась в их сторону.
- Мор, ты знаком с ней? - Обернулся он к своему новому знакомому. - Тело можно бросить, оно мне больше без надобности.
- Невозможно. - Дух бросил медленный взгляд на мертвого себя. - Как скажешь. И... ты суккуба, да?
Мужчина без тени скромности стал рассматривать девушку с ног до головы.
>> №279  
>>259
Приблизительно три года назад.

— Вот и все, больше никого не осталось. Только ты и я. Хе-хе-хе...

Кельтер сплюнул кровь, тяжело опираясь на свой меч и с ненавистью смотря на стоявшего напротив колдуна. Им был гнусно скалящийся коренастый и совершенно лысый человек лет сорока пяти на вид в сером изодранном балахоне. Человек развел широкими руками, которые были густо усеяны черными рунами. Сложная рунная вязь охватывала запястья, внутренние и тыльные стороны ладоней, вилась вокруг пальцев. Руны эти покрывали не только руки — шея также была увита густым узором, который уходил вниз. Единственным свободным от рун местом, похоже, была голова. Глаза навыкате пристально уставились на мага.

— Охо-хо-хо... Обе армии уже пали ради этой Традиции. Две могущественные и многочисленные армии. Круг замкнется, и все начнется с начала, ибо такова Традиция. Тело лишь бренная оболочка. Оставь ее ради нового ми~

Лысый глухо захрипел, хватаясь левой рукой за горло, из его рта и жуткой раны на шее хлынула кровь, но на лице была безумная улыбка. В мгновение ока оказавшись рядом с Кельтером, он сделал резкое движение правой рукой, словно что-то зачерпывая из воздуха. В его руке появился шарообразный черный сгусток, из которого били молнии. Уже умирая, он швырнул его в Кельтера, который сделал было отчаянную попытку увернуться, но не тут-то было: шар попал ему точно в грудь. Боевой маг закричал, роняя меч и падая на колени. Из нависших тяжелых туч молнии ударили в старый храм, с легкостью разрушая огромные гранитные блоки и величественные статуи забытых богов. Молнии все били и били, но ни одна из них не попала в стоящего на коленях человека, кричавшего от невыносимой боли. Это было своего рода испытание, и далеко не каждый мог его пройти, не сойдя при этом с ума или вовсе умерев от болевого шока.

Придя в себя через некоторое время, Кельтер первым делом посмотрел на свои руки и зло скривился. Ногти почернели, и из этой черноты медленно, но неотвратимо ползли тонкие вереницы рун, уже начиная обвиваться вокруг фаланг всех пальцев. Времени оставалось совсем немного, и нужно было поторопиться. Глубоко вздохнув и сосредоточившись на трех достаточно простых заклинаниях, маг привел в исполнение первое. Резкий удар невидимого клинка, брызнула кровь, и его кисти рук упали на черные плиты древнего храма. На сей раз маг не закричал. Эта боль была ничем по сравнению с той, которую он только что перенес. Теперь второе. Громкое шипение обожженной плоти и тошнотворный запах горелого мяса. И, наконец, третье. Заклинание телекинеза заставило ожить два рулона бинтов в походной сумке и выскользнуть из нее длинными белыми змеями. Бинты туго обвили обожженные обрубки рук и завязались крепким узлом.

Отрубленные кисти тем временем полностью покрыли руны на давно забытом и проклятом языке. Но, не в силах распространиться дальше, руны заставили плоть под ними стремительно бледнеть и гнить, обнажая кости, которые вскоре почернели и рассыпались. Кельтер сделал шаг, потом еще один и еще. Вот и все. Традиция прервана, круг разорван, и с проклятым наследием на время покончено. А остатки той силы никогда не возьмут над ним верх, так как ритуал был грубо прерван. Кельтер не был до конца в этом уверен, но руны не пошли дальше, а, значит, надежда была. Видимо, схожим образом и прерывались предыдущие Традиции, пока очередной глупец не возрождал их вновь. В этом тысячелетии ее уже не возродить, вот это Кельтер знал точно. Не напрасной была гибель двух воинств и множества друзей, соратников, любовниц. Теперь ему оставалось только покинуть это гиблое место.

Спустившегося с горы мага сильно качнуло. Первым делом он подумал, что это от тяжелых ранений и усталости, но качка не прекращалась. Напротив, земля под ним гудела, колыхалась и шла волнами. С ужасающим грохотом гора раскололась надвое и быстро ушла под землю, образуя нервный бездонный провал, из которого в небо ударил огромный иссиня-черный столб магической энергии. Храмовая гора, равно как и сам храм, перестали существовать. А вместе с ними и ушла та проклятая сила. Велика была цена, но могла стать еще выше, если бы не его решение. Искушение было слишком велико, и он едва-едва не поддался. Но, он сделал правильный выбор. Кельтер слабо улыбнулся, с трудом идя по усеянному трупами полю битвы. Глупец думал, что захватит и его разум, и его тело, и его душу, потому так легко дал себя убить. Не вышло, колдун. Не в этот раз.

Сколько он так брел в полубезумном состоянии, Кельтер сказать не мог. Час? Два? Он знал только, что уже рассвело, и начался новый день. Повсюду, сколько хватало глаз, простиралась бескрайняя степь. Впереди что-то двигалось. Болезненно прищурившись, маг с трудом разглядел достаточно многочисленный конный отряд. Через некоторое время всадники оказались уже совсем рядом, так что он смог разглядеть их во всех подробностях. То были смуглые косматые воины в кольчугах и остроконечных шлемах, вооруженные кривыми мечами и луками. Числом отряд был никак не меньше сотни. Вперед выехал особняком державшийся воин в дорогих доспехах и с изукрашенным самоцветами ятаганом на поясе.

— Откуда путь держишь, чужестранец?

Кельтер хмуро посмотрел на предводителя, с некоторым удивлением осознавая, что это была ослепительной красоты смуглая воительница с чуть раскосыми глазами. Он хотел было что-то сказать, но из пересохшего рта вырвался только слабый хрип. Маг сделал еще шаг и упал как подкошенный. Четверо воинов спешились вслед за предводительницей, перевернули его на спину и внимательно оглядели.

— Он побывал в страшном бою, госпожа. Отрублены руки, весь исколот и изрублен. Невероятно, что он столько сумел пройти.
— Он умрет?
— Возможно.
— Везите его в мой шатер и кликните лекаря.
— Как прикажете, госпожа.

Очнувшись от тяжелого забытья, Кельтер обнаружил себя раздетым до пояса и лежащим на широком шелковом ложе. В центре огромного шатра горел костер, везде были расставлены жаровни, источавшие тонкие приятные ароматы. Маг хотел было с недоумением почесать подбородок, но, вспомнив, лишь горько усмехнулся. Кистей рук ведь у него больше не было. Придется совершенствовать телекинез еще и в этом направлении, невесело сказал он себе.

— Наконец-то вы проснулись, господин.

Кельтер с трудом сел и повернул голову налево. Неподалеку на большом пуфе сидела, поджав под себя ноги, смуглая красавица с перехваченными золотым обручем длинными черными волосами. Запястья были унизаны золотыми браслетами, на длинных холеных пальчиках — золотые же перстни с драгоценными камнями. Кроме изящных украшений да полупрозрачной набедренной повязки, которая лишь подчеркивала наготу, на ней решительно ничего не было. Девушка улыбнулась магу ослепительно белыми зубами, резко контрастирующими с темной кожей.

— Зовите меня Тара. И никаких титулов. Просто Тара.
— Благодарю за вашу помощь, Тара. Меня зовут Кельтер и я...
— Я знаю, кто вы, господин. На вас печать Чудовища. Я это чувствую. Но, как же вы сумели его запечатать?
— Вовремя отрубил себе руки.
— Смелый и отчаянный шаг. Не беспокойтесь, скоро вы совсем поправитесь.
— Благодарю вас, Тара.
— Нет, господин. Это самое меньшее, что я могу для вас сделать. Вы освободили нас от тирании Храма, тамошних ракшасов, дэвов и прочих чудищ на многие поколения вперед. Не переживайте насчет рук — у меня дома вам помогут придворные зачарователи и целители. У вас будут новые, я вам обещаю.

Девушка медленно встала с пуфика и неспеша подошла к ложу, на ходу снимая набедренную повязку, затем укладываясь подле Кельтера и прижимаясь к нему умащенными ароматическим маслом грудями.

— Я и мои воины в вашем полном распоряжении. А пока вам нужен отдых.
Маг согласно кивнул, откинулся на мягкую подушку и вскоре провалился в глубокий сон без сновидений.

Наши дни.

Проснулся Кельтер довольно поздно и еще некоторое время лежал на диване гостиной, прежде чем наконец встать и с громким хрустом потянуться. Похоже, снег шел всю ночь, подумал маг, глядя на изрядно занесенный снегом дворик. Ну, это не беда, а пока надо проверить, как там гостьи. Одевшись в другой комплект одежды, он направился в спальню. Остановившись перед дверью, Кельтер негромко постучал, чувствуя себя довольно странно. Вот так ситуация — стучаться в дверь собственной же спальни.
>> №280  
>>278
- Да, я знаком с ней. Эй, Маркус, ты хоть и призрак, но не нужно так пялится на девушку! - в голосе Мордекая слышалось чистое негодование, ему казалось непозволительным такое поведение для мужчины, несмотря на то, что Элиза игриво улыбалась духу и чуть ли не крутилось у него под взглядом.
- Прости, Элиза, ты может и суккуб, но такого я рядом не потерплю.
Мордекай быстро расстегнут на себе доломан, скинул его с себя, подскочил к девушке, и силой напялил его ей на плечи. Та было хотело что-то возразить, но взглянув в глаза Мордекая осеклась. Она перевела взгляд на духа, и кивнула ему.
- Да, я суккуба. Но лучше будет, если ты будешь звать меня Элиза. А тебя как зовут, призрак? И тебя, красавчик, это тоже касается - хмыкнула она в сторону Мордекая.
>> №281  
>>263
Герман шёл по улице в полном облачении инквизитора - за спиной был сияющий белизной плащ, на поясе, прикованное к цепи, висело Священное Писание. Хотя полковник недолюбливал церковь и, несмотря на высокое звание, до сих пор не имел церковного сана, но идеи её основателей были ему довольно близки. Кроме того, чудеса случались постоянно, и не верить в Высшие Силы на их фоне было крайне неразумно.

Грохот от металлических сапог заставлял мелко дрожать стёкла в домах, мимо которых проходил инквизитор. Стёклам вторили и жители этих домов, успевшие забежать домой - инквизицию заслуженно не любили почти что все.

Стремительно забегали дремавшие до этого патрули и дежурные - младший инквизиторский состав планировал, как обычно, спокойно посидеть, а к концу дня затолкать случайных прохожих в клетки и отправить их на допрос. Теперь же им хотя бы пришлось имитировать бурную деятельность. Герман окидывал взглядом каждого своего подчинённого и пообещал вечером устроить всему командному составу разнос - слишком много бойцов прибежало со стороны таверн и местной бордели, которую Франк давно хотел спалить дотла вместе с её хозяином. С этой самой бордели Герман и начал чистку - простые мужики всё равно не имели денег на тамошних женщин, а элита всячески разлагалась в объятиях женского пола всех рас и возрастов: от совсем детей до матёрых тёток, от маленьких полурослиц до вполне приличных и крупных орчих, которых непонятно как вообще занесло в Танненберг - не иначе как работорговцы с юга постарались.

Вокруг командира собралась толпа из дежурных офицеров, ожидающих приказаний, однако Герман не спешил что-то говорить. Лишь подойдя к бордели, он одним пальцем брони гулко постучал по двери.
- Заходите, мы всегда открыты.
Герман постучал ещё раз, и дверь открыл хозяин заведения - загорелый, подкачанный, внешне привлекательный мужчина лет тридцати.
- Священная инквизиция. Вы, Отто Кауц, владелец здания? - Франк не без удовольствия отметил, что мужчина отвёл взгляд в сторону.
- Да, я, полковник. А в чём дело? - Кауц пытался держаться достойно даже перед лицом самого страшного и сильного человека города, затмевавшего благодаря лишь инквизиторской должности даже мэра города.
- Говорят, у вас тут развратные дела творятся?
- Нет, что вы, мы лишь оказываем услуги горожанам Танненберга.

Франк кивнул, и два офицера зашли внутрь здания, из которого через пару минут донеслись визги выбегающих из борделя женщин и девочек. Когда выбежала последняя из них - к чести рядовых, они догадались окружить здание и не выпустили из окружения никого.

- А это вы как объясните, Кауц? - Герман посмотрел взглядом разочарованного отца на владельца борделя.
- Они мои подруги, мы просто отдыхали.
Вздохнув, полковник ещё раз кивнул. Отто заковали в кандалы и засадили в клетку.
- В здании никого не осталось?
Вместо ответа десять человек тщательно обыскали бордель и вытащили на руках оттуда двух девочек семи и девяти лет.
- Отлично. Всех сегодня ко мне на допрос. Майор Даммер? - Герман обратился к главному юристу при своём филиале инквизиции.
- Да, господин полковник?
- Опишите всех, оказавшихся в здании, а так же имущество. Вечером подадите опись мне на стол.
- Есть, господин полковник.

Франк вздохнул. Вечер будет тяжёлым, но один из самых толстых гнойников этого города он сегодня точно выдавит, если Кауц не успеет подключить своих людей к делу. За детей ему предстояло повисеть над воротами города на гвоздях пару недель, и Герман во чтобы то ни стало решил, чтобы Отто таки повисел хотя бы половину срока.
>> №282  
Пробегал мимо из bg, знатно охуел.
>> №283  
Ничо так у вас тут тавернач, только я нихуя вкурить не могу, вы кто, робяты, откуда пришли, кто по масти? Чому к нам не заглядывали, хотя, чай, соседи. Играете, вроде, без системы, но увлеченно. Если кто решится к нам, в суровый мелодрамматичный варухаммир, пишите в bg
>> №284  
%%>>283%%
%%А нам много не надо, сидим тут, аутируем по-тихому, а на другие доски не заглядывали, потому что мы аутисты скромные очень%%
АПД. А капча велит к вам зайти

капча
>> №285  
>>284
капча хуйни не посоветует, чо уж там. В общем, заглядывайте, можно запилить там тред и обсудить чегонить
>> №286  
>>279
Чуткий сон Хельги прервал негромкий стук в дверь. Ай, прижатая к груди, недовольно поморщилась, но от мягкого касания ладонью её головы погрузилась в глубокий и спокойный сон.
Встав и поправив ночную сорочку, весьма короткую, так как Хель купила её себе ещё на шестнадцатилетие, и слегка просвечивающую от частых стирок, целительница надела очки и подошла к двери, слегка её приоткрыв, и спросила с лёгкой послесонной хрипотцой:
- Да, Кельтер, вам что-нибудь нужно?
>> №287  
>>286
— Доброе утро, Хельга. Да вот хотел предупредить, что я отлучусь ненадолго. Нужно Элизу проводить обратно домой, к родителям. А пока мой дом в вашем распоряжении.

Магу зрелище явно понравилось, но виду он не подал, лишь мысленно отмечая приятные округлости и стройное тело девушки. Многого разглядеть ему не удалось, но и того, что он увидел, было достаточно. Кивнув Хельге, он сходил за Элизой, помог ей одеться и без происшествий доставил девушку домой. Вежливо попрощавшись, Кельтер отправился обратно домой. Город понемногу приходил в себя после той катастрофы, неизвестно кем и почему устроенной.
>> №288  
>>287
- Угу, хорошо, - Хельга закрыла дверь и широко зевнула. Уже и правда было утро, но измотанность ещё давала о себе знать. Сев на край кровати, она посмотрела на лицо девочки. Ей было не больше четырнадцати лет, но по развитию было непонятно - то ли она была отсталой, то ли просто её сознание формировалось в иных условиях. А может, она была настолько старой, что просто вела себя осторожно, и только на вид была подростком.

Вздохнув, Хель перенесла свои пожитки в маленькую спальню и начала перечитывать собрание основных целебных заклинаний.
>> №289  
>>288
Так же благополучно вернувшись домой, Кельтер тщательно запер входную дверь, повесил плащ в прихожей и поставил ножны с мечом в специальную стойку под вешалкой. Что-то изменилось, вдруг подумал он, но что же именно? Внезапно он понял: в доме стало куда уютнее теперь, когда в нем был кто-то еще. Похоже, что дом принял новых обитательниц и был по-своему рад им. Давно уже тут никого не было, да и сам Кельтер в последнее время редко бывал дома и уже было позабыл, что такое домашний уют и тепло. Как все просто, оказывается, подумал он, поправляя тонкие кожаные перчатки на руках. Для стороннего наблюдателя это было бы странным зрелищем — люди у себя дома обычно перчаток не носят, разве что скрывают под ними какое-то уродство или дефект. В каком-то смысле так оно и было, только дефект был не внешним.

Поискав, он нашел Хельгу в спальне, увлеченно читающей внушительных размеров книгу. Сложив руки на груди, маг, опершись плечом на дверной косяк, некоторое время молча смотрел на девушку внимательным и изучающим взглядом. Она уже не выглядела такой отчаянно уставшей, как во время их первой встречи и отдых ей явно шел на пользу. Здорово замотали несчастную там в лечебнице, отстраненно подумал Кельтер, продолжая оглядывать сидящую в довольно короткой ночной сорочке целительницу. Сообразив, что молчание становится уже неприличным, он наконец заговорил.

— Вот я и дома. Вижу, вы уже освоились немного.
>> №290  
>>280
>>278
Только что вокруг него блистал пламень сражения. Высшая степень сосредоточения, сотворение магии такой, которой не видели стены этого город со дня его основания. Грандмастер наконец-то сумел развернуться во всю свою невероятную мощь, ныне поставленную на службу лишь одной цели. Стереть с лица земли того, кто посмел мешать архимагу. В момент, когда он ожидал победы, как никогда, всё его тело, от низа туловища до головы, пронзила острая, раздирающая боль. А потом настала тьма.
Сотни теней кружились вокруг него, периодически издавая тихий шелест, который, пожалуй, мог напомнить голоса. Он... слышал их? Нет, не слышал. Ощущал. Все чувства, которые принадлежали ему-человеку, здесь не могли быть применены. Единственное, что у него осталось, это его чувство планов. И это было всё, что он мог применить здесь. Отчаянный крик, порождённый разумом, прорезал белый шум, царивший на ментальном плане.
- Кто вы? Где я?
Тени, прекратив свой бесконечный причудливый танец, заинтересованно приблизились к тому, кто посмел нарушить их ход. Шёпот, издаваемый ими, напомнил магу непрерывный тихий смех. Казалось, прошла вечность, прежде чем он услышал ответ. Прорезая тьму, перед ним явилась маска. Абсолютно белое лицо, не выражающее ничего, и пустые глазницы, в которых, приглядевшись, можно было увидеть свет далёких звёзд. Мягкий голос, напоенный бесконечной мудростью и печалью, ответил ему.
- Итак, ещё одно дитя явилось ко мне. Один из бриллиантов моей лучшей огранки. Впрочем, если бриллиант огранён, ещё не значит, что он останется чистым, как слеза, и ярким, как солнце. Ты - чёрный алмаз, Джор.
"Что за...? Кто он? Что здесь происходит? Что это, чёрт возьми, такое?"
Маска, казалось, усмехнулась уголками губ. Впрочем, это наверняка было всего лишь иллюзией.
- Кто я - знать тебе не стоит. Что здесь происходит? Ответ прост. Ты умер. И попал ко мне.
"Я умер? Но как?"
- Невероятно обидно и просто, поверь мне. Но позволь продолжить. Я обязан распределить тебя, куда следует, сообразуясь с твоими деяниями. А деяния твои известны тебе.
Джор умолк. Остановились даже его мысли. В самом деле, он совершал такое, что недопустимо для всех и каждого. "Но ведь почти всё это я совершал не по своей воле! Я сожалею!"
- О, и это тоже истина. А посему я в замешательстве. Если бы я не принимал твои оправдания, мне бы стоило просто распылить твою душу, выкинув тебя из цикла существования. Но я ведь должен быть справедливым? Верно. А посему...
Голос умолк. То, что осталось от грандмастера, сжалось в ожидании неумолимого вердикта.
- Отправляйся в Ад. Тебе там самое место, Джор. В утешение ты можешь лишь подумать, что это не худшее, что могло с тобой случиться.
Сознание мага сжалось в точку, и полетело в неизвестность со скоростью, во много крат превышающую все возможные пределы.

Красное небо было первым, что он увидел после того, как открыл глаза. Несмотря на то, что его мантия была уничтожена в поединке, сейчас она была на нём. За спиной торчал его верный посох, больно впиваясь в плоть. Он встал с выжжженой равнины, которая была под ним, и тут же его взору открылась презабавная картина. Парень, красный, как икра на столах церковных настоятелей, пытался одеть суккуба в собственный мундир. Рядом с ним витал бесплотный дух, который что-то говорил. Маг не мог его слышать, ибо находился в отдалении, однако видел всё превосходно. Он усмехнулся, и побрёл к ним, опираясь на посох. Всё тело болело после боя, из которого он так неожиданно вышел.
>> №291  
>>280
>>290
Мужчина лишь пожал плечами на негодование своего товарища. Если нельзя любоваться оголенными прелестями девушки, которая помимо всего прочего и сама не против, то он явно что-то не понимал в этой жизни. Пока Мор занимался сущей чепухой, по мнению Маркуса, - пытался заставить суккубу вести себя скромнее, - дух подошел к своему телу. Мужчину впервые за долгое время охватила непонятная тоска. В его голове пронеслось множество непонятных картин. Он снова и снова переживал собственную смерть тысячи раз, под смех Бледного, который глубоко запустил свои тонкие пальцы в душу Маркуса. Он сделал ее такой же черной, как и все это место. Или... может быть она всегда была такой? Семена сомнения пустили корни в его разуме. Мужчина потряс головой, словно это помогло бы отогнать темные мысли. Духу показалось, словно он снова услышал ехидный смех своего мучителя, но скорее всего это была просто игра воспаленного разума. Почему он позволил ему умереть? Что на самом деле случилось с Джейн?
- Боже, я схожу с ума. - Отчаянно прошептал он.
На фоне всего этого он принял свою смерть как должное. Глупо горевать о собственной кончине, когда ты пережил ее множество раз.

Его отвлекли шаркающие шаги неизвестного. Он обернулся и увидел в отдалении путника в рваном одеянии, который ступал, опираясь на посох. Маркус подождал, пока тот подойдет поближе и окликнул его.
- Друг или враг?
Самый глупый вопрос, который можно задать в аду.
>> №292  
>>291
- В зависимости от того, другом или врагом мне являешься ты.
Грандмастер устало усмехнулся. Прорехи на его одеяниях затягивались, однако не просто так. С каждой залатанной дырой из символов утекала драгоценная энергия. Это была единственная магия, что могла работать здесь, ибо она была замкнута сама на себя. И последние крупицы силы в символах утекли, как вода, с последней закрытой прорехой на ныне идеально чистой белой мантии грандмастера. Подойдя на расстояние порядка двадцати метров, он остановился и привычным жестом поднял руку. Его пальцы сложились в странную фигуру, и... ничего не произошло. Усталость в лице Джора начала сменяться живым интересом. Впрочем, оный быстро затух. Опустив руку, маг произнёс:
- Этого следовало ожидать. Ладно. Кто ты, дух?
>> №293  
По лесу брёл путник одинокий. Что забыл он в лесу, не знал и сам. Как не знал он и как туда попал. Единственное что он помнил это крыс. Море крыс, от которых он бежал и бежал, и бежал. И писк сотен грызунов складывался в слова странные и непонятные слова.
- ОКШОРООО ТИВСЕ ВЫЫЫЫЫЫЫР!!!! ДОЛНКУУУУ ВЫЫЫЫЫЫЫЫР!!!!!
От этих воспоминаний у него пробежали мурашки по коже. Что ж нужно найти дом свой и вспомнить что-то кроме злобных грызунов.
[1d100] : 39=39
>> №294  
>>293
Воспоминания всё не шли в голову. А лес потихоньку начал темнеть. С той поляны, где очнулся он, ушёл довольно далеко. Но так бродить по лесу можно ооооочень долго. И всё же имя… вспомнить бы имя. Нужно же себя как-то называть.
[1d100] : 11=11 : 39=39
>> №295  
>>294
Сколько бы бедняга не тужился вспомнить своё имя, оно всё никак не приходило к нему. Настолько он силился вспомнить его, что потерял сознание и под деревце упал. Плащ хорошо послужит одеялом. Но опасно спать в лесу особенно в таком положении.
[1d100] : 87=87
>> №296  
>>295
Очнулся Безымянный уже совершенно не под деревом. И плаща не было на нём. Только рубаха да штаны. Даже сапоги отобрали и связали. Огляделся, как мог. Расстановка такая: один надзиратель, да и тот пьяный у костра, а солнце меж тем встаёт. Первым делом попытался развязаться.
[1d100] : 12=12
>> №297  
>>296
Узлы были плохи. Или скорее ужасны? Развязаться бродяге не стоило трудов да вот как не побеспокоить поддатого костровика? Да и наверняка он не один. И без сапог далеко быстро не уйти. Решил он осмотреться, а тогда и решать.
[1d100] : 44=44
>> №298  
>>297
Вокруг на поляне тут и там были разбросаны пьяные тела. В общей сложности[1d20] : 10=10. Что бы ни произошло ночью, это было весело. Но не достаточно этого было, что бы разбудить его, судя по всему. Подняв камень потяжелее он решил отправить к друзьям-товарищам и последнего героя.
[1d100] : 68=68
>> №299  
>>298
"Охранник" за секунду до отправки всё же услышал что узник верёвок больше не узник. Но сделать ничего не успел. Камень по лбу, одиннадцатое тело спит крепким сном на поляне. А сам бродяга решил поискать сапоги и прочие полезные штуки, прежде чем покинуть поляну этих славных парней.
[1d100] : 94=94
>> №300  
>>299
Сапоги нашлись быстро. Были они на здоровом борове. Как другие не проснулись от храпа его загадка. Стянув их, и надев обратно на себя, он продолжил поиски. Недалеко от костра нашёлся целый мешок со всяким. Взяв его, он направился в лес.
[1d100] : 10=10
[1d100] : 25=25
>> №301  
>>300
По тех причинам рерол
На спящих ребят [1d100] : 99=99
На внимательность [1d100] : 84=84
>> №302  
>>301
Он уже почти ушёл с поляны, как вдруг ему на глаза попалась мышь. Вроде ничего особенного. Но в этот миг понял бродяга, что мышей-то много. И они повсюду. Озадачившись этим, он задержался на ней. И от раздумий не успел он отойти, как его из них вышвырнуло тихим стоном. Тот самый боров, у которого он отобрал свои сапоги, направился к нему. Шёл он медленно и глаза были не живые.В след за бугаём по поднимались и остальные. Кроме одиннадцатого.-Не созрел еще?- Подумалось бродяге. Но ждать больше не стоило, и он дал дёру. Ему же дали и новоявленные зомби-пареньки
[1d100] : 75=75
>> №303  
>>302
Ребяты были не слишком быстрыми, но неустанными впрочем, и безымянный сверхбыстрым не был. А уставал он очень даже. Этот забег не мог продолжаться долго.
-Думай пустая голова думай!-
[1d100] : 57=57
>> №304  
>>303
Забыл на СОБЫТИЕ
[1d100] : 95=95
>> №305  
>>304>>303
В голову ничего не приходило. А он уже начал выдыхаться. И лес стал еще гуще. А впереди, кажется, что-то рычит. Волки? Всё очень плохо.
Идея [1d100] : 28=28
Волки [1d100] : 9=9
>> №306  
>>305
Посмотрим сколько серошкурых к нам прибыло
[1d30] : 14=14
>> №307  
>>306>>305
Волки. Много серых. Очень много серых волков. И тут же в пустую голову пустоголового бродяги пришла мысль и заполонила ее. Волки не умеют лазить по деревьям. И воспользовавшись этим можно было стряхнуть и бандитов.
Ролл на запрыгивание на дерево[1d100] : 23=23
>> №308  
>>307
От этой беготни устал бродяга сильно. И запрыгнуть на дерево не смог. Ударился он лбом об него. Но не прикорнул, а продолжил судорожно придумывать план побега. Впрочем, единственная мысля, неудачница и та сбежала от него. И вправду пустоголовый вкусный безымянный бродяга.
Реакция волков на бандитов[1d100] : 15=15
Реакция зомби на волков[1d100] : 18=18
>> №309  
>>308
Волки не решались. Люди перед ними явно не были людьми. А вот зомби думать не стали. Они переключились с разу на добычу побольше. Впрочем, парочка остановилась неподалёку от безымянного. Пока такая передышка он решил залезть в мешок прикарманенный.
Ролл на баталию[1d100] : 55=55
Ролл на лут[1d100] : 64=64
Ролл на рояль[1d100] : 98=98
>> №310  
>>309
Зомби не успели подойти, как те сбежали. Ух, волки позорные! Но этих секунд хватило, что бы вытащить свёрток. Хватаясь за последнюю надежду, бродяга развернул его. Это был амулет с черепом, изображенным на нём. Недолго думая Пустоголов, попытался, разбил амулет вдребезги ближайшим камнем. В то же время на поляну начали сбегаться стаи грызунов.
[1d100] : 86=86
>> №311  
>>310
Амулет решил не разочаровывать нового владельца и вдребезги разлетелся. Зомби же не смогли пережить этой потери и попадали там, где стояли. Теперь можно было перевести дух и решить куда дальше идти, что делать, и кто виноват.
Ролл на мысли[1d100] : 16=16
Ролл на мышек[1d100] : 10=10
>> №312  
Тихий ветер мягко шевелил длинные серебряные волосы мужчины, стоявшего на одной из многочисленных обзорных площадок Тор Андра. Опёршись на перила, он смотрел вниз. Здесь была почти высшая точка башни, так что ему открывался превосходный вид на город, переливавшийся оранжеватым огнём масляных фонарей и факелов. Внизу суетились люди. Кто-то спешил домой, кто-то только начинал свою работу. По некоторым улицам проходили стройные отряды людей, закованных в чёрный металл с белым крестом на груди. Инквизиция ни на секунду не оставляла город без внимания. Рядом с тем, кто пристально рассматривал городские улицы, стоял второй человек. Он был гораздо моложе него, и выглядел от силы лет на восемнадцать. Одетый в белое с ярко-синими полосами, искусно выделанными из тонких кристальных пластин, он листал страницы большой книги, периодически бросая взгляды на беловолосого. В чистом воздухе высот витало напряжённое молчание. Наконец, тот, кто был одет в чёрное, не выдержал. Закрыв книгу и заставив её исчезнуть усилием воли, он спросил:
- Так вы знаете всё точно, мессир Торндаль? Именно сегодня?
- Я уверен в этом. Совету давно не нравится всё происходящее. Когда ты не можешь разобраться с проблемой сам, поневоле начинаешь искать виновных. А для них виновного найти крайне просто. Кроме того, каждый из них спит и видит себя в моём кресле. А сегодня мне пришла весть о том, что они наконец-то нашли того, кто может поразить меня. Естественно, по их мнению. Они никогда не могли оценить того, кто сильнее их.
Архимаг невесело усмехнулся, смотря в облака. Отсюда они намного казались ближе. Закатное солнце всё ещё пронизывало небо нитями красного огня, однако скоро обещало отойти ко сну.
- Да, Лейден. Всё случится именно сегодня. Главное... Постарайся спрятаться, когда я исчезну. Или залечь на дно. Многим не нравится то, что ты столь юн, но уже столь талантлив. То, что ты имеешь пост мастера. То, что мой главный подручный именно ты, а не кто-то из Совета, как завещает традиция. Когда страсти утихнут - продолжай подниматься. Займи место грандмастера. А затем - архимага. И отомсти им. Всем. Я верю в тебя. Кто, если не ты.
- Мессир!
- Тихо, Лейден. Послушай меня. И запомни. Я ухожу надолго. Разбуди меня, если сумеешь найти. Нет? Всё равно. Рано или поздно, я буду свободен.
Юный мастер дёрнул головой, склонённой вниз. По его щеке скатилась слеза. Архимаг положил руку ему на плечо.
- Помни, что ты должен сделать. Не забывай.
Лейден кивнул, не отрывая глаз от земли. Торндаль вышел с площадки и направился вниз, в свою спальню. Там его и должна была ждать смерть. Приняв ванну, он переоделся в белое, и пришёл в свои покои. Упав на кровать, архимаг тут же уснул.
Часы пробили третий час ночи. В покоях архимага раздался еле слышный шелест. Тени разомкнулись, являя убийцу, обтянутого чёрной тканью. Единым рывком сблизившись с кроватью, он пронзил сердце столь удачно лежавшего на спине Торндаля.
- Слишком просто. - прошептал он голосом, подобным змеиному шипению.
- Слишком просто. - эхом отозвался звучный голос из кристального ящика, стоявшего в углу. Разбивая боковую стенку, из него вылетела ослепительная струя белого огня, на лету воплощающаяся в дракона. Обвив убийцу, она отбросила его к стене, плотно связав его по рукам и ногам. Любой другой должен был давно сгореть. Но не он.
- Твоя магия бессильна против меня! - прошипел он, пытаясь разорвать путы. Архимаг в парадной мантии качнул головой, мягко улыбаясь.
- Ты и не должен был умереть от этого. Твоя смерть у меня в другом кармане.
Порывшись в мантии, он достал небольшой чёрный стержень, и направил его на неудачливого убийцу. Его глаза расширились, выражая смертельный страх.
- Нет! Не делай этого! - прокричал он. Но поздно. Его плоть уже начала плавиться. Ассасин заскрёб по полу ногтями, воя от боли и ужаса. Покои наполнил запах жжёной плоти. Через несколько минут от него не осталось и пепла.
- Отлично. - сказал он, смотря на чёрное пятно на полу. - Торин, ко мне!
Словно дожидаясь этого зова, со шпиля Тор Андра слетел белый змей, обвитый вокруг него долгие годы. Архимаг сам настоял на установке этого выписанного невесть откуда декоративного элемента. Совет же был совершенно не против подобного украшения. А зря. Змей понёс его вдаль от башни, из которой он ныне был изгнан навсегда. И принёс его в далёкий чёрный лес. В нём стояли руины храма, в который архимаг и вошёл после недолгих поисков нужного места. Алтарь, что стоял посреди огромного зала, был всё так же пуст изнутри.
- Превосходно. - прошептал он, забираясь внутрь. Когда он оказался там полностью, его тело окутала синеватая дымка. Заклятие вневремеменья поглотило его. И настала тьма.
>> №313  
>>291
>>292
- Я не буду это носить! - закричала девушка, когда Мордекай попытался с силой напялить на нее одежду. - Мы суккубы предпочитаем выглядеть так, как нам нравится, а не кому-то другому!
Однако Мордекай был непреклонен.Каждый раз, когда девушка выкручивалась из его рук, он снова набрасывал на нее одежду. Впрочем, концовка была вполне предсказуемым. Когда в очередной раз Мор набросился на суккубу, он не рассчитал сил и налетел на нее. Парочка с руганью упала на землю, и Мордекай придавил собой девушку.
Кровь снова хлынула к лицу Мора. Впрочем, не только к лицу. Он резко подскочил, и чуть не помчался со стыда в сторону, однако девушка не спешила вставать. Она лежала, зажмурившись, и державшись за бок -- судя по всему, ей было очень больно. На счастье, Мордекай таки сумел натянуть на нее одежду, и теперь мог спокойно смотреть на нее, да и волнение тут же сбило желание. Он присел рядом и обеспокоенно посмотрел на Элизу.
- Что с тобой?
Девушка приоткрыла один глаз и вымучила подобие улыбки.
- Все в порядке, просто мне не стоило столько бесится. Уже прошло, я в порядке. Помоги встать.
Мордекай протянул девушке руку, и та, ловко за нее ухватившись, поднялась на ноги.
- Ну и да, раз ты хочешь, чтобы я была в одежде, то пусть так и будет. Все-таки, не гоже гостей обижать - подмигнула суккуба парню.
Мор было собрался ей что-то ответить, но во время закрыл рот - его внимания привлекла еще одна фигура. Он размашистым шагом приблизился к человеку, на ходу обнажая меч.
- Эй, вы кто такой?
Суккуба на этот раз последовала за ним, и хмыкнула:
- Успокойся, это просто еще один жмурик.
>> №314  
>>292
>>313
- Не имеет значения, кем я являюсь. - ответил Маркус.
Мор среагировал на путника более эмоционально. И менее дружелюбно. Острие его меча было направлено тому в лицо.
- Боюсь, что сейчас мертвецов стоит бояться больше чем живых. - Посмотрел он на суккубу.
>> №315  
>>212
- Простой студент? Повезло тебе, что ты в той бойне выжил. Я до сих пор содрогаюсь, при мысли о том, что там произошло. Это было ужасно, - закончил парень, поникнув головой. Он не то чтобы сильно жалел о произошедшем, но ему было стыдно, что из-за него произошли такие события. Но не успел он погрузится в грустные мысли, как дверь распахнулась, и в комнату вошел грандмастер.
- Мальчики, боюсь вам придется у меня задержать, как минимум на сегодняшнюю ночь. Архимаг сейчас очень занят выяснением того, что стало причиной нападения на Ферга, и поэтому не сможет принять вас сегодня. Если вы не против, вы можете провести день у меня. Тин покажет вам ваши комнаты - Альтер указал жестом на молоденькую девушку в комнате служанки, - И она же, если вы захотите, устроит вам прогулку по столице. Я же сейчас всецело отправлюсь помогать архимагу, так что, до встречи, милые мои - Альтер закончил речь, и ушел также быстро, как и появился, а девушка подошла к парням:
- Пойдем, я покажу вам комнаты.
Ферг кивнул и поднялся с кресла.
>> №316  
>>315
"Действительно? Занят выяснением причин нападения? Ха. Какая лицемерная ложь." Адриан ни на секунду не сомневался в том, что попытка уничтожить Ферга просто не могла являться чем-то иным, нежели делом рук архимага. Дослушав речь грандмастера до конца, он вежливо кивнул ему. Впрочем, завершение движения его головы увидела лишь дверь комнаты. Девушка, на которую указал грандмастер, приблизилась к парням, предложив провести их в комнаты. Ферг собрался было просто пойти за ней, но Адриан, встав, дёрнул его за руку.
- Постой.
И тут же обратился к Тин, как её представил Альтер.
- Подожди. Кажется, грандмастер что-то говорил насчёт прогулки по столице? Я бы был не против пройтись по такому красивому городу, известному своей архитектурой. Что скажешь, Ферг?
Естественно, втайне он лелеял надежду увидеть самые главные достопримечательности города хотя бы издали. Великий императорский дворец, крастое и богатству которого завидовали даже шейхи восточных стран. Тор Хелиа, башня инквизиции и церковных иерархов. И Тор Андра, цитадель чистой власти разума и высшей магии. Впрочем, в последней им и так предстояло побывать завтра. Но всё же возможность осмотреть столицу была крайне привлекательна.
>> №317  
>>311
Долго мыслить не пришлось. И он залез в мешок в поисках ответов. Может именно там спряталась его память? Ну, или хотя бы пара кусочков хлеба. Эта беготня так выматывает. А крыс тем временем прибавилось. Их теперь было целое море, если бы пустоголовый не был занят поиском своей памяти в разных мешках, а следил за окружающей действительностью, то он бы услышал до боли знакомый писк.
- Огат мокШОР
На воспоминания[1d100] : 80=80
>> №318  
>>316
Ферг резко остановился, когда услышал слова парня. Он не то чтобы был против, но ему было все равно, так что он только прислушался к разговору. Девушка кивнула и улыбнулась Нейтору:
- Да, конечно же, просто я думала, что вы захотите принять душ, и, хм, более подобающе одеться. Вы же не думаете, что экскурсия пройдет по каким-то злачным местам - вскинула бровь девушка, и очаровательно улыбнулась - Так что настоятельно советую пойти за мной в комнаты, а после того, как вы примите душ и переоденетесь, я проведу экскурсию. Приблизившись ближе к Нейтору, она шепнула ему на ухо:
- Не запирай дверь, милашка.
Ферг же с абсолютно безучастным видом сейчас пялился в стену. Тини, бросив на него беглый взгляд, призывно махнула им рукой:
- Идем. Быстрее я покажу вам комнаты, быстрее начнется экскурсия.
>> №319  
>>317
И память там была! Не успел он изучить содержимое мешка, как вдруг она выскочила из тайного кармашка. Грегори Окшо десятый сын обедневшего рода дворянского. Уже что-то, но недостаточно. Подробности нужны подробности. А то будто и не память вернул, а пересказ памяти да и то только происхождение.
Продолжаю вспоминать[1d100] : 85=85
>> №320  
>>318
[1d100] : 9=9
>> №321  
>>312
Крепкий мужчина в возрасте уверенно пробирался через заросшие травой развалины. Сперва могло показаться, что тот заплутал и пытается найти выход из лабиринта камней, но он преследовал свои цели. Светляк, что следовал за ним, заставлял тени устраивать странные танцы. Вот старик в жалкой лачуге испускает последний вдох, держа на руках закутанного в ткани младенца, вот обнаженная рабыня с криком на устах убивает вельможу за то, что тот обращался с ней как с вещью. Древние стены могли бы рассказать множество историй, которые заставили бы вас смеяться и смахивать слезы счастья, или опустошенно рыдать с горечью в душе. Но все это было заметно лишь стороннему наблюдателю, Агний же упорно следовал к своей цели. Он вышел в просторный зал и победно усмехнулся. Взмах руки - и живой огней птицами разлетелось прочь, освещая стены древнего храма. Мужчина подошел к массивному алтарю и с усмешкой хлопнул рукой по крышке гроба.
- Думаю, тебе пора просыпаться.
Он уперся плечом в толстую каменную плиту, что скрывала тайны алтаря от взглядов посторонних, и с грохотом скинул ее на пол.
>> №322  
>>319
Но это всё что пряталось в мешке. Ну, имя уже неплохо. Глядишь, и город родной вспомнится, а там и лес и то почему крысы гнались за ним. Кстати о крысах. Их уже был океан, но Грегори смело игнорировал их. Они же смело смотрели на него и пищали в унисон
-мокШОР.
И погрузился он в изучение мешка, как и хотел.
Вещички [1d100] : 26=26
Крыскам[1d100] : 25=25
>> №323  
>>322
Хлеба две буханки да кинжал. Съев полбуханки он, наконец, встал. Теперь стоило найти речку. Кинжал кажется булл не совсем обычным. Но какое дело? Нужно выйти к воде, а там и до деревушки какой можно добраться. Крысы тем временем пропищав, разбежались в стороны. Однако слишком поздно опомнились. Грегори уже приметил, что грызунов тут слишком много.
К реке! [1d100] : 35=35
>> №324  
>>318
Нейтор последовал за девушкой, попутно размышляя о своём. "Интересно, и зачем это ей понадобилось, чтобы я не закрывался?" Хотя, в принципе, смысла в этом всё равно не было. Принять душ и переодеться он бы успел за время, меньшее получаса. А возиться с замками он не любил никогда. Пройдя на второй этаж дома вслед за Тин, Адриан вошёл в комнату, на которую она указала ему. Помещение было на удивление просторным. Центром его являлась большая кровать, которая была придвинута к середине стены. Рядом с ней стояла тумба с небольшим светильником. Все детали интерьера, разумеется, были выполнены в том же стиле, что и остальной дом. Просто, минималистично и изысканно. В стене было небольшое углубление в форме двери. "Похоже, там и находится душ." Подойдя к двери, Адриан дёрнул за ручку. Перегородка бесшумно отъехала, являя кристально белую ванную комнату. Довольно усмехнувшись, он быстро сбросил всю одежду на пол, и вскочил под душ, который тут же обдал его струёй тёплой воды. На небольшой полочке стояло множество пузырьков, которые, видимо, и должны были содержать в себе средства для очищения тела. И которыми он не преминул воспользоваться.
>> №325  
>>323
Везенье Грегори, растаяло, оставив имя по себе. Реки как не было, так и нет. Но, не унывая, он брёл по лесу. Пустоголовый Грег.
Речка[1d100] : 85=85
>> №326  
>>324
Ферг вошел в свою комнату, щелкнул замком, и тут же пошел в душ. Несмотря на то, что он был в чистой одежде, грязь битвы все еще была на нем. Он открыл воду и выкинул мысли из головы.

Тин дождалась, пока оба парня уйдут к себе - благо их комнаты были напротив, - и быстро шмыгнула в комнату Адриана. Она слышала о том, в какой передряги побывал этот парень, и одна мысль о том, что вот этот студент выжил, когда вокруг него была сплошная смерть, вызывал у нее легкие судороги в животе. На ее счастье, он оказался смышленым и не стал запирать дверь в комнату, как она ему и сказала. Сбросив платье служанки, которое она догадалась надеть на голое тело, она зашла в душевую.
Адриан уже был там, стоя под струями воды. Легкая улыбка легла на губы Тин, и она одним легким шагом перемахнула к нему, тут же прижавшись к его спине грудью.
- Милашка, я смотрю, ты времени даром не терял, сразу в душ - игриво промурлыкала она, и опустила руку на член парня.
>> №327  
>>326
Отвернувшись к стене, Адриан тёр спину мочалкой, тихо напевая что-то из репертуара менестрелей, которых он периодически встречал на главной площади города. Сквозь шум струй воды, которые падали на стены белоснежной ванной, ему показалось, что он уловил звук открывающейся двери комнаты, но однако не придал этому внимания. "Нужно бы голову помыть" - подумал он, в мыслях уже протягивая руку к ещё одному из многочисленных пузырьков. Однако намерение не воплотилось в реальность. Стукнула перегородка душевой, и в неё быстро забежал человек. Точнее, как он увидел в отражении на гладких плитках белого камня, покрывающего стены ванной, девушка. А ещё точнее, Тин, которая без платья выглядела гораздо более привлекательно, нежели в нём. По крайней мере, для юношеского разума Адриана. Быстрым движением она запрыгнула прямо к нему, прошептав ему что-то на ухо. Что именно, студент не различил из-за шума воды, однако тёплое дыхание девушки, направленное прямо в его ухо, и прикосновение к спине двух упругих грудей, заставило его мужское начало возобладать над разумом, что проявилось и в физиологической реакции.
>> №328  
>>321
Температура в зале, казалось, на секунду стала крайне близкой к абсолютному нулю. Раздалось тихое шипение, и оттуда, где раньше была крышка алтаря, блеснула фиолетовая вспышка. Затем повалил густой морозный туман, быстро заполнивший весь зал. Из пустого алтаря, как в дешёвом театре, медленно встал мужчина, одетый в парадную мантию архимага. Протянув руку и пошарив в гробу, он достал оттуда серебряный скипетр длинной с локоть, увенчанный синим огранённым кристаллом. Он был покрыт искусной рунической вязью, которая неярко светилась. В длинных серебряных волосах мужчины был иней.
- Лейден? - произнёс он, вглядываясь в фигуру, которая была скрыта туманом. - Непредвиденные постэффекты от заклятия временной консервации, скажу я тебе. Я ожидал чего-то куда более скромного. Точнее, вообще ничего.
Поднявшись во весь рост, он встал, перешагивая стенки алтаря. В руке Альвисс сжимал скипетр, руны на котором уже почти потухли. Вглядевшись в лицо тому, кто стоял напротив него, ещё раз, он покачал головой.
- Ты не Лейден. Но кто? Посланник его? Совета? Или случайный путник?
>> №329  
>>327
Как только ее ладонь опустилась на член Адриана, Тин почувствовала как в него наливается кровь. Она прекрасно знала это ощущение, но каждый раз - по крайней мере с новым парнем - это было по разному. И вот от этих новых ощущений у нее пробежала теплая волна внизу живота. Она сильнее прижалась к спине парня, и передавила его член у основания, заставив тот встать еще сильнее. Однако парень стоял не шелохнувшись, и она уже начинала слегка злиться на него, за то что он не реагирует.
Тин резко отпустила член Адриана, развернула его к себе лицом и впилась в его губы поцелуем, прижав его к противоположной стене.
>> №330  
>>281
Демонстративно арестовав всех, кто находился в борделе, Герман решил, что просто так предать его владельца справедливому суду будет практически невозможно - у него имелись связи, в том числе и в Церкви.
Придя обратно в управление Исполнительного отдела инквизиции и сняв доспех, он погрузился в размышления. Единственное, к чему он приходил - организация чрезвычайных судов для упрощения обвинительных и усложнения оправдательных процедур. С одной стороны это позволило бы буквально на следующий день как взять под стражу, так и осудить самых главных негодяев города, с другой - потом придётся отвечать перед начальством за всех посторонних, попавших под раздачу с лёгкой руки молодых инквизиторов.

Иного выхода у него не было. Отослав рядовых инквизиторов с прошением о введении чрезвычайного положения, подкреплённого конвертом с одним золотым, в собор и мэрию, полковник созвал всех офицеров. Когда вошёл последний - майор Даммер, только что закончивший оформлять всех посаженных под стражу - Франк объявил:
- Господа офицеры, я подал прошение ввести в Танненберге чрезвычайное положение в связи с участившимися случаями нарушений законов как Его Величества, так и Церкви. Пока что работаем в штатном режиме, когда разрешат ввести ЧП, начинайте стандартные процедуры и проинструктируйте рядовой состав. Сейчас - разойтись.

Через полчаса посланные бойцы вернулись с подписанными прошениями. Можно было начинать чистку.
Герман вздохнул в перерыве между приёмом офицеров для раздачи дополнительных указаний - любое сомнительное в глазах прочих власть имущих решение всегда требовало золотой монеты в конверте как знак готовности заплатить им за мгновенное согласие, если они не смогут извлечь для себя выгоды из сложившейся ситуации. А сейчас и сам полковник не был уверен, правильно ли он поступает.

В дверь постучались.
- Войдите.
- Господин полковник, капитан Охман погиб в недавнем происшествии.
Герман помассировал переносицу. Это самое недавнее происшествие стоило жизни нескольким стражникам и инквизиторам, при том каждый свидетель в основном утверждал, что видел того самого Исаака, который пропал ещё тогда, когда сам полковник ходил пешком под стол, но убийцу никто не запомнил. А Охман был командиром постовой службы их отдела инквизиции, так что со въездом-выездом из города теперь будут некоторые проблемы. Полковник вновь вздохнул:
- Тогда теперь вы командир постовой службы, лейтенант Раух.
- Господин полковник, разрешите обратиться?
- Разрешаю.
- За всё время в Священной Инквизиции я ни разу не организовывал работу постовой службы при чрезвычайных положениях. Не могли бы вы пояснить основные моменты?
С очередным вздохом Франк поднялся и подошёл в упор к лейтенанту, глядя ему в глаза:
- Для начала организуйте противотранспортные фортификации, такие как противотранспортные ежи, рвы, надолбы и долбоёбы, причём все должны быть на своих местах. Просто дайте отряду распоряжение, сержанты знают, что делать.
Побледневший Раух кивнул и мгновенно вышел из кабинета.
- Салаги... понаприсылают же, - сев обратно в кресло, Герман хрустнул пальцами и начал ждать, когда вся та машина, что именовалась "Исполнительным отделом Священной Инквизиции Новой Церкви округа Танненберг", заработает в новом режиме. Этот день порадовал полковника - резкое нарушение привычного хода дел взбодрило его и придало сил, и, когда он прочёл записку о том, что местная целительница, находящаяся под присмотром Инквизиции, покинула церковь и направилась в дом к неизвестному человеку, он решил под конец дня сам проверить, из-за чего она ушла. Накинув свой плащ и дав распоряжения на время своего отсутствия, полковник направился туда, где, по донесению,находилась Хельга Шмидт.
>> №331  
>>325
Но не везло пустоголовому. Уходил от реки в противоположную сторону он. Продолжая идти вперёд, пытался обдумать текущее положение дел. Что же произошло? Пытаясь что-то вспомнить, в тот самый подвал возвращался Грег. Или подземелье? Что он делал в подземелье? Может всё же подвал? Большой подвал. А говорящие крысы. Может, залез он в древний храм крысиного бога в поисках наживы лёгкой и был наказан? Нет точно нет. Крысиных богов не существует! Тем более храмов имени их! И Грегори нервно начал озираться. Слишком много грызунов шуршит рядом. Это что Мышиный лес?
[1d100] : 16=16
>> №332  
>>331
А мышей, как и не было. Либо попрятались, либо это было просто воображение бедняги. Переведя дух, он попытался успокоиться. Нужно вспомнить что-то еще кроме того что он вспомнил ныне. Как, как он там оказался? И где он находится сейчас. Как сюда попал?
Дорога[1d100] : 12=12
Память[1d100] : 85=85
>> №333  
>>332
Пустоголовый Грегори оправдывал своё имя. В голове у него было пусто. Ни единой мысли. А тем временем лес начал редеть потихоньку. И откуда-то впереди послышалось лошадиное ржание. После лесной братии вылезать резко было бы верхом глупости. А хоть он и пустоголовый, но судя по всему не до конца.
[1d100] : 57=57
>> №334  
>>289
Вздрогнув, Хельга обернулась на голос, но, увидев Кельтера, тихо шикнула на него, указывая при этом пальцем на спящую девушку. Впрочем, хозяин дома явно жаждал общения, поэтому, накинув поверх ночнушки халат, Хель вышла из спальни и закрыла дверь. Сложив руки на груди, она уже приготовилась слушать Кельтера, как вдруг в дверь постучались.
>> №335  
>>330
>>334
Кельтер не успел ничего сказать, как раздался стук в дверь. Он определенно никого не ждал в этот час. Но, зная свой внушительный список заслуг, напрягаться не стал. Прознай, кто он такой на самом деле, Инквизиция не стала бы стучаться в дверь — как минимум попробовала бы вышибить ее или вовсе попытаться сжечь дом безо всяких колебаний. Потому он неспеша открыл дверь и спокойно оглядел мужчину в черном кожаном плаще и черной же фуражке. Судя по знакам отличия — важная шишка. Отряд, вероятно, прикрывает его где-то неподалеку.

— Да, офицер, чем могу помочь?
>> №336  
>>335
>>330
Дверь полковнику открыл мужчина немного помладше его самого. Лицо его было смутно знакомым - впрочем, в лицо Герман знал почти всех жителей города, поэтому не сильно удивился и довольно вежливо, особенно по сравнению с младшими из своих подчинённых, спросил:
- Здравствуйте. К нам поступила информация, что одна девушка, Хельга Шмидт из прицерковной лечебницы, покинула её. Тут ли она проживает в настоящий момент времени?
>> №337  
>>336
— Совершенно верно, она живет здесь. Я ее сейчас позову.

Так-так, вот это уже становится интересно, думал Кельтер, уходя обратно в дом и идя к спальне, у двери которой осталась стоять девушка. Неужто Хельга в чем-то замешана, подумал Кельтер и тут же отмел эту мысль. С ней не стали бы церемониться в этом случае, да и с ним тоже. Лгать и скрывать, что она здесь было бессмысленно и опасно. Но, в любом случае, увести ее на допрос он не даст, решил маг. Уж слишком хорошо он знал инквизиторские застенки и их методы дознания. Из нее там выпытают все, а потом избавятся на потеху публике. Не дождетесь, господа инквизиторы.

— Хельга, тут к нам пришел один человек и интересуется вами.

Маг сделал недвусмысленный жест: поднял указательный палец вверх. Для всех граждан Империи этот жест мог означать только одно — Инквизицию.
>> №338  
>>337
Хельга подошла, несмотря на предупреждение - официально ей ничего не могли предъявить, кроме обвинения места жительства, но и то у неё был впереди ещё месяц, чтобы придти в местное управление и оповестить их о переезде.

Герман тем временем отряхнул сапоги и вошёл в дом. Он тоже был в курсе значения жеста, показанного мужчиной, и приподнял одну бровь, более ничем своего удивления не выдав. Однако теперь стоило задержаться в доме, просто на всякий случай.
- Извиняюсь, можно ли пройти в гостиную?
>> №339  
>>338
— Разумеется, проходите.

Кельтер вел себя достаточно сдержанно и холодно. Не в его привычке было раболепно извиваться и кланяться перед инквизиторами. Впрочем, откровенно хамским его поведение тоже нельзя было назвать — сказывалось воспитание и дворянские корни. Указав на кресло, он добавил:

— Присаживайтесь. В ногах правды нет, как известно.
>> №340  
>>339
Сняв сапоги и повесив плащ с фуражкой, полковник прошёл в дом и сел на указанное, по-видимому, хозяином, кресло.
- Хельга Шмидт? - кивнул Герман девушке, присевшей на диван.
- Да, это я. А вы?..
- Герман Франк, верховный исполнитель Танненберга. То, что я из инквизиции, вы, впрочем, поняли сразу, - полковник обвёл мужчину взглядом ещё раз. Он, кажется, начинал вспоминать его. Но лучше вспомнить полностью, чем арестовать почти невинного человека из-за ошибочных подозрений. Герман продолжил:
- Итак, госпожа Смит, я погляжу, вы сменили работодателя?
- Да, именно так, - голос Хель несколько подрагивал - всё же не каждый день к ней приходили высокопоставленные инквизиторы.
- И вы, полагаю, забыли, что в случае любой перемены в работе, даже при повышении, вы должны подать нам заявку, разрешающую вам это?
- Я... я этого не знала, - Шмидт выглядела ошарашенной, причём непритворно.
- То есть, все те три повышения, которые вам предлагал священник, отвечающий за вашу социальную реабилитацию, вы не видели?
- Я служила при церкви шесть лет, но никаких повышений мне не предлагали.

Полковник хмыкнул сразу по двум причинам: во-первых, стало очевидно, что чёртов развратник не хотел давать свободу, положение и подтверждение полной социальной реабилитации дочери известного культиста, во-вторых, вспомнил, что видел хозяина дома на плакате с подписью "особо опасный преступник".
- Я побеседую с вашим прошлым работодателем на этот счёт. Простите, вы не угостите меня чаем, Хельга - простите мне мою фамильярность?
- А, да, хорошо, ничего...

Однако не успела она выйти из комнаты для своей же собственной безопасности, как из спальни вышла светловолосая девочка тринадцати лет от роду. Заспанная, она подошла к хозяину дома и встала рядом с ним.
Полковник вздохнул.
- Барон фон Кронен, я не ошибся?
>> №341  
>>314
>>313
- Ну что ж, не имеет так не имеет. - произнёс он, глядя на духа. Бесплотные создания никогда не могли представлять особой опасности, так что за него он был спокоен. А вот солдат, который выхватил меч, угрожающе направив его на мага, был уже более опасен. Особенно ввиду того, что магия, которой он владел в совершенстве, здесь не имела ни малейшей власти.
- Я - грандмастер Джор, пятый из членов совета гильдии магов. Ныне, как вы понимаете, мёртв. Думаю, все мы здесь по этой причине. Хотя, быть мёртвым и в Аду уже заслуживает уважения. - насмешливо завершил он, бросив взгляд на духа, витавшего перед ним.
>> №342  
>>314
>>341
- Да? И с какой стати мне кого-то бояться в Аду? - язвительно заявила девушка духу, в то время как Мордекай убирал меч в ножны.
- Прошу прощения, грандмастер Джор, просто ваше появление было слегка неожиданным. Ну и да, я жив. По крайней мере пока. Позвольте представиться, Мордекай Стэн. И что же будем делать? - обратился он с слегка растерянным видом ко всей компании.
>> №343  
>>341
>>342
- Потому что праведники в Ад не попадают. - Дух посмотрел на суккубу как на образец глупости.
- Магам свойственно делать поспешные выводы. Мордекай вполне себе жив. - Он кивнул головой на парня.
>> №344  
>>340
Глаза мага опасно сузились. Все-таки пришел по мою душу, подумал Кельтер, кладя руку на голову Ай и, улыбнувшись девочке, погладил ее по голове. Лишь после этого он удостоил инквизитора колючим взглядом, не предвещавшим ничего хорошего.

— Совершенно верно, не ошиблись. Раз вы знаете это имя, то и знаете о моих так сказать заслугах.

Сказав это, Кельтер вновь посмотрел на Ай, садясь в кресло напротив того, в котором уже сидел офицер.

— Сходи-ка вместе с Хельгой на кухню и помоги ей приготовить чай, будь хорошей девочкой. А я пока поговорю с нашим гостем.
>> №345  
>>342
>>343
- Сомневаюсь. - скептически хмыкнул грандмастер. - То, что мы видимся себе живыми, ещё на значит, что мы живы на самом деле. Из плана Ада, насколько я знаю, нет выхода. Так что для мира мы мертвы.
Джор покрутил головой, осматриваясь.
- И да, это непохоже на Ад. Слишком мягко для него. Где демоны? Где весь богатый набор местной живности? Насколько я знаю, здесь водится весь ассортимент "Libraria Monstrum".
>> №346  
>>343
>>345
Элиза громко хмыкнула.
- Вы два какие-то слишком напыщенные для мертвецов, - заключила она, - и вам, о великий маг, лучше не встречаться с большинством здешних обитателей. Все-таки, под моей опекой только он -- девушка показала рукой на Мордекая - да и то, из-за приказа моей матери. Вы же - не больше чем добыча для всех остальных. И хорошо, если на вас нападет какой-нибудь демон, который не сильно любит пытать жертву, - выпалив тираду, она остановила взгляд на Мордекае и повелительным жестом поманила его - Идем, я единственная, кто знает дорогу, - сказала она, и развернулась.
Мор же едва сдержался, чтобы не придержать рукой челюсть. Он повернулся к еще двоим спутникам, развел плечами и сказал:
- Пошли за ней, все-таки она единственный демон здесь.
>> №347  
>>344
Ай покачала головой и ушла, повинуясь просьбе Кельтера и окидывая взглядом напряжённого Франка. Как только и она вышла из комнаты, полковник вздохнул. В битве инквизитора и отца внутри него победила лучшая его сторона. Откинувшись спиной на кресло, он выдавил из себя то, что обязан был произнести этому смертельно опасному преступнику, которого должны:
- Рекомендую вам, фон Кронен, ближайшие дни либо не выходить из дома, либо, что будет лучшим вариантом для нас обоих, вообще покинуть Танненберг.
>> №348  
>>347
Кельтер спокойно откинулся на спинку кресла и положил руки на подлокотники. Какой все-таки необычный инквизитор. По-хорошему Герману полагалось бы напасть на Кельтера, обездвижить и доставить сначала на допрос, а затем, после тщательного и основательного документирования всех признаний — на эшафот. Ну или в крайнем случае попытаться убить на месте. Вместо этого ему советуют сидеть и не высовываться, или же вовсе покинуть город. Неладное что-то, ведь инквизиция совсем не так себя ведет. Она не раздает дружеских предупреждений, а сурово и безжалостно наказывает всех виновных и, зачастую невиновных весьма изобретательными способами.

— Спасибо за предупреждение. Раз уж стали говорить начистоту, то город я не могу покинуть, однако постараюсь не выходить из дома без крайней нужды.

Он не стал расспрашивать, в чем же причина такого неожиданного поведения явно не последнего в своем ордене инквизитора, ведь в этом не было никакого проку. Кто знает, какие цели он преследует, но не похоже, чтобы он намеревался нападать или выманить их в ловушку. А устраивать побоище прямо у себя дома Кельтер тоже не собирался, ведь ему совсем не хотелось пугать Хельгу и Ай. Носящий на себе печать Чудовища не должен ему уподобляться без крайней на то нужды.
>> №349  
>>348
Хельга и Ай пришли с чаем. Поблагодарив и опрокинув в себя всю чашку, Герман достал два листка и быстро написал на них что-то, после чего отдал их Хель со словами:
- Хельга, я жду вас завтра в управлении до обеда. В городе объявлено чрезвычайное положение, но с этим вы дойдёте до меня без проблем.
- Спасибо, а зачем?
- Будем улаживать ваши дела.
- А... хорошо, спасибо вам огромное, - Хель слегка поклонилась, но Герман уже повернулся к Кельтеру и кивнул, особых слов для понимания не требовалось.
- Не за что. До завтра.
Накинув плащ и надев сапоги, Герман вышел из дома фон Кронена - одного из самых преследуемых инквизицией преступников.
>> №350  
>>349
Кивнув на прощание инквизитору, Кельтер невозмутимо поправил очки, затем подошел к бледной как смерть Хельге и успокаивающе положил руки ей на плечи.

— Не стоит беспокоиться, наш с ним вопрос улажен.

Ободряюще улыбнувшись девушке, он убрал руки с плеч и слегка потрепал по голове Ай, беря чашку с чаем и садясь обратно в кресло, делая небольшой глоток из чашки.

— Только вот что — в управление я пойду с вами. Инкогнито, разумеется, но с вами. Раз в городе объявлено чрезвычайное положение, то я просто не могу отпустить вас на улицы одну.
>> №351  
>>329
На поцелуй парень отреагировал, хотя все так же несмело, как и на ее прикосновения. Но чем дальше Тин впивалась в губы молодого мага, тем смелее он отвечал ей. Руки Адриана сомкнулись на талии девушки, и он притянул ее к себе, сжимая в объятьях, и как показалось Тин, пытаясь сломать ей спину. Она оторвалась от губ Адриана, и посмотрела в его синие, почти голубые глаза, которые сейчас были подернуты легкой дымкой, и прошептала ему:
- У нас мало времени, так что будь смелее.
После этого она взяла его правую руку за кисть, и плавно отвела от своей спины, направив ко своему рту. Тин взяла палец Адриана в рот, и сначала слегка провела по нему языком. Ее вторая рука тем временем опустилась на член парня, и она медленно начала двигать ей вверх-вниз по стволу. Юный маг слегка закатил глаза и из его груди вырвался стон. Тин же, улыбаясь уголками рта, вытащила его палец из своего рта, и, медленно ведя по своему телу, опустила на половые губки. Она была уже достаточно мокрая, и в паху у нее будто жгло, но ей хотелось растянуть удовольствие предвкушения еще на пару секунд. Но Адриан, видимо, был против. Как только его палец коснулся ее половых губ, он резко дернул им вперед, проникая в лоно Тин. На этот раз чуть не застонала уже она. Она проникла своим пальцем в себя, следом за Адрианом, и почувствовала, как парень неумело пытается двигать пальцем.
- Не влево-вправо, а вверх и вниз, вот так -- прошептала она, но маг ее явно не слышал. Он резко выдернул палец из ее влагалища, и прижал ее к противоположной стене.Схватив ее за внутреннюю сторону бедер, он поднял ее вверх и одним движением насадил на свой член. Вот теперь Тин застонала уже во весь голос. Адриан начал двигаться резко и прерывисто, так, как будто он не знал, как глубже проникнуть членом в ее влагалище. Девушка же обхватила его руками, и ногтями впилась ему в спину, прижимая его к себе. С каждой секундой Адриан увеличивал темп, а девушка все глубже впивалась ему в спину ногтями, оставляя красные борозды на ней. Еще пару секунд, и она почувствовала, как член напрягся и начал пульсировать, а через мгновенье, как внутри нее начала бить горячая сперма. Адриан, который к этому моменту уже просто не дышал, откинул голову назад и блаженно закатил глаза.
Когда член перестал выплескивать сперму, парень отстранился к противоположной стене, и медленно осел на пол, пустым взглядом смотря в стену. Чего-чего, а такого Тин не ожидала. Слегка отдышавшись, она подошла к Адриану, сидящему в прострации, и, наклонившись, чмокнула его в щеку.
- Это было неплохо. Я в тебе не ошиблась -- игриво подмигнула она, и тут же направилась к выходу из душа. У нее было еще кое-какое дело, которое не терпело отлагательств.
>> №352  
>>351
Девушка вышла из душа, а Адриан остался сидеть на месте, всё так же бездумно изучая стену. "Это было слишком... неожиданно. И хорошо." Это был не первый подобный опыт в его жизни. Если быть точным, второй. Причём первого раза он не помнил совершенно. Единственное, что он помнил, это то, как он напивался, смешивая всё, что было на столе. А потом он проснулся в обнимку с какой-то девушкой. И она сказала ему в точности такие же слова, что и произнесла Тин, которая сейчас удалялась из комнаты. Ещё где-то десять минут он просто сидел на месте. В конце концов, ему в голову пришла мысль. "Ладно. В конце концов, нужно завершить свои дела." Он подошёл к перегородке душевой, и задвинул её, на этот раз уже закрывая на замок. Закончив намываться, он вышел из душа, и надел свою одежду, которая лежала на полу. Выйдя из комнаты, он закрыл её на ключ, и принялся ждать Ферга у двери.
>> №353  
>>352
Мытье в душе заняло у Ферга не больше трех минут, и сейчас он сидел на кровати и листал книгу о магии, которая лежала на прикроватном столике. Он в свое время уже не раз ее читал, но нужно было убить время, пока Адриан не закончит с водными процедурами. Когда же он услышал, что юный маг вышел из комнаты напротив, Ферг захлопнул книгу и пошел открывать дверь.
Не успел он перекинуться парой слов с магом, как рядом появилась довольная Тин.
- Я вижу, вы готовы. Куда в первую очередь желаете пойти? Мы можем начать экскурсию с квартала магов, если вы не против.
>> №354  
>>353
- Пожалуй, с квартала магов мы и начнём. - ответил он, улыбнувшись Тин. - Если, конечно, Ферг не думает иначе.
>> №355  
>>354
- Квартал магов так квартал магов, будет довольно интересно -- согласился Ферг, и Тин, кивнув, жестом показала следовать за ней. Парень взглянул на Адриана, и молча проследовал за девушкой.
Видимо, Тин проводила экскурсии не раз и не два, и поэтому она знала, с чего стоит начать. Первым же пунктом стал невероятный магический рынок, пестривший магией так, что слизились глаза.
>> №356  
>>355
Экскурсия впечатлила Адриана уже с самого начала. Пройдя несколько сотен метров от района, где находились резиденции величайших магов современности, они свернули куда-то в сторону. И тут же их взору открылась невероятная картина. Всюду, куда ни глянь, стояли люди в мантиях, и каждый из них имел при себе тележку или лоток, содержимое которых заслуживало крайне пристального внимания. По бокам огромной улицы стояли здания, в которых находились особо солидные торговцы с лучшим товаром. Отовсюду раздавались голоса продавцов, демонстрирующих свой товар, и людей, спорящих с ценой. Адриан вспомнил то, что говорил ему его отец с год назад. "Магический рынок столицы, Адриан, это место, где ты можешь купить чудо. Любой масти и калибра. От малого до великого. Это нужно видеть самому, иначе не понять." И сейчас он понял. Использовав небольшое заклятие истинного зрения, он глянул на магический фон этого места. От основной части уличных торговцев исходил слабый свет, однако кое-где мелькали ярчайшие пятна энергии самых разных цветов. Естественно, особенно ярко светились здания. Кроме некоторых, которые не излучали в магическом фоне вовсе. "Магическая изоляция? Занятно. Крайне."
- Что ж. Пожалуй, это и впрямь... поражает.
Внезапно ему показалось, что на лотке неподалёку он приметил яркое пятно света. Адриан обернулся, смотря на то место, где ему привиделось свечение.
[1d100] : 24=24
>> №357  
>>356
Ферг с любопытством разглядывал разные лавки, когда они проходили мимо. Тин без умолку щебетала, переключаясь с одного на второе, со второго на третье, но он же просто молча слушал, пока они не дошли до лавки с книгами. Там его усталый и отсутствующий взгляд бегло пробежался по обложкам, и у него чуть не захватило дыхание от увиденного. Одно название за другим поражало его фантазию, но тут женский голос прошептал ему на ухо:
- Подделки.
Ферг оглянулся, и увидел, что он прилично отстал от Адриана и Тин, а разговаривала с ним другая девушка, одетая в одну из таких же мантий, что и другие продавцы. Ферг изумленно поднял бровь:
- Прости, что?
Девушка жестом указала на книги.
- Это подделки. Они не настоящие. Понимаешь?
[1d100] : 54=54

капча
>> №358  
>>357
Тем временем, Адриан добрался до того места, которое так привлекло его внимание. Подойдя к лотку торговца, который был порядочно удивлён тем, что его кто-то вообще заметил, он оглядел ассортимент. Как и ожидалось, весь он состоял из магического ширпотреба, подобный которому с лёгкостью может зачаровать старшекурсник Академии. Он всё-таки не зря год ходил в артефактологах, а поэтому немного разбирался, что к чему. Всё было практически бесполезной безделицей. Кроме одного неброского кольца. Оно было выполнено из простой полоски низкопробного серебра с небольшим сапфиром на неё. Однако от него изрядно светило магией. Торговец, устав дожидаться того момента, пока внезапный покупатель обратится к нему, привлёк его внимание сам.
- Вас что-то заинтересовало, юноша? Кольца и амулеты на любой вкус, только выберите! Могу даже устроить небольшую скидку. - слегка плутовато подмигнул он ему.
- Нет. Меня интересует вот эта вещь.
С этими словами он взял кольцо с лотка. Пальцы, которыми он поднимал его, на секунду занемели, однако это чувство тут же отошло. Улыбка медленно сошла с лица торговца.
- А, это. Слушайте, молодой человек, давайте начистоту. Я и сам рад избавиться от этой штуки. Она пришла мне от одних... людей, которые влезли туда, куда лезть не стоило. Так что просто забирайте и уходите. Цена - 25 серебра.
Адриан послушно полез в карман за деньгами. Вне зависимости от того, что это было, такой шанс нельзя было упускать.
[1d100] : 68=68
>> №359  
>>358
Парень только удивленно поднял бровь вверх.
- А зачем ты мне это говоришь? Я не собирался ничего покупать, тем более я все это уже читал, - монотонно пробубнил он. Ферг очень не любил, когда кто-то вторгается в его мысли, особенно, когда они заняты книгами. Однако, его собеседница видимо не заметила раздражения. Впрочем, заметить раздражение было очень сложно даже знатоку риторики -- Ферг далеко не всегда передавал свои эмоции таким образом, которым он хотел.
- Так ты любишь книги? Тогда может зайдешь в лавку моего отца, там ты сможешь найти парочку настоящих экземпляров, довольно интересных, и по сносной цене - в ее голосе вместо бывшего веселья прозвучала коммерческая жилка, от которой даже Фергу стало слегка не по себе. А уж отказать такому предложению, даже учитывая, что денег у него с собой не было, он никак не мог. Поэтому он коротко кивнул, и последовал в лавку, которая была в паре метров.
[1d100] : 74=74
>> №360  
>>359
Тем временем, Адриан передал торговцу деньги, которые лежали во внутреннем кармане его мантии, взамен получив кольцо. Избавиться от него явно было для продающего большой радостью. Оглядевшись, он обнаружил, что Ферг удалился от него с Тин. "Что это он, интересно? Впервые вижу у него интерес хоть к чему-то".
>> №361  
Двенадцать часов ночи. То время, в которое все порядочные девушки уже давно спят в своих кроватях, а порядочные юноши только отходят ко сну, мечтая о порядочных девушках. "Впрочем, твоё юношество кончилось давно. Не так ли, Иоахим?" - с усмешкой, играющей на губах, думал мужчина, сидящий за столом дрянной таверны, которая находилась где-то в предместьях столицы Венберга, которая находилась во владениях сиятельного лорда Астрона. "Да и просто время твоё уже вышло. С этим ничего не поделать, такова судьба." Отхлебнув из кружки эля, который годился только для того, чтобы смешивать его с кормом свиней, он скривил недовольную мину. Впрочем, тут же на его лицо вернулась ироничная усмешка. "А ведь многие это как-то пьют. Значит, и ты будешь. У тебя уже нет власти для того, чтобы исполнять свои прихоти. Разве что власть огня и льда, которые живут в тебе. Но ведь ты не хочешь проблем, верно? Тебя и так ищут повсюду. Ещё бы. После того, что ты совершил с королём, лучшим выходом бы было забиться в далёкие подземелья какого-нибудь древнего храма, и не вылезать оттуда, дрожа в страхе. Но нет. Ты слишком горд для этого, не так ли? Тогда плати за своё безрассудство сполна." Мужчина вёл горькую беседу сам с собой, временами на автомате прихлёбывая из здоровой деревянной кружки. "В стране безвластье и анархия. Владетельные лорды грызутся меж собой за трон. Впрочем, кто-то один долго на нём не усидит. Займёт - и тут же соберутся все, скидывая зарвавшегося." Он вздохнул. "И за то, что будет, тоже я в ответе? Впрочем, это и неудивительно. Да и что бы ни случилось, я избрал меньшее зло." Прикончив кружку дрянного пойла, он откинулся назад, и ныне полулежал-полусидел на неудобном трактирном стуле. Впрочем, эта позиция была ещё хоть сколько-то приемлема. Внешний вид его совершенно не соответствовал месту, в котором он очутился. Изящный мундир королевского советника, хотя и был изуродован до неузнаваемости, всё ещё тяжко давил эполетами на его плечи. Брюки из твёрдой, но удивительно приятной на ощупь и для глаза ткани были сшиты рукой мастера. Под мундиром была испятнанная кровью и чем-то чёрным, как ночь, ранее белоснежная рубашка. А в кармане брюк лежали две уникальные вещи. Регалия лорда-министра, небольшая золотая сфера, украшенная самоцветами, которые изображали герб государства, закреплённый магической нерушимой печатью. И часы, выполненные из золота, и материала, похожего на дымчатое полупрозрачное стекло. Всё, что осталось от короля, который чуть не предал свои земли. Таверна же была и впрямь на диво плоха. Меж досками пола были щели, через которые мог бы промаршировать полк королевской гвардии, но пока что шли лишь тараканы. Столы, словно наскоро сколоченные из самых гнилых досок, что можно было набрать на помойке. Стулья, нагло украденные хозяевами у семейки огров и специально густо покрытые колкими щепками. Единственная уютная деталь, которую можно было заметить здесь - это на удивление основательный каменный камин, который заполнял приятным теплом всё помещение. Кроме него, здесь сидела лишь тройка опустившихся личностей бандитского вида, которые то и дело с удивлением поглядывали на него, но не смели ничего сказать. Да и это с лёгкостью могло стоить кому-то из них жизни, ибо на поясе сидящего висел клинок дивной красоты. Примерно метр идеальной стали, слегка блестящей в свете огня. Неброская и невероятно удобная рукоять из всё того же дымчатого стекла, снабжённая небольшой гардой. Внутри неё сверкал аллурит, или "камень архонтов". Вещь, обожаемая всеми великими мастерами накладывать чары на вещи, достойные этого. Он называл его "Ultima ratio". Магия, которую он мог применить, имела куда менее разрушительную мощь, чем это чудо. Каждый лорд-министр, являющийся боевым магом, получал его по древней традиции, пошедшей ещё с времён древности. И он был первым, кто сумел прервать эту цепь. "Хотя, пока при мне знак, я всё ещё лорд-министр, верно?" - усмехнулся он. Дверь глухо стукнула. Раздались шаги. В дверь вошла девушка в сером плаще, несущая с собой небольшой дипломат. При её виде Иоахим оживился, перестав безысходно упираться взглядом в стол.
- Здравствуй, Кэйли. Я ждал тебя.
- А я тебя искала. - сказала она, с оттенком брезгливости всматриваясь в стены места, куда ей пришлось прийти. - Как ты вообще додумался выбрать столь отвратительное заведение?
- Чем хуже, тем лучше. Я думал, ты это понимаешь.
- Ну не до такой же степени. - бросила она, садясь за второй стул за столом, выбранный экс-министром. Хорошо, что хозяина таверны не было на месте, ибо он бы наверняка не преминул возмутиться.
- Сбрасывай мундир. - бросила она, ставя дипломат на стол. - В чемодане пара комплектов одежды, фиктивные документы на имя Алекса Гриста, и немного денег. Чтобы тебе не приходилось ютиться... в подобном. - фыркнула девушка, вновь озираясь.
- Ну что ты, в самом деле. Прекрасное место, чтобы скрыться. - сказал он, стаскивая с себя мундир и протягивая девушке. Перед самой передачей он задержался.
- Я всё-таки хочу оставить эти вещи себе. Ты понимаешь.
- Сентиментальный идиот. Бери, но не говори, что я тебя не предупреждала. Если их найдут - тебе крышка. Ты и сейчас-то ещё не найден только потому, что тебя ещё не успели объявить во всеобщий розыск.
- Плевать. - сказал он, решительно доставая регалию и часы, и перекладывая их в карман брюк.
- Ну как знаешь. А рубашку эту испепели к чертям. Всё равно теперь только полы мыть годится.
Она забрала мундир и отправилась на выход. Хлопнула дверь, и Кэйли ушла в ночь, оставив о себе лишь память. Теперь ему нужно было выспаться. А завтра - готовиться к тому, чтобы найти себе новое, на этот раз уже действительно надёжное место. Поднявшись вверх, и зайдя в уже снятую им на одну ночь комнату, он с наслаждением сбросил с себя рубашку, которая, казалось, была пропитана смертью и разложением. Короткое слово обратило её в облако едкого чёрного дыма. Иоахим невольно закашлялся, быстро открывая окно. Деревянная рама жалобно скрипнула, выпуская всю тьму в окно. "Даже великая печать не смогла взять на себя всё. Хорошо хоть, что рубашка эта тоже была не так проста. Даже жаль её немного." Наскоро переодевшись, он упал на кровать, которая просела под его весом. Кажется, пол тоже просел, несмотря на то, что экс-министр был весьма худощав. "Чёртова халупа. Нужно выметаться отсюда уже завтра." Впрочем, это не должно было стать проблемой. Мешочек, который он нашёл в дипломате под одеждой, был полностью набит золотом. "Последний подарок короны. С искренним уважением, регент Корвус." - прочёл он на записке, к нему приложенной. "Смешно. Все знают, что я сотворил благо. Однако меня будут искать так, как не искали самых жутких убийц." - подумал он, лёжа на кровати, и совершенно по детски болтая свисающими ногами. Через некоторое время, его сморил сон. А затем, пришло прошлое. Точнее, прошлый день. Мозг будто вновь стремился прокрутить в памяти величайшее событие жизни своего владельца, при этом, естественно, не давая ему покоя.
>> №362  
>>361
Лучи раннего утреннего солнца, которое вновь взошло, дабы осветить дворец короля, ударили прямо в глаза человеку, мирно спавшему на кровати. Пробормотав что-то нелестное о том, кто придумал этот "чёртов вселенский светильник", спящий повернулся на бок, прижимаясь лицом к стене. Однако даже в такой позе ему не было суждено продолжить спать и видеть сны. В дверь раздался настойчивый стук.
- Лорд-министр? Осмелюсь напомнить, что до утреннего выход короля осталось менее часа. И естественно, вам надлежит быть при нём.
Иоахим вздохнул, резким рывком открывая глаза. Вчера ему снова пришлось работать до поздней ночи. Сиятельные лорды не поделили между собой кусок земли, но вместо того, чтобы решить вопрос, как обычно - небольшой внутренней стычкой, они с какого-то рожна подали заявление в королевский высший суд. Естественно, коронный судья был в отъезде. А потому вся работа по делу и заключению упала на плечи главы кабинета министров. Гибко потянувшись, он соскочил с кровати, и принялся надевать свой ежедневный парадный наряд. Мундир как символ власти, рубашка, которая содержала больше защитных символов, чем мантия Великого Магистра, главы всех магов королевства, и брюки. Просто брюки, удобные и превосходно сшитые. Закончив одеваться, он нацепил себе на шею кулон, который открывал перед ним почти все двери королевства - регалию лорда-министра, и вышел за дверь своего кабинета-спальни. Там его уже ждала небольшая делегация. Королевский казначей, и Великий Магистр собственной персоной. "Интересно, с чего это он решил вылезти из своей башни? Хотя, король объявил всеобщий сбор. Видимо, его тоже заставили прибыть." Верховный маг королевства, открыв рот, своим скрипучим голосом назидательно произнёс:
- Лорду-министру не подобает забывать про то, что назначает ему король. Верно, Иоахим?
- Лорд-министр помнит обо всём, Людвиг. Но у него обычно больше работы, чем ты можешь себе представить.
Великий магистр усмехнулся, и, не продолжая бессмысленный спор, двинулся по направлению к главному залу дворца. Казначей двинулся за ним, а он решил замкнуть небольшую процессию, пойдя последним. Иохаим шёл по коридорам замка, размышляя о том, что имело место быть вчера. Подобные выходы, вообще-то, не были обычным явлением для этого дворца. Однако вчера король, созвав всех, объявил, что завтра вечером ему предстоит совершить что=то, что будет судьбоносным для всего королевства. И с утра он распределит дела между всеми влиятельными персонами королевства самостоятельно. Видимо, планировалось и в самом деле что-то важное. А потому лорд-министр, который мог иногда позволить себе проигнорировать даже королевскую волю, послушно следовал на это утреннее мероприятие. Наконец, поход по коридорам, галереям и лестницам дворца закончился. Путь привёл их к самому сердцу помпезного строения - большому королевскому залу. Там уже ожидали многие, однако не все. Шесть владетельных лордов сидели на креслах слева и справа королевского трона. Два кресла, которые были наиболее приближены к трону, однако, пустовали. Места в них должны были занять по левую руку - Великий Магистр, а по правую - лорд-министр, который являлся заодно и королевским советником. Впрочем, король всё чаще и чаще забывал о этой роли министра, принимая все решения с удивительной самостоятельностью. Через ещё пятнадцать минут все были на своих местах. Кроме той персоны, которая и затеяла весь этот цирк. "Семеро одного не ждут, как известно. Но не в том случае, когда этот один - твой непосредственный начальник." Иоахим позволил себе слегка усмехнуться своей небольшой шутке. Зазвучал звук фанфар, и вычурно изукрашенные двери огромного зала распахнулись, являя всем собравшимся здесь короля. "С каждым днём он выглядит всё хуже и хуже." - думал министр, глядя на измождённую фигуру в короне и мантии. Глаза короля ввалились, кожа напоминала пергамент, а сам он, несмотря даже на пышное одеяние, призванное прибавлять величия, напоминал скорее живой скелет, зачем-то обтянутый кожей, а не человека. Пройдя мимо них, он уселся в кресло, тут же положив руки, которые напоминали иссохшие палки, на подлокотники.
- Итак. - сказал он голосом, напоминающим крик ворона. - Сегодня я собрал вас здесь для того, чтобы сообщить вам ваши роли на сегодняшний день. Они будут значительно отличаться от обычных. А посему, слушайте и внимайте.
Король начал занудно распределять поручения на сегодняшний день. Казначею с парой исполнительных министров было назначено подготовить сегодняшний торжественный ужин, на котором и должно было быть сказано то, что, по словам монарха, имело невероятное значение для всех, владетельные лорды были отправлены за своими почётными полками для того, чтобы окружить дворец перед ним. Палата министров почти в полном составе направилась подготавливать какой-то неведомый даже ему законопроект, который король обозначил лишь порядковым номером. Наконец, все задания были розданы. Точнее, почти все. Иоахим так и не услышал того, что предстоит ему. То же было и с верховным магом. Король, завершив говорить, обернулся прямо к нему, глянув в глаза. Лорда-министра на секунду объял какой-то странный ужас, однако он быстро взял себя в руки.
- А для тебя, мой верный советник, у меня особое задание. - хрипло сказал он. - Сегодня, в районе озера Лерен, был обнаружен тот, кто так давно разыскивается "Серыми легатами". Чёрный рыцарь. Естественно, это задача только для тебя и твоего клинка. Возьми себе в помощь отряд легатов, и выдвигайся. Не медли. Он может уйти, почуяв опасность.
Кулаки Иоахима невольно сжались. "Чёрный рыцарь. Вот значит как, да?" Под этим именем в королевстве был известен самый могущественный, безжалостный и жестокий тёмный маг, который убил уже не одну сотню мирных жителей, и бессчётное число воинов, охотившихся на него. И теперь ему была предоставлена честь завершить линию жизни этого ублюдка. Или пасть от его чар. Впрочем, он был уверен в своём успехе. Его клинок никогда не подводил его. Хотя никогда и не сталкивался с противником такой мощи.
- Вас понял, король.
- Вот и славно. - усмехнулся тот. - Заседание объявляю закрытым. Каждый должен отправиться выполнять цель, ему порученную, незамедлительно.
Лорд-министр поднялся со своего кресла, направляясь в сторону резиденции серых. Сегодня ему предстояла и впрямь великая миссия. "Хм, а ведь Великому магистру так и не досталось никакого поручения. Хотя, не вижу ничего особенно странного. Он всегда был отстранён от жизни государства, и, видимо, сегодня эту добрую традицию решили не нарушать."
>> №363  
>>350
Выдохнув и сев на диван, Хельга отпила чай из кружки и сказала:
- Кельтер, вы думаете, это хорошая идея?

Ай же молча подошла к Кельтеру и села к нему на колени. Она не совсем понимала, кем был приходивший мужчина, но зато великолепно чувствовала несколько напряжённую атмосферу, которая почти мгновенно разрядилась с его уходом. Она решила спросить попозже, кем же он был. Но не сейчас - слишком все были напряжены.
>> №364  
>>362
Зимнее солнце ярко светило над территорией королевского двора, освещая всё вокруг. Блестел снег, тонким белым пухом усыпавший землю. Иоахим недовольно щурился, натягивая капюшон пониже. Он ненавидел яркий свет, ибо он ослеплял. А быть слепым, особенно в условиях серьёзного боя - это первый шаг к поражению. Стоило надеяться на то, что к тому времени, как они прибудут к озеру, близ которого и скрывался Чёрный Рыцарь, дневное светило перестанет столь яростно взирать на землю, и уступит место мягкому свечению луны, которое бы было идеально. "Впрочем, ночь - его территория. Не забыл, Иоахим? Да и наверняка он скрывается в каких-то мрачных подземельях, которые предстоит долго искать. Так что лучше прибыть как можно быстрее. Например, порталом. Естественно, замаскированным." Иоахим подошёл к высокому зданию, стоявшему рядом с посольством, которое ныне было почти пустым, и постучал в дверь.
- Кто? - спросил мрачный голос из-за двери.
- Фон Лоссен. - ответил он ему. Дверь незамедлительно распахнулась, являя ему человека, одетого сплошь в белое.
- Вы уже подготовились к миссии, центурион Вертер? - спросил он его.
- Да, сэр. Даже укомплектовал отряд. С вами будут двое наших лучших магов, шестёрка солдат, и ваш покорный слуга.
Министр недовольно качнул головой.
- Слишком много. Оставь одного мага, двух лучших из шестёрки, и, естественно, отправляйся сам. Мне необходим человек, которого я знаю, как себя.
- Вас понял, министр. Где встретимся? И не желаете ли осмотреть отряд?
- Через десять минут, на площади Святых. Скажи магу, чтобы он взял с собой камень Венна. Насчёт смотра - не стоит. Я доверяю твоему выбору, Вертер.
Кивнув головой, центурион удалился внутрь здания. Иоахим же побрёл вперёд, к воротам стены, окружавшей королевский дворец. Выйдя за пределы дворцовой земли, он присел на лавку у дерева, стоявшего посреди площади, и принялся ждать, бегая взглядом по барельефам храмов и статуям апостолов, ангелов, и великих подвижников Господних. Площадь называлась площадью Святых не зря, и храмов, равно как и статуй, здесь было в изобилии. Пожалуй, даже большем, чем стоило бы. Через пять минут изучения витражей готического храма, привлёкшего особое внимание министра, на площадь явились "легаты". Редкие люди, которые проходили здесь в столь ранний час, почти не обращали внимания на происходящее. Чаще всего сборы для различных миссий проводились именно перед площадью, что находилась сразу после ворот дворца. Своеобразная традиция, одна из многих традиций королевства. Из пришедших вперёд выдвинулся центурион, а следом за ним - маг в белых робах. Все пришедшие были одеты в идеально белое, и выбрали эти одежды не красы ради. Скрываться среди снега в подобном наряде было практически подобным заклятию невидимости, но без лишних эманаций и возмущений магического поля. Иоахим и так опасался, что Чёрный Рыцарь засечёт их перемещение, несмотря даже на камень Венна, который должен был сглаживать и отменять любые возмущения в поле. Несмотря на то, что он не особо любил белое, сейчас на нём был точно такой же плащ с глубоким капюшоном, что и на легатах.
- Перемещение будет происходить через портал, министр? - обратился к нему маг.
- Верно. Создавай проход.
Взмахнув заискрившимся синим посохом, маг картинно провёл овал в воздухе огнём, следовавшим за кристаллом. Замкнувшись, тот помутнел изнутри, покрывшись бирюзовой плёнкой. Через секунду на ней появился пейзаж мест, в которые им и предстояло проследовать.
- По данным разведки, он скрывается в подземельях развалин старой башни одного из мятежных магистров древности. Портал открыт за километр от места. Учитывая наличие у нас камня Венна, эта дистанция является достаточно безопасной, чтобы не бояться обнаружения.
- Чудесно. Центурион, идите первым. Я за вами.
Вертер перешагнул через арку портала, и тут же истаял в синеве. За ним последовал и сам Иоахим. Короткая вспышка, ощущение распада тела, и вот, ты уже на месте, в котором тебе следовало быть. Центурион, осмотрев окрестности сквозь подзорную трубу, коротко кивнул головой.
- Всё чисто. - шепнул он. Отряд двинулся туда, где скрывался злейший враг всех добрых граждан. Сейчас они должны были принести им спокойствие. Ну или по крайней мере, уменьшить число причин опасаться за свою жизнь. Чем ближе они подходили к нужному месту, тем сильнее чувствовалась аура гнетущего зла, нависшая над этими местами. У министра не оставалось уже ни капли сомнения в том, что Чёрный Рыцарь именно здесь. Наконец, они подошли к останкам башни. Стены, местами разрушенные, всё ещё угрюмо торчали вверх, словно противопоставляя себя первозданной белизне этих мест. Одна из створок ворот, которые ранее вели в башню, вылетела, валяясь внутри уцелевшего холла первого этажа, а вторая висела на одной петле, временами поскрипывая от ветра.
- Сомневаюсь, что великий тёмный маг стал бы ютиться в таком месте... - услышал он тихий голос одного из солдат из-за спины, и тут же отрицательно кивнул головой. Его жест повторил и маг.
- Я чувствую его тёмное присутствие.
С этими словами он тихо шагнул внутрь холла, сбросив ставший уже бесполезным плащ на землю.
- Ищите проход в катакомбы. - шепнул он отряду.
- О, ну зачем же? - раздался весёлый голос сверху. - Я сам выйду поздороваться с гостями.
С этими словами величайший тёмный маг современности по версии всех розыскных служб, в том числе и интернациональных, спустился с винтовой лестницы, уводившей куда-то на местами сохранившийся второй этаж башни.
- Значит, решил не скрываться от своей судьбы, чёртов монстр? - ухмыльнулся министр.
- Зачем? Я знаю, куда она ведёт меня. А вот ты навряд ли знаешь, куда ведёт тебя твоя судьба. Может, хочешь знать?
- Не пытайся заговорить мне зубы. Готовься умереть.
- Ну как хочешь. Только не убивай меня сразу, если удача будет на твоей стороне. Это стоит знать. - усмехнулся он, поднимая посох. Неимоверная тяжесть, резко упавшая откуда-то с небес, прижала к земле весь отряд. У одного из легатов лопнула голова. Чёрный Рыцарь усмехнулся, поднимая посох к небесам и увеличивая давление.
- Хороша же ваша элита.
Маг шепнул несколько слов, кое-как дёрнув пальцами. Голова тёмного мага откинулась назад, а из носа потекла кровь. Давление стало ощутимо слабее, однако не исчезло. Скрючив пальцы, Чёрный Рыцарь резко выбросил вперёд левую руку, свободную от посоха, а затем сделал ей движение назад, словно вырывая что-то из тех, кто посмел напасть на него. Охнул маг, схватившись за сердце. Точнее, за пустоту, фонтанирующую кровью на его месте.
- Дальше всё просто.
Подняв левую руку, он щёлкнул пальцами. Замертво упали все те, кто оставался жив. Кроме Иоахима. Тот сжимал в руке клинок, вынутый из ножен.
- О, последний приговор. Давно я не видел его. - вновь усмехнулся тёмный маг. - Но думаешь, будет просто срубить мне голову даже этим оружием?
- Думаю.
Иоахим поднял свободную руку, и взмахнул ею, словно дирижёр с палочкой в руке.
- Ты выбрал не то место для боя, рыцарь. Здесь моя власть.
Холодный ветер запел над пустой равниной, сплетая дивную симфонию разрушения. Снежный вихрь, поднявшись высоко над башней, упал на фигуру в чёрных одеждах, и обхватил её, сжимаясь всё сильнее. Из шара белоснежного снега, сжимающегося до состояния каменно-твёрдого льда, ударили лучи чистой тьмы. Треснув, заклятие министра раскололось. А вместе с ним и шар. Однако тёмному тоже пришлось несладко. "Сейчас. Пока он не отошёл от шока." Со скоростью атакующей пантеры Иоахим бросился к тёмному магу, замахиваясь клинком. Но тот успел отмахнуться от него посохом. Не ожидавший сопротивления министр впечатался в стену от мощного телекинетического импульса. Самое примитивное, но всегда работающее заклятие подвело его, оказавшись в руках врага. Тот опёрся на посох, насмешливо смотря на министра.
- Бесспорно, территория здесь принадлежит тебе. И более того, ты оказался гораздо лучше, чем я ожидал. Но недостаточно. Разница в нашем мастерстве всё ещё несоизмерима. Тебе не победить. Или... Тебе придётся вынести мне приговор. - неожиданно серьёзно завершил тёмный, собирая в руках сгусток тьмы, которая, собравшись, потекла к министру, обволакивая его. Клинок Иоахима заблестел в воздухе, разрубая липкие нити тьмы. Ветер, повинуясь его мысли, сгустился вокруг него. Он бросился на тёмного вновь, и на этот раз ему уже не удалось так просто его отпихнуть. Сила стихии держала его путь, указываемый мысленно. У Чёрного Рыцаря не было даже мысли о том, чтобы начать творить что-то серьёзное, ибо каждую десятую долю секунды его новый щит разрубал новый удар идеального клинка. "Смерть, приди." - прошептал он про себя. И повелительница в самом деле на секунду явилась к своему верному слуге. Ярость стихии вокруг министра умерла вместе с его магией. Впрочем, это не помешало ему продолжать наносить яростные удары. Но теперь у тёмного было больше времени для ответа. Он принялся шептать про себя инкантацию смерти. Враг был должен упасть замертво, но вместо этого земля ушла из-под ног у него самого, удалённая технично исполненной подножкой. Холодная рукоять клинка, крепко держащая в себе зачарованный аллурит, легла на его лоб, лишая возможности сотворить даже искру.
- Никогда не следует подпускать к себе воина, рыцарь. - сказал Иоахим, перехватив клинок, и приставив его остриё к горлу чернокнижника. - Последнее слово?
Чёрный Рыцарь безумно рассмеялся, глядя на министра.
- Господи, какой же ты идиот! Ты так и ничего и не понял? - сказал он, всё ещё задыхаясь от смеха. - Твой король - будущий архилич, Иоахим! Знаешь ли ты, что нужно для полного единения со Смертью, идиот? Я отвечу тебе! Тысячи, десятки тысяч человеческих жизней! Как давно он не подпускает тебя к себе? Как давно ты не видел Великого Магистра вне своей башни? Они оба делают одно дело, тупица! Вокруг столицы возведена магическая фигура такой мощи, что тебе даже не снилась подобная сила! И сегодня все будут принесены в жертву! Они все умрут, умрут, умрут! - вновь хрипло расхохотался он, водя уже изрезанным горлом по острию клинка.
- Тебя отвлекли, обвели вокруг пальца, как ребёнка, заманили и увели от дела! Уже поздно что-то изменить! Смерть, прими меня! - прокричал он бешеным голосом, насадившись на клинок горлом. Кровь брызнула из перерезанных артерий, пятная мундир. Иоахим застыл в ступоре. А потом со всех ног бросился к порталу, что остался позади. Нужно было действовать с невероятной скоростью.
>> №365  
>>363
Допив чай и поставив чашку на блюдце, Кельтер осторожно приобнял забравшуюся ему на колени Ай. Поглядев на Хельгу, он серьезно кивнул девушке.

— Я не собираюсь отсиживаться у себя дома как трус. Бумаги это хорошо, но они не защитят вас от уличных бандитов или чрезмерно ретивых инквизиторов. Так что я иду с вами, Хельга. А вот Ай лучше бы остаться дома — нужно же кому-то приглядеть за ним в наше отсутствие. Правда, Ай?

Он мог лишь смутно догадываться, почему кому-то понадобилось вводить чрезвычайное положение. Однако он знал точно, что в такой час на улицах может быть опасно даже для группы хорошо вооруженных и тренированных бойцов, не говоря уже об одинокой и хрупкой девушке. Вот за Ай он был спокоен — его дом представлял собой неприметную и практически неприступную крепость благодаря замысловатой комбинации защитных заклинаний и скрытых ловушек. Ни уличная шпана, ни разошедшаяся солдатня сюда не проникнет.
>> №366  
Огромное красное солнце медленно опускалось за горизонт, окрашивая безоблачные небеса в кровавый цвет. Горячий воздух чуть ли не шипел над раскаленным песком, а слабые порывы ветра над дюнами не приносили никакого облегчения для группы людей, одиноко расположившейся посреди пустыни. В последних отблесках закатного солнца их золотые доспехи ярко блестели так, что их было заметно за гигантское расстояние. Оно и понятно – на золоте не было ни одного темного пятнышка, а углубления на ней при свете солнца тускло светили ярко-голубым цветом.
Сами доспехи выглядели абсолютно нелепо для пустыни – массивные латы, сделанные из чистого золота, которое само по себе было мягким металлом, не могли защитить от чего-то действительного опасного. Так еще их размеры, которые превышали человеческий рост на пару голов, привносили еще больше сюрреализма. Вишенкой на торте выглядели золотые трубы за спиной каждого доспеха, которые были выполнены в форме поднятых крыльев, из которых также лилось слабое голубоватое свечение.
Семь человек в таких доспехах безмолвно и бездвижно стояли среди абсолютно голой пустыни, где не было даже ни единого намека на растительность или животных. Могло показаться, что они просто наблюдают за закатным солнцем, но любой, кто бы рискнул приблизиться к этим абсурдным изваяниям, заметил бы, что воздух вокруг них почти трещит от напряжения. Все они молчали и не двигались только потому, что их сосредоточенность была свыше всякого предела.
Когда последние лучи солнца скрылись за горизонтом, один из застывших изваяний ожил. Крылья на его спине были длиннее и больше, чем у остальных, а синие углубления, которые без палящего светила начали источать сияние гораздо ярче, испещряли почти весь его доспех. Он медленно и очень аккуратно прикоснулся к земле, так, будто бы хотел погладить ее, успокоить.
Но как только его пальцы прикоснулись к земле, в паре десятков метров от группы песок с протяжным гулом взорвался. Как только он слегка осел, то в слабом свете луны, которая в это время почти не сходила с небосвода, и становилась очень заметна без солнца, можно было заметить странное каменной изваяние, которое выкапывало себя из песка. Когда же рыцари – если можно было назвать тех людей в доспехах, сдвинулись с места, оно подняло странное лицо вверх и зарычало. Звук был чем-то похож на скрежет горного обвала, только невероятно громче. И спустя мгновение началась канонада из таких же взрывов, что предшествовал появлению монстра.
Ливайал был в этом отряде, который сейчас стремительно несся к первому монстру. В его правой руке был такой же золотой меч, как и остальных, а в левой – короткий скипетр, на набалдашнике которого была изображена змея, обвивающая сферу. Точно такие же были и всех остальных, кроме их лидера. Тот в левой руке держал второй золотой меч, которым, как Ливайал слышал, он уже уничтожил не одну сотню, и даже тысячу энуиров. Сам рыцарь уже сражался с ними, и не раз, но те монстры, что пробуждались сейчас были гораздо больше. Если обычный энуир был ростом чуть выше человека – как раз с доспех, в который был облачен Ливайал – то эти твари даже по самым оптимистичным прикидкам были ростом в шесть-семь метров. Но приказ есть приказ, и рыцарь, как и его напарники, бросился в бой, абсолютно забыв страх.
Когда первый монстр был уже в паре метров, Ливайал смог его разглядеть по лучше, и в тот момент удивление чуть не остановило его. Обычный эниур был похож на человека, только высеченного из обсидиана, а этот же был чем-то явным другим. Все его черное тело покрывали трещины, сквозь которых было видно оранжево-красное пламя, и, самое главное, у него было лицо. Те монстры, которых видел рыцарь до этого, были лишены такой привилегии. У них была гладкая черная поверхность вместо лица, и это облегчало бой с ними. В данном случае, на гигантском лице были глаза, нос, и рот. Только вместо обычной человеческой пустоты, в них пылало тоже самое пламя, что и в трещинах. К тому моменту, как группа приблизилась к твари, она уже выкопала себя, и бросилась на них в ответ. Лив занес меч, для того чтобы нанести твари удар, но капитан оказался быстрее – и рыцарей, и монстра. Из крыльев-труб резко полилось гораздо более сильное свечение, и капитан прыгнул на монстра. Прыгнул так, как даже без доспехов никогда не с умел даже невероятный человек. В тот же момент, оба его меча ярко засияли, и он рубанул ими поперек туловища монстра. Раздался все тот же оглушающий скрежет, и верхняя половина тела сползла на песок, беспомощно размахивая руками. Не прошло и секунды, как оно начало терять форму, и все его тело превратилось в то, что их ученые называли лавой. Сам бы Ливайал назвал это адским жидким огнем, но он был далек от ученых кругов, и так же как остальные рыцари сделал сейчас необходимое – резко отпрыгнули от лавы в сторону. Их капитан приземлился же далеко за растекавшимся по песку огнем, и тут же двинулся к следующей твари.
Остальные шесть рыцарей, после секундной задержки, точно также бросились в рассыпную, каждый устремившись в разную сторону. Монстров было гораздо больше чем рыцарей, и нельзя было дать им окружать горстку людей, иначе даже пара убитых эниуров превратила поле боя в смертельную ловушку. Лив точно также, как и остальные выбрал цель, которая была ближе всего к нему, и сейчас бежал, почти не касаясь земли, к твари. Она была меньше первоначальной твари, как и остальные. Первый монстр всегда был раза в полтора больше остальных, он же и был их лидером, который командовал ими. После его смерти они становились гораздо тупее, и поэтому сейчас тупо шли к месту, где его убили. Благо, шли они достаточно медленно, так как связь с главой была разорвана.
Лив настиг своего монстра спустя пару секунд, после смерти их вожака. Его меч налился светом, трубы на спине выплюнули в воздух за ним струю света, и он ударил по монстру сверху вниз, разрубая его поперек на две части. Золотой меч, который был усилен этим необычным пламенем, с легкостью рассек плоть монстра, которую в других условиях не смог бы даже поцарапать не один клинок. Эниур издал такой же звук, как и вожак, но гораздо слабее и тише, и медленно начал превращаться в лаву. Чем меньше была тварь, тем медленнее происходил этот процесс. С самыми мелкими он был даже почти не заметен глазу, и именно это позволило их хоть как-то изучить.
Но рыцарю нельзя было останавливаться, так как в паре метров от него шла следующая тварь. Он погасил пламя на своем мече, для того, чтобы разжечь его снова спустя пару мгновений, и бросился на встречу этому монстру. На этот раз существо заметило рыцаря, так как тот на его глазах прикончил его собрата. Оно занесло массивный кулак вверх, и обрушило на рыцаря с невероятной скоростью – для твари таких размеров. Синий свет вновь вырвался из доспехов Ливайала, только гораздо сильнее, чем в прошлый раз, и там, где он был секунду назад, остался только синий прозрачный силуэт, а сам рыцарь оказался за спиной монстра, который явно не ожидал такого поворота. Меч вновь засиял, Лив подпрыгнул вверх и снес монстру голову. Времени останавливаться не было, и рыцарь вновь помчался к цели, одновременно с этим пытаясь прикинуть, сколько еще монстров осталось в его направлении. Цифра была удручающей – в ночном сумраке, который развеивался светом луны и лавы, оставшейся после монстров, ему виднелось только четыре твари.
Когда рыцарь приблизился к следующему монстру, он слегка опешил. У того середина туловища расходилась в две разные стороны, образовывая два торса, четыре руки и две головы. Монстр, в отличии от предыдущих двух, был в ярости – это было легко понятно по его глазам, горящих огнем гораздо сильнее, чем даже у вожака. Его гигантские каменные руки начали мелькать в воздухе, целясь в Ливайала. Смысла обходить его не было – точно также двигались и две руки сзади. Рыцарь попытался было проскочить под эниура, но не тут-то было – одна из тяжелых рук ударила его в грудь, и он отлетел на пару метров, оставив приличную борозду в песке. Тварь радостно взревела, и бросилась на поверженного рыцаря. Как только она оказался достаточно близко, Лив закрыл глаза, и его меч запылал также ярко, как в прошлый раз. Сейчас нужно было рискнуть, и сделать то, что в другой раз бы он сделать не решился. Его силуэт вновь размылся, оставив за собой синюю дымку, а на его месте остался разломленный на две ровные части – рукоятку и набалдашник – скипетр.
Тварь замерла, крутя двумя головами в разные стороны, пытаясь понять, куда делась жертва. Когда она поняла, что теперь рыцаря нет в зоне досягаемости, она развернулась и медленно побрела в сторону лужи, оставшейся от вожака, и в тот же момент сияющий клинок пробил затылок твари изнутри, и рассек ее вплоть до точки соединения с другим туловищем. Из разреза показался Ливайал, и он был полностью в горящей лаве. Чары скипетра, впрочем, должны были защитить его какое-то время, но долго тянуть было нельзя. Вторым ударом Ливайал отсек вторую голову твари, и вновь растворился в синеве, возникнув в паре метров от монстра. Лава, которая была на его доспехе, осталось на том месте, где он был мгновенье назад, и он оглянулся, взглядом ища двух оставшихся монстров.
Сделал Лив это очень вовремя, ведь обе твари спешили к нему с двух разных сторон. Оба монстра, обычно очень медлительные, сейчас бежали на такой скорости, которую рыцарю было бы достаточно непросто набрать. От столкновения, за которым лежала смерть, его отделяло пару секунд. Да и твари были в таком состоянии, что простым скачком их было не обмануть – в бою они из неповоротливых увальней превращались в невероятно ловкие машины убийства. Выход был только наверху – нужно было выгадать пару секунд времени.
Синий свет, который последние несколько секунд выходил из золотых крыльев, сейчас превратился в настоящее пламя – его языки жадно лизали воздух, пытаясь вырваться наружу из труб, которые их отводили в разные стороны. Оба эниура были уже на расстоянии двух ударов, когда рыцарь резко устремился вверх. От скорости рывка воздух издал хлопок и засвистел, а твари, которые явно не ожидали такой резкой смены плоскости боя, врезались друг в друга. Следующая секунда, и меч, описавший гигантскую свистящую и сияющую душу, разрубил одного из монстров, а на второго обрушился золотой доспех с Ливом внутри. Рыцарь воздел руку к небесам, и меч послушно вернулся в его руку, для последнего удара. Вложив всю свою силу, стократно усиленную магией доспехов, он вонзил его в грудь последнего своего монстра, лишая того жизни.
Спустя секунду Ливайал сошел с медленно распадающегося на лаву трупа, и оглянул поле боя. Победа была у рыцарей, и во многом, благодаря капитану. Ведь все остальные шесть рыцарей, включая Лива, сражались только на одной половине импровизированного круга, когда их лидер в одиночку истреблял оставшихся. Пара рыцарей приканчивала своих последних монстров, но это было делом техники, и окончательная победа не заставила себя долго ждать. Пламя на трубах-крыльях Ливайала исчезло, и осталось лишь слабое свечение. Он медленным шагом, стараясь сохранить максимум сил, двинулся к центру побоища, где остальных уже ждал капитан. Подняв по пути уже ни на что негодный скипетр, он подошел к капитану, где его уже ждали остальные рыцари. У большинства скипетры были целы, и можно было догадаться, что на лицах, скрытых шлемами, сейчас играли сочувственные улыбки – Лив оказался единственным, кому пришлось спасаться от смерти. Когда капитан обвел всех рыцарей и удостоверился, что все живы и целы, он коротко кивнул, и уже было поднес руку к шлему, как земля под ногами отряда содрогнулась от чудовищного толчка.
>> №367  
>>365
- Если вы так хотите, тогда ладно, - Хель кивнула и вновь отпила горячий чай из чашки. Видимо, у Кельтера были какие-то свои связи в Инквизиции. Это объясняло и покровительство Верховного исполнителя, и помощь от самого Кельтера как Элизе, так и Ай с ней самой. Видимо, она, сама того не ведая, попала в дом к какому-нибудь из тех самых легендарных чистильщиков.

Проведя пальцем по подлокотнику дивана, она, несмотря даже на недавнюю уборку, собрала с него немного пыли. Тут же вспомнились не самые чистые подвал и мансарда с лабораторией.
- Кельтер, у вас в доме нет какой-либо рабочей одежды, которую не жалко будет испачкать? В доме определённо требуется прибраться.
>> №368  
>>364
Километр, отделявший его от портала, он преодолел за три минуты. Результат, учитывая пересечённую местность, отличный. Но достаточно ли, чтобы успеть? Судя по всему, планируемый вечерний приём был лишь фикцией и поводом отвлечь всех. Или собрать их? Вероятнее, что так. Днём планировался очередной сбор. "Значит, план уже исполняется? Вероятнее всего. Не удивлюсь, если они создавали чёрного рыцаря исключительно как марионетку, предназначенную для исполнения одной цели. Хотя их марионетка их подвела, дав недостаточно много времени. Или достаточно?" Иоахим перепрыгнул через рамку портала, и очутился на площади, с которой он и отбыл для своей миссии. Дворец неярко светился зелёным светом. Впрочем, его можно было заметить лишь на магическом плане. В воздухе витало напряжение. Здесь была стянута поистине невероятная мощь. Ворота дворца были плотно закрыты. Это, конечно, не было бы помехой для Иоахима, если бы не одно но. Перед ними стояла добрая рота солдат, глаза которых горели зелёным уже не только для магов. "Всё началось. Господи, дай мне силы." - взмолился он, прижав руку к груди. Увидев на площади человека, который не был должен быть здесь, солдаты оживились. Выхватив мечи, они ринулись на министра. Тот прикрыл глаза, вновь взывая к силе элементов. Стихия послушно окутала его своей плотью. Со скоростью пикирующего орла он бросился на солдат, стремясь просто их раскидать потоками ветра. Он не хотел, чтобы кто-то из них умер. Они были всего лишь марионетками под действием тёмных чар короля-лича. Солдаты разлетелись в разные стороны, словно куклы, когда министр врубился в их ряды, окутанный вихрем. Ворота вылетели под напором ярости ветра. Дворцовая площадь была усеяна трупами и залита кровью. Здесь лежала почти вся палата министров, и многие чиновники дворцовой канцелярии. Все они были безжалостно заколоты зачарованными гвардейцами, видимо, за попытку бегства. "Значит, ему не нужна лишняя огласка, да? Я прикончу этого чёртового полумёртвого ублюдка и его подручного так, чтобы они ужасно страдали перед смертью." - с холодной яростью поклялся себе Иоахим. Внезапно он услышал крик неподалёку. Обернувшись, он обнаружил, что ещё пара гвардейцев гнались за девушкой, убегающей в ужасе. Клинок из туго стянутого воздуха окончил их жизнь, заставив головы упасть на землю.
- Прячься! - крикнул он ей, и тут же понёсся к дворцу. Ему было некогда спасать отдельных людей, ведь на кону стояла жизнь огромного города, а то и государства, которое бы медленно погибло в железной хватке правителя, единого со Смертью. Дверь дворца была открыта, однако и тут не обошлось без охраны. Засвистел воздушный хлыст, рубя всех без разбору. Сейчас было уже некогда думать о нескольких жизнях, и медлить, стараясь сохранить их. Нужно было просто пройти дворец насквозь. Галереи, проходы, лестницы и коридоры - всё это покрылось кровью, ошмётками плоти, пеплом и гарью, когда по ним прошёл очищающий ураган, заключающий в себе мощь всех стихий. Большой королевский зал открылся ему в конце галереи, которая оставалась последним, что отделяло его от спасения государства. В её конце, у запертых дверей, стояла фигура. Министр без труда догадался о её личности. Великий Магистр, будь он проклят.
- Что, твой повелитель отослал тебя, да, мразь?! - яростно крикнул он, идя вперёд с вынутым клинком наперевес. - Или ты уже больше не нужен ему, а?
- Мой повелитель всегда со мной. - бесстрастно ответил Людвиг Райн, верховный маг королевства. - И сегодня мы познаем истинные таинства сил, что стоят выше этого мира. Остановить их явление ничтожному человеку, пускай и со славным мечом - невозможно. Отступись, и ты сольёшься с вечным океаном душ, витающим во вневременьи. Хочешь, я могу просить повелителя о том, чтобы он поделился силой и с тобой? Только не вноси помех в процесс, умоляю.
- Ах, не вносить помех, да, чёртов ублюдок? - прошипел он. - Сейчас ты узнаешь, что такое помеха.
Сгусток истинного огня сорвался с его рук. Затем ещё один. И ещё. Ливень пламени устремился к магистру, пытаясь поглотить его в яростных вспышках разрывов множества снарядов, которые Иоахим бросал без остановки. Однако тот вышел из пламенного шторма лишь слегка опалённым. Серьёзно пострадала только его рука, на которой он и держал щит, спасший его от неминуемой гибели.
- Ты хочешь битвы? - невозмутимо сказал он, абсолютно не обращая внимания, что от одной из его рук осталась лишь обугленная кость. - Что ж, изволь.
С посоха Людвига сорвался фиолетово-красный луч, молнией полетевший в министра. Он знал это заклинание. Высшая магия, призванная уничтожать на месте. От первого луча ему удалось уклониться, однако Райн, как и он сам, не собирался ограничиться единой атакой. Министр, вновь усиленный воздушным потоком, прыгал по стенам коридора, как акробат. Каждый из лучей, во множестве слетевших с посоха верховного мага, миновал его тело лишь в нескольких сантиметрах, чуть не задевая плоть. Что ни говори, а целиться этот ублюдок умел. Но уклонялся он всё-таки чуть лучше.
- Неэффективная тактика. - всё так же бесстрастно сказал магистр. - Попробую так.
Разум министра ожгло бешеной мощью, стремящейся ворваться в него, и подчинить без остатка, сделав послушной марионеткой верховного мага. Не выдержав напора, тот упал на колени, обхватив голову руками. Глаза закатились, оставляя смотреть на мир лишь пустые белки. "Вдох. Выдох. Вдох. Это всё ещё твой разум. Заморозь его. Сделай недосягаемым." В галерее повеяло холодом. Здоровый палец магистра, приложенный к виску, покрылся инеем. Плоть на нём рассыпалась льдом, упав на пол. Кость, промороженная до невероятной степени, треснула, не выдержав напора. Вторая рука, уже сожжённая, льду не поддалась. Она была слишком горяча для этого. Но через пару секунд раздался громкий хруст. Министр встал, кое-как сдерживая дрожь руках в ногах, а верховный маг с удивлением смотрел на трещину, пронизавшую целую кость второй руки.
- Физика, идиот. - зло сказал Иоахим. - Перепад температур.
- Я знаю. - спокойно ответил он. - Я удивлён тому, почему ты до сих пор жив.
- Потому что я сильнее тебя, ублюдок.
- Возможно. Однако в тебе нет ни капли мастерства. Тебе не победить. Я знаю ошибки Чёрного Рыцаря, и здесь победа не будет твоей. Умри. Или... выноси приговор. - усмехнулся он. Первая эмоция за всё время этой битвы покрыла его лицо зловещей маской. "Он прав. Здесь мне не победить. Ладно. Я уверен в том, что ритуал создан и подготовлен им. Наш король - маг силы гораздо меньшей, чем он. А значит, я смогу победить без своего ultima ratio."
Иоахим сжал меч трясущейся рукой, и направил его на Великого Магистра. Того окутало белое свечение.
- Людвиг Райн, верховный маг королевства. Силой своего решения и права, я выношу тебе смертный приговор. Последнее слово?
- Единение. Последнее слово: единение. - вновь усмехнулся он, закрывая глаза. Тело окутал ослепительно белый огонь, заставляя его таять, словно воск. Великий Магистр стёк на пол лужей расплавленной плоти и искрошеннных в пыль костей. Подойдя к двери зала, он пнул её, усилив свой удар. Одна из створок двойной двери вылетела, с грохотом упав на пол в нескольких метрах от места, где она была ранее.
- Приветствую вас, мой король! - весело сказал он человеку, который стоял в центре сложной фигуры, из которой исходил ослепительный зелёный свет. - Ну что, я вовремя, а? Спешу доложить: Чёрный рыцарь уничтожен. Миссия короны выполнена успешно, сэр.
Зал был усеян трупами всех персон, которые имели влияние в королевстве, исключая владетельных лордов. "Они тоже были посвящены во всё это? Вероятно, поэтому их полки с такой охотой и явились к дворцу даже при учёте всех обстоятельств." - подумал он, глядя в окно. В дворец шла толпа солдат с различными гербами. Как и у гвардии короля, в их глазах горел всё тот же зелёный пламень. Каждый труп, находящийся в зале, был аккуратно уложен у угла построения, и полностью обескровлен.
- Чёртов ублюдок. Ты всегда совал нос не в своё дело. И срывал чужие планы. Теперь мне не обрести истинную мощь, о которой я мечтал долгие годы. Но и ты не выживешь. Умри.
Лицо короля покрылось потом, когда он потянул руку от земли, передавая ей всю силу, находящуюся внутри звезды. Было видно, что он почти не может даже просто держать её. Не говоря уже о том, чтобы создать подобное. Переливающийся мертвенно-зелёным сиянием шар полетел в министра, один за другим пробивая все стихийные щиты, которые он безуспешно пытался воздвигнуть для того, чтобы защитить себя. "Кажется, это конец." - подумал он, гордо выставляя грудь навстречу удару. Шар влетел в него. Всё тело пронзила невероятная боль, и он был отброшен к стене. Однако всё ещё жив. Великая печать лорда-министра, его защита, которую создавали маги всей гильдии в полном составе в течение приблизительно двух недель, спасла его. Однако не выдержала сама, распавшись на части. Остаётся только догадываться, какой же мощи был этот удар. Король упал на пол, тяжело дыша. Иоахим встал с пола, превозмогая ужасную боль, и подошёл к нему. У него совершенно не осталось сил на изощрённые пытки. Взмах клинка пресёк жизнь короля, отсекая его голову. А на его тело упал и сам Иоахим, наконец-то лишившись сознания после всего пройденного.
>> №369  
>>367
Выслушав Хельгу, Кельтер задумался на некоторое время. В кладовой был сундук с новой одеждой, оставленной прошлыми хозяевами. Возможно, там найдется что-то подходящее. Сам-то он в него заглядывал всего лишь один раз, когда устраивал тщательный осмотр купленного дома, да так и оставил этот сундук стоять в кладовой, а после и вовсе позабыв о нем.

— Да, я думаю, что найдется. В кладовой есть сундук с новыми вещами, но я в нем толком не рылся. Знаю только, что там женская одежда. Не хотите ли взглянуть?
>> №370  
>>369
- Угу, хорошо, я гляну, может, там будет что-нибудь подходящее... - лишь начало фразы она произнесла в лицо Кельтеру, остальную же её часть хозяин дома мог расслышать только через стены своего дома.

Углубившись в недра кладовой, Хельга нашла нужный ей сундук. Перебрав половину вещей, она нашла привычно для неё самой короткий чёрный рабочий костюм с намертво пришитым к нему белым фартуком и лебезными завязочками на спине, которые имели лишь одно назначение - распуститься от одного движения руки. Хельга же, ни разу в своей жизни даже не слышавшая о том, что переодеваться можно не только для работы, но и для вполне понятного времяпровождения, отложила костюм в сторону, посчитав, что его можно укрепить и слегка расшить в груди.
Покопавшись в сундуке ещё, она должна была признать, что костюм всё же придётся перешивать. Остальные вещи были слишком нарядными, и Хель была бы сама не против забрать большую часть содержимого сундука себе.

Уйдя в комнату и достав швейные принадлежности, Хельга принялась за работу.
>> №371  
>>370
Некоторое время Кельтер задумчиво глядел на неяркое пламя в камине, затем, погладив молчаливую Ай по голове, направился в комнату Хельги. Дверь в комнату была широко открыта, а сама девушка уже увлеченно занималась найденным ею костюмом служанки. Очевидно, для нее он был маловат, раз она занялась его перешивкой. Это было понятно, ведь груди у Хельги были прямо скажем так немалыми, и далеко не каждая барышня могла похвастаться подобными размерами. С некоторым усилием отведя глаза от грудей Хельги, Кельтер небрежно поправил очки и заговорил.

— Рад, что вы нашли подходящую вам вещь. С размерами, правда, незадача вышла. И, есть еще кое-что — не входите без меня в оружейную. В остальном же дом в вашем полном распоряжении.
>> №372  
>>368
Холодный пот проступил на лбу мужчины, который наблюдал последние мгновения своего вчерашнего (точнее, уже позавчерашнего) дня. Потеря сознания его двойником, который временно существовал внутри разума, показывая произошедшее словно со стороны, заставила его пробудиться ото сна. Резко вскочив на кровати, что вызвало её недовольный скрип и хруст, он сел, опустив ноги на пол. "Да. Именно так всё и было. И если бы в зал первыми пришли солдаты-марионетки, я бы был уже мёртв. Однако судьба щадит своих героев."

...Министр! Очнитесь! Вы живы, министр? - донёсся из него голос, исходящий словно из ниоткуда. Он медленно открыл глаза. Щёки горели и болели так, словно по ним кто-то хорошенько надавал латной перчаткой. Впрочем, если учесть, что над ним, тщетно пытаясь реанимировать безжизненное тело, сидел солдат из легатов, то это было неудивительно. Сзади оказывающего экстремальную первую помощь стояло ещё двое в серых плащах. Спрашивающей оказалась девушка. Та самая, которой он приказал прятаться.
- А ты не послушалась. Смелая. - усмехнулся министр. Она гордо вскинула голову.
- Конечно, не послушалась! Разве я могу оставлять того, кто отменил неминуемую гибель целого города, умирать от рук солдатни?
- И безрассудная. Ладно. Как ты узнала о том, что всё кончено?
Девушка принялась рассказывать.
- Когда вы убили Людвига, дворец просто содрогнулся. Столб белого пламени ударил из галереи перед залом, проламывая все перегородки. Кто из верных подданных королевства не узнает, как выглядит процесс вынесения приговора его министром? Это и заставило меня задуматься над тем, что конец всей тьмы, происходящей над дворцом, близок. Я вылезла из бочки, и ринулась к зданию легатов, надеясь, что кто-то из них ещё мог остаться в живых. И, как видите, не ошиблась. Пробежать сквозь дворец по расчищенному пути было несложно. Мы прибыли ровно тогда, когда вы упали на землю, а к дворцу подходил полк лорда Гайара. Хвала богам, что Фрай - указала она на легата, стоявшего справа от министра - знал секретные ходы, ведущие далеко из замка. Сейчас мы за пределами столицы, в Неранском лесу.
- Ясно. Что ж, хорошо всё, что хорошо кончается. Как тебя зовут, отважная девушка? - усмехнулся Иоахим, поднимаясь на локте.
- Кэйли. Ассистент канцлера Корвуса.
- Значит, канцлера? Чудно. Насколько я помню, он должен стать регентом в случае гибели короля. Тёмные чары должны были развеяться со смертью короля. Это значит, что мы можем возвращаться во дворец?
Девушка сокрушённо качнула головой, прижимая руки к груди.
- Боюсь, что не всё так просто, лорд-министр. Владетельные лорды, как вы уже, должно быть, знаете, были в курсе заговора. Им обещали власть, силу, и бессмертие, а вы всё нарушили, вмешавшись в ход их тёмных дел. Если бы регент мог что-то сделать, мы бы обязательно реабилитировали вас, поверьте! Но, увы, без поддержки тех, кто правит, фактически, всеми землями государства, он бессилен. Так что вас будут искать так, как никого до этого, даже Чёрного Рыцаря. Всё случившееся повесят на вас, объявив марионеткой уже мёртвого чёрного архимага. Если же вы попадётесь в руки ищеек, то даже четвертование покажется лёгким уколом прутиком по сравнению с тем, что с вами сделают. Мы знаем, что всё это ложь. Но сделать что-то бессильны. Простите. - опустила она голову, уставившись в землю. Легаты так же сокрушённо опустили головы вниз.
- Чёртова политика... - прошипел Иоахим, кое-как поднимаясь на ноги. Ноющая боль разлилась по всему его телу. Тот легат, что пытался его реанимировать, подошёл к нему, положив руку на грудь и сказав пару слов. Яркий зелёный свет жизни ударил из ладони элитного бойца, исцеляя раны министра. Волна лёгкости прогнала всю боль, которая разъедала тело министра изнутри.
- Винсент превосходный целитель, сэр.
- Это самое малое, что я могу сделать для того, кто спас всех нас. - глухо буркнул он в сторону, отводя взгляд. Было ясно, что он крайне недоволен принятым трусливым решением. Но так же бессилен.
- Прошу понять нас, милорд. Корона есть корона. Всё, что мы можем сделать - искать вас из рук вон плохо. Но и без этого остаются официальные силы лордов. И вот они-то будут счастливы найти того, кто выставлен, как вместилище нечистой души тёмного архимага, убийца короля и Великого Магистра.
- Я всё понимаю. - усмехнулся он. - Можешь не оправдываться, Винсент. Это недостойно воина. Просто обещай, что сделаете всё возможное.
Тот отрывисто кивнул, ударив себя кулаком в грудь.
- И да. - сказал он ещё кое-что, слегка промедлив. - Возьмите. Я думаю, это ваше по праву.
Легат достал из кармана часы, которые ранее принадлежали королю, и протянул их министру.
- Трофей победителя.
Иоахим принял их, положив в карман. Ещё несколько минут они стояли в молчании.
- Ладно. - сказала Кэйли, которая, наконец, подняла низко склонённую голову. - Как бы то ни было, долго оставаться нам здесь нельзя. Солдаты лордов прочёсывают леса. Нам нужно убираться отсюда, причём как можно скорее. Наверное, возьмём телегу.
Крестьянин, мирно пахавший поля, чуть не упал, когда увидел, кто идёт к его полю из леса. Дама из знатного рода, сопровождаемая тремя серыми легатами, чьи плащи узнал бы каждый в королевстве. А впереди шёл изрядно потрёпанный мужик, одетый в порядком пожжённый мундир, и несущий на поясе дивный клинок. Он протёр глаза, не веря в то, что это происходит на самом деле. Однако иллюзия не развеялась, а напротив, подошла ещё ближе.
- Ч-чего изволите, милостивые господа? - неровным голосом выкрикнул он, когда они приблизились ещё ближе. Кэйли вышла вперёд.
- Телегу с парой лошадей, уважаемый труженик земли. - звонко сказала она, протягивая ладонь с блестящим на ней золотом.

Дальше был долгий переезд. Халупа, в которую стыдно даже зайти. И прошлые день и вечер, проведённые в ней. Кэйли раздобыла где-то в этом дрянном захолустье документы, приличную, на удивление, одежду, и золото, пришедшее, видимо, прямо из канцелярии. За это он был ей крайне благодарен. Он прекрасно понимал, что это всё, что они могут сделать без страха за свою жизнь. Даже это было опасно, хоть и не в высшей степени. Встав с кровати, он спустился вниз. Там его уже ждал трактирщик, крайне удивлённый тому, что кто-то вышел в столь ранний час.
- Что нужно, уважаемый? Удобства во дворе, я уже объяснял. - весело сказал он, намывая тарелки. Лицо Иоахима сложилось в презрительно-насмешливую гримасу само по себе.
- Я съезжаю, милейший. - сказал он ему, не оборачиваясь. - И да, сделайте здесь ремонт, что ли. А то приличных клиентов вам не видать ещё очень и очень долго.
Завершив, он вышел из таверны, хлопнув скрипучей дверью. Сейчас ему предстояло взять лошадь и доехать до столицы Венберга. В самом крупном городе королевства, за исключением столицы, было легко затеряться. Забежав по пути к оружейнику, также изрядно удивлённому столь ранним клиентам, он взял самые замызганные ножны, что можно было только найти в лавке, и, выйдя, бережно вложил в них свой клинок. Прошлые ножны он сжёг, как и рубашку, усилием мысли. "Уничтожаем всю память. Точнее, почти всю." - сказал он себе, усмехнувшись. Купив у одного из крестьян дохлую лошадь за золотой, он поскакал к городу, в котором его никто не ждал. Пламя рассветного солнца горело за его спиной, подобно огненному плащу, окутавшему плечи.
>> №373  
>>371
- В этом сундуке много всяких хороших вещей. Жена прошлого хозяина дома была довольно фигуристой женщиной, - Хель сделала последний стежек и отложила иголку в сторону: - И... готово!

Девушка была в абсолютном неведении, что хозяин дома вполне открыто и не стесняясь смотрел на неё, а Ай, хоть и обратила на это внимание, не считала нужным об этом говорить, считая подобные взгляды нормой. Девочка подошла к Хель и села рядом с ней на кровать.

- Простите, Кельтер, не могли бы вы дать мне переодеться?
>> №374  
>>373
— Возможно, но ее лично я не встречал. И да, разумеется.

Понимающе кивнув, Кельтер вышел из комнаты и плотно закрыл за собой дверь. Вообще же он бы предпочел остаться в комнате, но это было бы весьма невежливо по отношению к его гостье. Само собой, что и подглядывать он не стал. Хельга могла бы понять это весьма негативно и в итоге уйти из его дома, который с ее приходом стал куда уютнее. Да и самому Кельтеру девушка определенно начинала нравиться. Поэтому он остался за дверью, терпеливо дожидаясь, пока девушка переоденется.
>> №375  
>>372
Pt.2, спасибо моим кривым рукам.
Волна лёгкости прокатилась по телу министра, изгоняя из тела боль, разъедающую его изнутри.
- Винсент превосходный целитель, сэр.
- Это самое малое, что я могу сделать для того, кто спас всех нас. - угрюмо буркнул он, отводя взгляд в сторону. Было видно, что ему не нравится это решение, однако он так же бессилен, как и остальные.
- Не поймите меня неправильно, министр. Я понимаю, что мой долг - это защищать граждан, и спасать землю. Вышло так, что теперь мой долг - искать того, кто выполнил эту работу за меня. И я не могу его отринуть. Несмотря на то, что он глубоко неправилен. Тех, кто уйдёт, просто так не оставят. А мой уход всё равно ничего не изменит.
- Тебе незачем оправдываться, Винсент. - хмыкнул Иоахим, глядя на легата. - Я всё прекрасно понимаю. Главное, чтобы вы искали меня как можно хуже. За всё остальное я спокоен. Надеюсь, с этим вы справитесь?
- Конечно. Но силы владетельных лордов тоже ищут вас. И вот они-то будут стараться, как могут.
- Неважно. Главное, что невиновны вы.
Над поляной повисло молчание, которое прервал хриплый кашель одного из легатов.
- Сэр, и ещё. Возьмите эту вещь. Я думаю, она принадлежит вам по праву, как победителю. - сказал он, протягивая ему часы короля. Винсент узнал их сразу. Король всегда носил их с собой, не снимая. К тому же, они были выполнены из стекла магов, как и рукоять его клинка. Он молча принял их, положив к себе в карман. Легаты, не поднимая головы, стукнули себя кулаками в грудь, и тут же вскинули их над головами, словно приветствуя победителя.
- Ладно. - прервала их Кэйли, наблюдавшая всё это со стороны. - Сейчас не время. Солдаты лордов наверняка уже прочёсывают лес. Думаю, стоит найти ближайшую деревню, и взять телегу в ней.
Крестьянин, мирно половший сорняки на своём поле, чуть не упал, когда увидел, кто вышел к нему из тьмы позднего вечера. Знатная дама в сопровождении трёх серых легатов, чьи плащи в королевстве не узнал бы, пожалуй, только слепой. И изрядно избитый лорд-министр, шедший в главе процессии.
- Что вам нужно, милостивые господа? - неровным голосом выкрикнул он, когда они приблизились.
- Телегу и пару лошадей. - сказала дама, вышедшая вперёд, и протянула вперёд ладонь, на которой лежало несколько золотых монет.

Дальше был долгий переезд, и день и вечер прошлых суток, проведённых в этой, с позволения сказать, таверне. Кэйли умудрилась найти в этом захолустье фиктивные документы мелкого дворянина и пару комплектов приличной одежды. Деньги же, судя по записке, приложенной к ней, каким то магическим образом пришли из самой канцелярии. Потом беспокойная ночь и пробуждение. Иоахим встал с кровати, вышел из своей комнаты, и принялся осторожно спускаться вниз по хлипкой лестнице, то и дело грозящей обвалиться. Трактирщик, с веселой песней намывающий тарелки, был явно изрядно удивлён тому, кто решил выйти в столь ранний час.
- Что нужно, уважаемый сэр? Удобства во дворе, я уже объяснял. - сказал он, не отрываясь от своего занятия. Губы Иоахима сами по себе сложились в презрительно-насмешливую улыбку.
- Я съезжаю. - бросил он, не оборачиваясь. - И потрудитесь сделать здесь ремонт, иначе приличных постояльцев вам не видать ещё многие годы.
Завершив, он вышел из таверны, хлопнув жалобно скрипнувшей дверью. Нужно было взять лошадь у кого-то из крестьян, и направиться в столицу Венберга неподалёку отсюда. Затеряться во втором по величине после столицы самого королевства городе было бы проще простого. По пути он зашёл к оружейнику, тоже удивившемуся столь ранним посетителям, и, тщательно рассмотрев все ножны, которые он мог предложить, выбрал самые скромные и неприметные. Выйдя из лавки, он бережно переложил в них свой клинок. заставив старые сгореть усилием мысли. "Уничтожаем всю память о былом. Точнее, почти всю." - усмехнулся он, тронув карман брюк. Найдя захудалую клачу, за которую с него нещадно содрали целый золотой, он поскакал к городу впереди. Рассветное солнце легло на его плечи плащом из красного огня, словно сжигающим все мосты, что остались позади.
>> №376  
>>374
Хельга не особо торопясь переоделась в перешитый костюм служанки. Он оказался ей по размеру - фартук как раз подхватывал и, благодаря мастерству девушки, сам поддерживал тяжёлую грудь, так что надобность в ношении лифчика отпала сама собой. В остальном же костюм и так был практически по размеру. Надев белые чулки, которые были завёрнуты в одежду, и оставшуюся необходимой половину нижнего белья, Хель завязала длинные белые волосы в два хвоста и открыла дверь в комнату.

Ай же молча наблюдала за бывшей целительницей. Ей пока было невдомёк, почему Кельтер смотрел на грудь этой женщины - проследить взгляд для неё оказалось нетрудным. Когда же Хельга отошла, девочка сама похлопала себя по груди, не понимая, в чём же всё-таки дело.
>> №377  
>>376
Дверь открылась, и Кельтер зашел внутрь комнаты, внимательно оглядывая девушку с ног до головы. В костюме служанки Хельга выглядела просто замечательно: юбка была довольно короткой и отлично гармонировала с белыми чулками, а сам костюм облегал высокую и большую грудь настолько плотно, что возникало вполне справедливое подозрение об отсутствии бюстгальтера. Нанять ее было отличной идеей, мысленно поздравил себя маг, довольно-таки продолжительное время таращась на Хельгу уже несколько бесстыдным образом. Сообразив, наконец, что это становится уже прямо-таки невежливым, он улыбнулся девушке.

— Гм, гм, вам очень идет. Отличный выбор для дома. Я бы даже сказал — наилучший.
>> №378  
>>377
Хельга посмотрелась в зеркало. Кажется, костюм ей шёл, и слова Кельтера оказались хорошим подтверждением - благо увлечённая разглядыванием самой себя девушка вновь не обратила внимания на прилипший к ней мужской взгляд.
- Спасибо вам за возможность поносить его. Пусть даже лишь на эту неделю.

Но зато Ай подошла и подёргала Кельтера за рукав, привлекая к себе внимание.
>> №379  
>>378
Барон кашлянул, собираясь было что-то сказать в ответ, но тут его внимание привлекла доселе молчавшая девочка.

— Да, Ай, ты что-то хотела?
>> №380  
>>379
Ай, отряхнув руки о всё ту же ночнушку, в которой она так и ходила, потянула руки вверх, к шее Кельтера. Хельга же наконец переключила внимание с самой себя на девочку и мужчину - она всё ещё считала Кельтера не лучшей компанией для ребёнка, поэтому, несмотря на доброжелательное отношение Ай к хозяину дома, приглядывала за ней. Но увиденная картина вызвала у неё лишь мягкую улыбку.
>> №381  
>>380
Боевой маг присел перед девочкой на корточки и тепло улыбнулся ей, догадываясь, что она хотела сделать. Странный все-таки подросток, почти что еще ребенок, но о том, чтобы сдать ее в приют или даже пристроить в хорошую семью, не могло быть и речи. Кельтер твердо сказал себе, что позаботиться о несчастной сиротке и защитит ее от зла и грязи этого мира. Возможно, он не самый лучший отец, но уж получше многих, которые не видят ничего зазорного в пользовании совсем еще юных девочек ради удовлетворения своей скотской похоти. Насильников Кельтер ненавидел люто, а уж таких вот "отцов" — и того сильнее. Хоть у него самого и не было детей, но чужие дети для барона были чем-то сродни святым.
>> №382  
>>381
Девочка подошла и приобняла Кельтера, обвив его шею своими тонкими руками. Она сама не могла вспомнить, откуда она помнила его лицо и слова, но всё равно испытывала к нему тёплые чувства, даже не догадываясь о том, что в ней расцветает человеколюбие Айзека.

Хельга улыбнулась ещё шире. Видимо, ей предстоит довольно интересная неделя работы в доме у Кельтера. А возможно, удастся устроиться на постоянную работу к нему. Ведь, если он связан с инквизицией, то вполне может пропасть на долгое время - и что тогда делать с Ай? Девушка набиралась смелости для этого разговора. Наверное, ко времени завершения контракта она всё же сможет предложить свои услуги как домоправительница.
>> №383  
>>382
Крепко, но вместе с тем осторожно прижал Ай к себе, принявшись поглаживать девочку по голове. Он ничего не говорил — такое проявление чувств в словах не нуждалось. Пробыв так в обнимку с Ай достаточно продолжительное время, маг разжал объятия и направился на кухню готовить обед. На этот раз меню состояло из вепря на вертеле, солений и печеного картофеля.
>> №384  
>>383
Ай отправилась вместе с Кельтером на кухню, где стала наблюдать за готовкой - ей это показалось довольно интересным занятием, кроме того, через некоторое время в воздухе появился весьма приятный запах.

Хель же достала тряпки со склянками и начала усиленно протирать комнаты, в том числе и вполне обычной санитарной магией. Через пару часов большая часть дома стала гораздо чище - лакированное дерево и металлические украшения отблёскивали, не успевшие ещё высохнуть влажные полы отдавали сыроватой свежестью, а вся пыль, годами копившаяся в диване, растворилась в очистительном зелье.
Девушка поднялась на мансарду и принялась увлечённо драить пробирки, порой поглядывая в окно, за которым крупными редкими хлопьями шёл снег.
>> №385  
>>384
Потратив достаточно много времени на готовку блюд и местами комментируя то или иное действие для Ай, Кельтер достаточно просто, но вместе с тем со вкусом сервировал в столовой вкусный обед на три персоны. Поставив на стол свежий вишневый сок, водку и вино, он сделал строгое лицо и попросил Ай присмотреть за столом в его отсутствие. Надо было позвать к столу Хельгу, пока еда не остыла. Приготовленное на вертеле мясо хорошо есть горячим, в противном случае оно быстро потеряет вкус.

Обойдя первый этаж, маг нигде не нашел девушку, зато отметил, насколько чище стал его дом. Было ясно, что Хельга не только отменная целительница, но и отлично делает уборку. Это ему и нужно в первую очередь, ведь за домом нужен был регулярный уход, а абы кого ему не хотелось приглашать и размещать в стенах своего уютного и хорошо защищенного жилища. Поднявшись на мансарду, Кельтер имел удовольствие лицезреть весьма приятное зрелище: Хельга была всецело поглощена уборкой и нагнулась достаточно сильно, выставляя на обозрение свое нижнее белье. Сама же девушка продолжала сосредоточенно и с особой тщательностью протирать алхимические приборы, не подозревая о задравшейся короткой юбке и бесстыдно пялившегося под нее мага.

Наконец, достаточно насмотревшись, Кельтер вежливо кашлянул и сделал вид, что оглядывает тщательно прибранную мансарду.

— Замечательная работа, Хельга, вы здорово потрудились. Пойдемте, обед уже готов.
>> №386  
>>349
Герман, раздумывая над тем, почему же он оставил в покое Кельтера фон Кронена и Хельгу Шмидт с маленькой девочкой, молча поднялся в свой кабинет. На стене висели тяжёлая броня и полуторный меч, с которым Франк прошёл всё, что только можно было пройти на службе у императорских войск.
Выглянув в окно, полковник увидел снег, падающий редкими крупными хлопьями. Зима была точно такая же, как и семь лет назад. Лишь несколько отличий в самом Германе заставили его вспомнить ту далёкую уже зиму.

Семь лет назад…

В управлении Инквизиции откровенно скучали. Доносов не было, ловить случайных прохожих и пытаться вызнать что-то о культе, про который было столько слухов про похищения, но из подтверждений были только три случая разорения могил и пара жертвоприношений на тех же самых кладбищах, и то зарезали всего лишь петуха и курицу.
Лейтенант Киммер со скучающим выражением лица кидал дротики, лишь изредка промахиваясь мимо мишени – в офицеры инквизиции косых и кривых брали только по большому блату. Впрочем, касалось это только тех, кому приходилось участвовать в патрулировании, следовании и облавах на еретиков – среди аналитиков же были как просто оперативные работники, слишком старые для активных действий, но слишком опытные и много знающие, чтобы уволить их, так и самые разнообразные работники умственного труда, которых молодые офицеры слишком мало ценили.
Едва только Герман успел задремать от скуки, в караульную зашёл весьма старый полковник Прейер – весьма и весьма верующий человек, по всякому важному поводу советовавшийся с епископом, крайне умным и дальновидным, с которым было бы грех не пообщаться при возможности.
- Боевое построение через пять минут, ребята, - старик выглядел весьма взволнованным, а это могло значить только одно.
Лейтенант и капитан переглянулись и, быстро надев броню и захватив мечи с сумками, вышли в холл управления, куда стянулось не слишком много человек для настоящего задания – всего ещё четверо инквизиторов, и все в ранге исполнителей.
Полковник прошёлся для пущей солидности перед строем, после чего, уняв волнение, смог начать говорить ровным голосом:
- Итак, нам доложили, что на южной окраине города, прямо у самой церкви, было обнаружено место сбора культистов – тех самых, которые недавно разорили три могилы, - про куриц Прейер даже не счёл нужным говорить, даже для него это было смехотворной жертвой: - И сейчас вы, ребята, пойдёте и положите всех их лицом в пол, и чтобы они не досаждали, и чтобы развеять все эти нелепые слухи о пропажах людей. Вас отведёт туда лейтенант Тайманн. Всё ясно?

Стройный гул согласных голосов обрадовал полковника, и он, весьма неформально пожелав удачи отряду, ушёл к себе в кабинет.

капча
>> №387  
>>386
Через полчаса шесть инквизиторов уже окружили дом и, накрыв его непроницаемым магическим куполом, чтобы никто не смог сбежать, ворвались в дом. Уложив его жителей – старушку и двух мужчин, судя по виду, отца и сына, инквизиторы начали обыскивать дом. Сначала всё казалось весьма мирным, и глава всей операции, капитан Франк, хотел устроить взбучку отделу разведки за то, что им пришлось ворваться в дом совершенно невиновных людей – впрочем, ещё в начале работы на инквизицию Герману объяснили, что невиновных нет – но тут капитан уловил странно знакомый пряный запах. Пройдясь чуть-чуть по коридору, он понял, что запах идёт из подвала.
Первой в подпол ушла антимагическая граната – недавнее изобретение исследователей Новой Церкви. Вторым пошёл сам капитан, освещая путь перед собой ярким беспламенным огоньком – это инквизиторы-исполнители подсмотрели у исследователей пещер.
- Сдавайтесь, дом окружён!
В ответ прозвучало лишь эхо. Пряный запах резко усилился и бросился в нос Герману. Свет выхватил из темноты руку – и тут капитан вспомнил, где он уже успел надышаться воздухом, полным этой сладковатой и тошнотворной трупной гнили.

Бросив огонёк вперёд и усилив его свет, Герман тихо выругался.
К стенам были приколочены человеческие тела, часть из них - с выпушенными наружу внутренностями. Один приколоченный юноша ещё дышал. Три девичьих тела висели на цепях, свисающих с потолка, с явными следами насилия как физического, так и сексуального. По меньшей мере десяток тел были расчленены и раскиданы по полу. Лужи крови были повсюду. На печке стаял чан с мелко нарезанным мясом – то, что это было человеческое мясо, сомнений не было. Увенчала весь этот ужас подвешенная на леске в центре подвала гроздь глаз, вырванных у жертв, и один из которых увлечённо грызла здоровенная крыса.
Из угла послышались тихие стоны – два человека, тяжело всхлипывая и дрожа всем телом, неловко поднимались с пола. Когда свет выхватил их лица, стало ясно, что им уже не помочь – их с помощью ритуалов превратили в мёртвых кукол, исполняющих чужую волю, и только жёсткий антимагический шок не позволил им сразу же наброситься на Франка, который даже меч доставать не стал, сходу впечатав одного зомби в стену, а другого, после секундной задержки, насадил «живьём» на крюк, висящий на потолке.

Киммер спустился на звуки потасовки и тут же зажал рот ладонью – он не успел ещё побывать на войне, которая шла на востоке, и навидаться там ужасов войны с лезущими отовсюду некромантами и их мёртвыми слугами.
- Карл, вяжи эту троицу и на допрос их. И скажи Коппу, чтобы прислал аналитиков сюда, - Герман поставил ногу на голову барахтающегося на полу зомби, отлетевшего от стены, и тот теперь мог только неопределённо мычать, не в силах встать.
>> №388  
>>385
Утерев пот со лба, Хельга выпрямилась и потёрла слегка хрустнувшие плечи.
- Спасибо. Дом был такой, словно в нём лишь изредка протирали пыль. Как давно вы в него въехали, Кельтер?
>> №391  
>>388
— Около года назад, но с тех пор так толком тут и не убирался. Не было ни особого желания, ни времени. И, повторюсь, в оружейную вам без меня лучше не заходить. Видите ли, там находится один артефакт, который может вам навредить даже если до него не дотрагиваться. Мне бы совсем не хотелось, чтобы вы пострадали.

Он не мог не заметить, что Хельга изрядно устала и натрудила плечи. Было ясно, что они уставали куда больше обычного из-за размеров бюста выдающейся во всех отношениях девушки. Надо будет перед сном предложить сделать ей массаж, решил Кельтер, поправляя очки. Слова об артефакте и собственно фигура целительницы всколыхнули в его памяти воспоминания о событиях недавнего прошлого, когда он повстречал Тару с ее войском и уже отплыл на корабле в ее город.

Три года назад.

— Господин, надвигается буря, и мы уже не успеем ее обойти.

Зябко поежившись, Тара плотнее укаталась в теплый плащ и указала пальцем на восток. На море стоял штиль, небеса стремительно и угрожающе чернели. Личный корабль принцессы шел малым ходом, используя лишь свой мана-двигатель. Паруса уже были спущены и накрепко привязаны к реям. Посмотрев в указанном направлении, Кельтер нахмурился, вглядываясь в горизонт. Оттуда двигался не только шторм — были видны две крупные черные точки, которые стремительно приближались к ним. Перехватив его взгляд, Тара навела подзорную трубу и поджала губы, четко разглядев пиратский флаг. Опустив трубу, девушка гневно топнула ногой.

— Проклятье, только их нам не хватало! Готовьтесь к бою!

Верные зову госпожи на палубу резво высыпали воины, вооруженные луками и кривыми мечами на поясах. Их было мало, но мужчины были собраны, сосредоточены и полны мрачной решимости умереть за свою повелительницу. Ослепительно блеснула молния, почти сразу же грянул гром. Оглушительному раскату грома вторил вопль сотен глоток — пиратские корабли были уже совсем рядом. Кельтер сбросил свой плащ и поудобнее перехватил меч затянутой в черную кожаную перчатку рукой. Под ней ничего не было — немудреное заклинание телекинеза, удерживаемое спешно зачарованным браслетом поверх перчатки позволяло сносно заменить потерянные кисти. Для боя, во всяком случае, это годилось.

Приблизившись на достаточное расстояние и зайдя с двух боков, пираты под градом стрел ловко забросили абордажные кошки и подтянули свои суда, намертво закрепившись на их корабле, словно гигантские рыбы-прилипалы. Теперь луки были уже бесполезны и в дело пошли мечи. Кельтер дрался бок о бок с Тарой, зорко следя, чтобы девушку не ранили. Тара же скакала разъяренной кошкой, рубя своим ятаганом направо и налево. Нападавших врагов было гораздо больше, однако исход боя был неясен. Воины Тары дрались как бешеные и сумели уже дважды отбросить пиратов, но и сами несли тяжелые потери в неравном бою.

Спустя каких-то четверть часа Кельтер понял, что еще немного — и их одолеют. Из личной сотни Тары осталось менее дюжины бойцов, пиратов же оставалось еще никак не меньше восьми-девяти десятков. Его магия тут не могла помочь — мощные заклинания бы только потопили корабли вместе со всеми, а выборочно нацеливать каждое было бы слишком долго. Нужно было что-то иное. На помощь ему пришли сила и знания, которые он волей-неволей все же успел впитать в себя на вершине древнего Храма. Закрыв глаза и ударив в скользкую от крови палубу, маг призвал огромный круг с черными рунами. И исчез.

Не успела Тара моргнуть глазом, как Кельтер появился в том же месте, где исчез мгновение назад. Но теперь его меч был багровым от крови. Девушка недоуменно оглядела замерших пиратов и сдавленно вскрикнула: у кого-то из морских разбойников не было рук, у кого-то ног, у многих были вспороты животы и вываливались наружу внутренности, а кто-то и вовсе оказался рассеченным на части. Толстые цепи, на которых держались закрепившиеся по бортам пиратские корабли, так же оказались разрублены и их корабль стал стремительно удаляться прочь, подхваченный бушующими волнами. Тара оглядела залитую кровью палубу, которая сейчас больше напоминала бойню, затем с широко открытыми от ужаса глазами посмотрела на Кельтера. Девушка далеко не сразу вложила ятаган в ножны то ли из-за сильной качки, то ли из-за дрожавших от страха рук.

— Г-господин, эта сила...
— Да, Тара, это сила Чудовища.

На море бушевал шторм, и Кельтер, ухватив в охапку трясущуюся девушку, унес ее в каюту. Следом за ним заскочили выжившие воины и крепко закрыли за собой дверь. Выживший рулевой в своей рубке продолжал отчаянно бороться с волнами, не давая кораблю перевернуться. Волны то и дело захлестывали палубу, вода хлестала из фальшбортов, поначалу щедро окрашенная кровью десятков убитых, а затем уже совершенно чистая. Волны игрались кораблем словно щепкой, вертя его и кружа, бросая из стороны в сторону. Побледневшая Тара была на грани обморока, борясь с ужасом, который ей только что доводилось повидать и накатывающей тошнотой от безумной качки. Кельтер успокаивающе поглаживал девушку по спине и тихо насвистывал какой-то простой мотив.
>> №392  
>>391
Две недели спустя, столица.

Кельтер сжал руку в кулак, привыкая к новым ощущениям в возвращенной конечности. Все ощущения были полностью идентичны настоящей живой руке. Сидящий подле него старик в белоснежной чалме важно поглаживал длинную седую бороду, придирчиво оглядывая результат своей работы.

— Молодой господин, скажу без лишней скромности, что это мое лучшее творение. Кожа и плоть полностью ваши, заново наращенные на зачарованный каркас из особого металла.

Внимательно оглядев свои новые руки, Кельтер указательным пальцем начертил на внутренней стороне ладони замысловатую руну, которая четко отпечаталась черным цветом на его коже, после чего исчезла, словно впиталась в нее.

— Уважаемый аль-Урази, для упомянутого каркаса вы использовали священный сплав из Храма, ныне уже уничтоженного, не так ли?
— Совершенно верно, молодой господин. Для контроля над печатью и силой Чудовища.
— А вам известен состав этого сплава?

Старик тяжело вздохнул, вынул из недр своего халата кисет с душистым табаком и искусной работы деревянную трубку с золотым мундштуком. Набив и раскурив трубку, он, наконец, нарушил тягостное молчание.

— Известен, молодой господин, и очень хорошо. Вы вобрали в себя силу практически полностью, и лишь малая толика отделяла вас от полного стирания личности и перерождения в собственно Чудовище. С помощью этого сплава, название которого я не имею права произносить, вы можете ее использовать без риска для себя и окружающих.
— Вот только цена этого сплава очень велика. Цена страданий сотен людей, принявших мучительную смерть на жертвенном алтаре.

Ничего на это не ответив, встав из-за стола и отвесив Кельтеру глубокий поклон, Хассан аль-Урази, верховный чародей, звездочет и алхимик великого Амадгарского султаната с достоинством удалился. Маг ненавидящим взглядом вперился в свои руки. Ему отчаянно хотелось их отрубить вновь, но он не мог так поступить. Если печать все же будет нарушена, то будут зверски и мучительно убиты уже многие тысячи людей, эльфов и гномов. Да и гибель двух армий окажется совершенно напрасной.

Мотнув головой, Кельтер вышел на балкон, положил руки на резные металлические перила и оглядел ночную столицу Сар-Хафен, глубоко вдыхая прохладный воздух пустыни. Зрелище захватывало дух: необъятных размеров город блистал яркими огнями, подсвеченные магическими светильниками многочисленные мечети ночью выглядели таинственно и завораживающе, там и сям распускались яркие бутоны фейерверков, отражавшиеся на ослепительно белых минаретах. Люди и представители других рас шумно, радостно и с упоением праздновали долгожданную победу над злом, не подозревая, что зло было в самом его центре, в султанском дворце. Зверь был на цепи, но прочна ли эта цепь? Время покажет, прошептал маг, сжимая перила так, что металл застонал и покорежился от его хватки.

Чья-то рука нежно легла ему на плечо, расслабляющее помассировала его, затем переместилась на спину и осторожно погладила. С трудом разжав руки и обернувшись, Кельтер увидел перед собой Тару, истинную и единственную наследную принцессу султаната. На сей раз принцесса была одета в багряно-красное полупрозрачное платье весьма замысловатого покроя, шею украшало тяжелое бриллиантовое колье, а на голове была подобающая ее сану диадема. Почтительно склонив голову, девушка заговорила.

— Господин, эта ноша тяжела, но вы с ней справитесь. Я это вижу.
— Так вы предсказываете будущее, Тара?
— Немного, господин. Я так же знаю, что вы скоро покинете мою страну. Как бы мне не хотелось, чтобы вы остались со мной, но у вас есть свой путь, и я не смею мешать вам.

Кельтер не дал ей продолжить фразу, прижимая к себе и страстно поцелуя в губы, чувствуя напрягшиеся соски темнокожей красавицы сквозь тончайшую ткань ее платья. Тара лукаво подмигнула ему, словно говоря, что и это тоже она предвидела. Затем с ее губ сорвался стон — Кельтер запустил руку ей под платье и резко проник двумя пальцами в уже истекающее соками влагалище, затем еще и еще раз, после чего медленно вытащил их из дрожащей от возбуждения принцессы. Та жадно облизала покрытые своей же собственной влагой пальцы мага, затем плавным движением ускользнула от него, игривым жестом зовя за собой вглубь вычурно обставленных покоев и ложась на низкую тахту. Призывно раздвинув ноги и явив взору идеально безволосую промежность, принцесса с вожделением посмотрела на мага своими темными глазами.

Оказавшись рядом с Тарой, Кельтер спустил штаны, освобождая вставший член и, не теряя ни мгновения, дразняще медленно вошел в девушку, не останавливаясь, пока его каменно-твердый член не проник в нее полностью. Большие груди тяжело вздымались и опадали, девушка, закусив нижнюю губу, буравила мага полным похоти и желания взглядом. С ее губ едва-едва не сорвались постыдные для принцессы слова, но их вовремя запечатали губы барона, который одновременно пылко целуя ее губы начал двигаться в ней. Оторвавшись от его губ, Тара громко застонала и обвила шею Кельтера руками, начиная в свою очередь двигаться навстречу ему, закатывая глаза и громко вскрикивая от каждого глубокого и резкого проникновения в свое лоно.

После очередного особо резкого движения Тара изогнулась и бурно кончила, мелко дрожа, извиваясь в экстазе и выкрикивая имя своего господина. Кельтер, сделав еще несколько резких движений, тоже кончил, выстреливая горячими струями спермы глубоко внутрь сладко постанывающей девушки, и наполняя ее своим семенем. Принцесса, тяжело дыша и облизывая искусанные губки, с трудом сфокусировала свой взор на Кельтере и счастливо улыбнулась. Тот вовсе не думал вытаскивать член из нее, широко улыбаясь ей в ответ. Ночь была еще совсем молода и до утра она принадлежала только им двоим.

Через четыре дня.

После шумного и помпезного пира Тара, взяв Кельтера за руку уже совсем по-хозяйски, повела длинными коридорами куда-то вниз, в расположенные глубоко под султанским дворцом подземелья. Остановившись перед очередной дверью, она мягко положила руку на грудь барону.

— Пожалуйста, подождите меня здесь, о господин. В этот коридор имеют право входить только члены султанской семьи. Любой другой умрет, стоит ему ступить за дверь.

Понимающе кивнув, Кельтер остался стоять перед дверью. Ему доводилось слышать о таком волшебстве. Невероятно сложное и очень трудоемкое в исполнении, оно было призвано хранить несметные сокровища и могущественные артефакты от любых воров, сумей они проникнуть во дворец и пробраться через запутанный лабиринт ходов. Не спасли бы никакие защитные барьеры, наговоры, амулеты или зачарованные доспехи. Тем временем Тара вернулась, держа в руках покрытые замысловатыми узорами черные ножны с двумя длинными мечами. Поклонившись, она вручила их барону.

— Эти артефакты хранились нашей семьей уже много поколений. Теперь они ваши, господин. Примите же достойную вас награду.

Маг, уважительно склонив голову, взял мечи и внимательно их осмотрел. Они явно были созданы не здесь, так как стиль был весьма далек от восточного. Прямые обоюдоострые клинки с покрытыми древними черными рунами рукоятями, изогнутыми кпереди гардами и спиральными навершиями. Ножны обеих мечей покрывала искусная гравировка, в которой переплетались надписи на неизвестном магу языке и изображения солнца, причем на одних ножнах солнце словно всходило, а на других — заходило. Мечи, пусть и искусно выполненные, ничем особенным бы не отличались, если бы не одна интересная деталь: навершия мечей были соединены друг с другом длинной тонкой металлической цепочкой, на которой на равном удалении друг от друга находились восемь прямоугольных амулетов. Несмотря на то, что необычное оружие выглядело совсем новым и без единой царапины, Кельтер чувствовал, что в незапамятные времена им было убито немало людей и нелюдей. Быть может, в его руках оно послужит благому делу?

— Благодарю вас, Тара.
— Это вам спасибо, господин.
— А теперь я отправляюсь домой.
— Я знаю, господин, и уже все готово для вашего отбытия. Но, наши пути еще пересекутся. Потому я с вами не прощаюсь.

Молча поцеловав девушку и вернувшись в свои покои, Кельтер выкупался, облачился в новые одежды, завернул ножны с мечами в длинный лоскут шелковой ткани, тщательно обвязал веревкой и шагнул в уже подготовленный для него портал. Вот я и дома, подумал маг, бодро шагая по направлению к своему родовому поместью.
>> №393  
>>391
>>392
- Хорошо, раз вы сказали не ходить, значит, убирать там не надо, - довольно потянувшись, девушка магией очистила пальцы от всяких следов грязи и, пройдя мимо Кельтера, спустилась вниз, сказав: - Я подойду через минут пять, вам с Ай не сложно будет меня подождать?

Ай же уже пробралась в библиотеку, где сняла с полки первую попавшуюся книгу, оказавшуюся эпосом о человеке, не сдающимся никогда и продолжающему всегда идти вперёд, и моментально погрузилась в чтение.
>> №394  
>>393
Слова девушки вернули погруженного в воспоминания мага к действительности. Кашлянув, он понимающе кивнул ей.

— Нисколько, Хельга, только не задерживайтесь. А не то обед потеряет вкус.

Вернувшись в столовую, Кельтер Ай там не обнаружил. Видать, наскучило девочке сидеть одной, вот она и ушла куда-то. Поискав, он обнаружил Ай сидящей в библиотеке, целиком поглощенную какой-то книгой. Подойдя к ней, он осторожно взлохматил девочке волосы.

— Пойдем обедать. Хельга скоро придет.
>> №395  
>>394
Ай, оторвавшись от книги из-за знакомого голоса, увидела перед собой Кельтера и мгновенно ухватила его за руку, позволяя вести себя на кухню.

Хельга же, закрывшись в спальне, переодевалась в более привычную для себя домашнюю одежду - длинная серая с чёрными полосами кофта, юбка немного выше колен и медальон, с которым она никогда не расставалась. Открыв его крышку, она вновь, уже в тысячный раз увидела то, что оставил ей отец перед тем, как его увели инквизиторы - пузырёк с чёрно-коричневой жидкостью, намертво запаянный. Отец говорил, что это очень важно как для него, так и для всего мира, и именно в этом пузырьке заключено всё будущее Хельги.
С щелчком закрыв медальон, она отправилась на кухню - невежливо было заставлять ждать хозяина дома и маленькую девочку.
>> №396  
>>395
Усадив Ай за стол, Кельтер как раз закончил наливать в бокалы вино и сок, как появилась Хельга. Наряд ей шел, хотя барон бы предпочел, чтобы целительница все же осталась в одежде горничной — уж больно она ей шла в определенных местах. Вслух, разумеется, он этого не высказал, галантно отставляя стул и приглашая Хельгу садиться.

— Прошу к столу.
>> №397  
>>396
Благодарно кивнув, Хельга села на предложенный ей стул и усадила Ай рядом с собой.
- Приятного вам аппетита.
Девочка, посмотрев на целительницу, тихо, едва слышно, произнесла:
- Приятного.

Девушки взглянули на хозяина дома и, не сговариваясь, синхронно кивнули.
>> №398  
>>397
Маг тепло улыбнулся обеим девушкам, кивая в ответ.

— Приятного аппетита. И, ваше здоровье

Налив себе полный стакан водки, Кельтер одним махом опрокинул его в себя, затем принялся за еду. Он вовсе не преследовал цели упиться в хлам — ему просто захотелось как следует выпить, и вина тут было уже недостаточно. Да и особой любви к винам маг тоже не испытывал, а те три объемистых винных бочонка в погребе были скорее для друзей и редких посетителей. Ему больше по душе были напитки покрепче.
>> №399  
>>398
Хель с видимым удовольствием отпила вина. Наверное, что-то подобное пила её мать десять лет назад, когда они ещё не поехали на север для исполнения миссии её отца.
Недолгие мысли и наросшая с первыми же градусами алкоголя смелость привели её к недавно принятому решению, и поэтому, отставив в сторону бокал, она, прокашлявшись, привлекла внимание хозяина дома и спросила, решив не пытаться начинать издалека, а сразу перейдя к делу:
- Кельтер, ваш дом выглядит довольно запущенным. Извините, но это так. И я хотела узнать, не нуждаетесь ли вы в домоправительнице?
>> №400  
>>399
Вновь налив себе водки, Кельтер услышал вопрос Хельги и, поправив очки, внимательно оглядел ее слегка осоловевшим взглядом. Девушка была очень красива, хозяйственна и к тому же прекрасный лекарь. Редко когда встречается такое вот приятное во всех отношениях сочетание. Из-за этого он особо с ответом не медлил, искренне обрадованный ее инициативой.

— Ничего, что есть, то есть. Вы совершенно правы, дом отчаянно нуждается в постоянном уходе, а потому мне действительно нужна хорошая домоправительница. Скажу прямо — я был бы рад, если бы вы остались работать у меня. К тому же, вы прекрасный врач, так что временами придется еще и мою шкуру штопать. Средствами я располагаю, на этот счет не беспокойтесь. И, в случае чего, сумею вас защитить, тут вам тоже решительно не о чем беспокоиться.
>> №401  
>>400
Девушка немало удивилась тому, какой поток слов на неё вывалил слегка захмелевший хозяин дома, но тут же догадалась, что тот и сам хотел попросить её остаться помогать по дому, и сама она лишь успела опередить его в этом предложении.
- Хорошо, тогда я, наверное, уже приступила к своим обязанностям, - улыбнувшись, Хельга с облегчением вздохнула, качнув грудью, и вновь отпила вина из бокала, приступив наконец к еде.

Ай же уже давно оживлённо жевала вепря, закусывая его картошкой и запивая соком, не обращая особого внимания на взрослые разговоры, которые были ей неинтересны - она хотела поскорее вернуться к книге.
>> №402  
>>401
— Совершенно верно, Хельга. Более того — успели хорошо потрудиться.

Допивая уже второй стакан и плотно закусывая, Кельтер решительно сказал себе, что троих ему вполне достаточно. Все-таки не хотелось терять лицо перед девушками, напиваясь как скот, пусть и у себя дома. И потом, он же собирался предложить сделать Хельге массаж, а в мертвецки пьяном состоянии это не получится. Более того — может быть расценено неправильно. Так что три стакана и баста. Тем более, что и Ай вдрызг пьяный Кельтер будет омерзителен.
>> №403  
>>402
Доев одно из вкуснейших блюд, которое она пробовала за последние десять лет, Хельга откинулась на спинку стула и, со вздохом помяв плечи, посмотрела на своего нового работодателя.
- Спасибо вам большое за еду, Кельтер.

Ай, готовая в любой момент умчаться в библиотеку, кивнула и вышла из-за стола.

- Не забудь помыть руки! - сказала вдогонку девочке Хель, и, услышав плеск воды, довольно улыбнулась.
>> №404  
>>403
Бойкая девочка, подумал он, ставя на стол стакан и глядя Ай вслед, затем переводя взгляд на Хельгу и вежливо улыбаясь.

— На здоровье. Я вижу, что вы очень устали за сегодня и ваши плечи вас беспокоят. Как насчет небольшого массажа? Я бывал на востоке и кое-чему там научился.
>> №405  
>>404
Выслушав Кельтера, Хель ответила ему:

- Если вы действительно умеете делать массаж, то я буду только рада ему, - девушка улыбнулась, но внутри же ощущала некоторые сомнения - она знала его всего пару дней, и сейчас он был немного нетрезв. Но, вспомнив о том, что завтра её ожидает Верховный исполнитель Франк и то, что сам Кельтер наверняка его коллега, успокоилась.
>> №406  
>>405
— Хорошо. В таком случае располагайтесь в вашей спальне и подождите меня. Сегодня я позабочусь о посуде.

Убрав со стола продукты, Кельтер собрал грязную посуду и отнес ее на кухню, где достаточно сносно ее вымыл и даже поставил в буфет, не разбив при этом — сказывался опыт множества попоек. Спрятав еду и напитки в специально зачарованный на долгое хранение шкаф для продуктов, маг направился в спальню к Хельге.
>> №407  
>>406
Ещё раз поблагодарив Кельтера за ужин и отправилась в спальню, которую она делила с Ай - девочка уже сидела в библиотеке и дочитывала книгу - Хельга прилегла отдохнуть после плотного приёма пищи, дожидаясь хозяина дома.
>> №408  
>>407
Дойдя до спальни, Кельтер остановился перед дверью и вежливо постучал. Пусть это был и его дом, но нормы приличия соблюдать следовало. Хельга, судя по поведению и в особенности манерам за столом, была из приличной, возможно даже дворянской семьи. Дожидаясь, пока ему откроют, он задумался над тем, почему в таком случае дворянка работала простым лекарем при церковной лечебнице. Возможно, ее семья сильно обеднела и ей пришлось работать? Или же она была вынуждена бежать из родного дома? Кто знает.
>> №409  
>>408
Хель, с трудом встав, ведь лёжа она чувствовала некоторое облегчение, подошла к двери и открыла её, впуская Кельтера внутрь, а сама легла обратно на кровать. Что-то говорить или жаловаться она совсем не хотела.
>> №410  
>>409
Войдя в комнату, Кельтер сел на кровать подле Хельги, с хрустом размял руки и внимательно посмотрел на девушку.

— Снимайте кофту и ложитесь на живот.

Сказав это, он деликатно отвернулся к окну, делая вид, что его внезапно очень заинтересовал снегопад, начавшийся на ночь глядя.
>> №411  
>>410
Едва заметно покраснев, Хель вновь поднялась с кровати и сняла с себя весьма узкую ей в некоторых местах кофту, которая, к её счастью, хорошо растягивалась. Под кофтой же ничего не было, и поэтому девушка, прижав руки к груди, легла на живот и лишь тогда вытянула их вдоль тела.
- Я готова, Кельтер.
>> №412  
>>411
— Отлично. А теперь расслабьтесь.

Потерев рука об руку и разогревая их, Кельтер принялся массировать плечи девушки, временами перемещаясь на спину и осторожно поглаживая вдоль позвоночника, затем возвращаясь к усталым и натруженным плечам. Несмотря на то, что маг тщательно разогрел руки перед массажем, они все равно отдавали некоторым холодом — немного холоднее, чем это обычно бывает у человека и их прикосновения были несколько тяжелее. Хорошо зная эти недостатки, он старался компенсировать их своим умением и старанием.
>> №413  
>>412
После первого касания сперва холодных, а после согревшихся, рук, Хельга прикрыла глаза и отдалась ощущениям в спине и плечах. Руки то гнали кровь от поясницы к шее, то разминали плечи. Девушка, расслабленная вином и массажем, довольно улыбнулась и, сняв очки, отложила их в сторону.
>> №414  
>>413
Спокойный и расслабляющий массаж занял у Кельтера около получаса. Закончив, он провел рукой вдоль позвоночника девушки еще раз, затем вновь отвернулся к окну.

— Вот, готово. Вам лучше?
>> №415  
>>414
Ответом Кельтеру послужило довольное сопение задремавшей и совсем размякшей Хельги. Девушка крепко заснула, но тихий стук в дверь поднял так толком и не проснувшуюся целительницу, которая на работе могла фактически спать разумом, но работать физически. Голая по пояс, она подошла к двери и, впустив Ай, вновь легла на кровать. Ай молча посмотрела на всё это, на Кельтера, и скинула с себя небольшой халат, которым её поверх ночнушки накрыла Хель.
>> №416  
>>415
Проследив за действиями Хельги со слегка отвисшей челюстью, Кельтер только молча поправил очки. Ну и размеры у девушки, мелькнуло в голове у мага. Будить ее он не решился, лишь осторожно стянул с нее юбку и укутал одеялом, после чего аккуратно повесил юбку на спинку кресла и повернулся к Ай.

— Хельга очень устала, ей нужно как следует отдохнуть. Да и тебе тоже уже пора спать.
>> №417  
>>416
Ай посмотрела на отчего-то обалдевшего Кельтера, и подойдя к нему, дотронулась до его руки, после чего отошла и легла в кровать рядом с Хельгой, после чего накинула её руку на себя и сама осторожно приобняла её.
- Это из-за уборки, да?
>> №418  
>>417
- Умница, Ай. Совершенно верно, из-за нее — Хельга изрядно потрудилась сегодня. Доброй ночи.

Погладив девочку по голове и оглядев решительно во всех отношениях идиллию, Кельтер вышел из спальни, плотно закрыл дверь за собой и ушел к себе, размышляя об увиденном. Похоже, Ай успела крепко привязаться к Хельге, раз так спокойно залезла к ней в кровать и даже обняла, словно свою мать. Маг разделся и улегся в свою постель, продолжая размышлять. А что, Хельга могла бы стать отличной матерью для Ай. Он, в свою очередь — отцом. Улыбнувшись своим мыслям, Кельтер постепенно погрузился в глубокий сон.
>> №419  
>>387
Спустя пару дней всех участвовавших в штурме дома вызвали к аналитикам. Юношу церковники всё же сумели привести в чувство, но пока опрашивать его было бесполезно – при виде любой символики культа он начинал мелко трястись и закрывал глаза, даже не пытаясь отползти в сторону. Страшно было представить, что с ним делали в этом подвале отмороженные культисты, которых всё ещё не поймали. Все следы их деятельности, как и они сами, тоже пропали на это время – даже мелкие жертвоприношения.
Троица же всячески прикидывалась, что ничего не знает. Полковник, весьма обозлённый этим и тем, что все слухи о похищениях оказались правдой, начал лично допрашивать всех троих. И даже сейчас продолжались пытки, от которых никто из них не хотел сознаваться и сдавать хотя бы ещё одного культиста. Или же, попросту, никто из них не имел к культу никакого отношения.
В управлении, где все оперативники исполнительного отдела Инквизиции встали в стойку после штурма того злополучного дома с подвалом, больше похожем на мясницкую, опять всех одолевала скука. На третий день старушка, на глазах которой начали засовывать руки её сына, уже без нескольких пальцев, в кислоту, всё же сквозь плач и рёв выдала одного из священников.
В этот раз всё прошло мирно – церковники сами выдали своего служителя, отчаянно ругающегося на неизвестном языке и злобно глядящего на епископа. Герману же осталось только увести его в казематы, пару раз ударив о дверные косяки при входе в управление. Всё равно после того, как его разум размотают на нитки, словно запутанный клубок, его ждёт что-то пострашнее смерти.

Сдав священника, Франк решил проведать свой дом, в котором он не появлялся уже четыре дня, так как был полностью погружён в работу.
>> №420  
>>419
Придя домой, капитан сразу заподозрил неладное – входная дверь, хоть и была закрыта, явно была взломана.
Ворвавшись в свой собственный дом так, словно он был оплотом культа, Герман ничего не увидел – весь свет в доме был погашен. Стояла гробовая тишина, лишь где-то капала вода. Зажгя щелчком пальцев свечи, которые должны были быть на стенах и люстре, он увидел составленный из них круг в центре комнаты, на котором была чем-то тёмным нарисована эмблема культа – семиконечная звезда с глазом в центре. Капля упала с потолка, и инквизитор, посмотрев наверх, осел на пол. Стало ясно, чем же именно была нарисована эмблема.

Под потолком висели прибитые всеми конечностями два растерзанных тела, без одежды, и с точно такими же следами, что и те три девичьих тела в том подвале. Одно – его жены, Клары Франк. Другое – его девятилетней дочери, Алисы Франк.
Стены были исписаны посланиями на том же самом языке, на котором говорил священник.

Cruensseasrjit O Cruonit!
PrayaNavita Hatanoceo!
Marana Pallex!

И десяток прочих, написанных кровью. Кровью его жены и дочери.
Закусив губу и держась из последних сил, чтобы не начать рыдать, Герман снял с потолка тела единственных дорогих себе людей и, погладив свою дочь по ледяному лбу, накрыл тела простынями. Тяжело вздохнув, капитан вышел из своего дома и отправился вновь в управление Инквизиции. Под рёбрами ощущалась режущая ледяная пустота. По щекам заструились слёзы, лишь усиливающие боль в груди.

- Эй, Франк, ты чего? – Киммер, дежурящий на входе, подбежал к своему вечному напарнику.
- Культ напал на дом. И Клару, и Алису… - горло сдавил спазм, но до лейтенанта сразу дошло, в чём было дело. Отведя своего напарника к полковнику, Карл объяснил своему начальнику ситуацию.
>> №421  
>>418
Хельга проснулась уже около полудня. Ай спала рядом, прижавшись щекой к её груди. Голой груди.
Моментально покраснев, целительница начала вспоминать вечерние события. Вот она, осмелев от вина, предлагает себя в качестве домоправительницы, а Кельтер соглашается и предлагает сделать ей массаж. После она снимает с себя кофту и ложится на живот. После первых минут десяти всё расплывалось в тумане. Как она оказалась под одеялом раздетая, и когда пришла Ай - она совершенно не помнила. Ощущения в теле, впрочем, были самые что ни на есть хорошие - плечи не ныли, голова не раскалывалась от постоянных намёков и попыток зажать её в тёмном месте.

Не найдя на себе юбки, Хель покраснела ещё гуще - кроме Кельтера и Ай, снять её было некому, но Ай она в расчёт брать отказывалась - слишком тяжела была для того, чтобы её подняла и раздела маленькая девочка. Однако то, что раздевать её пришлось взрослому мужчине, саму её нисколько не красило.

"Мне очень повезло, что Кельтер - хороший человек."
>> №423  
>>421
Проспал Кельтер довольно продолжительное время и, несмотря на то что лег где-то около полуночи, проснулся уже ближе к полудню. Однако горазд же дрыхнуть, сказал себе маг, медленно вставая с постели, делая нехитрую зарядку, затем накидывая халат и идя в купальню. Там он принял освежающий душ, оделся в свою обычную одежду и направился на кухню чтобы приготовить вкусный и сытный завтрак. Сегодня Хельге надо было идти в управление, так что следовало хорошо подкрепиться, потому он уделил завтраку особое внимание. Спиртное на этот раз на стол он не ставил, справедливо решив, что это будет уже совершенно лишним. Кельтер широко улыбнулся, поймав себя на мысли о том, что ему нравится готовить для Хельги с Ай. Вот так номер, ведь он уже и не помнил, когда в последний раз готовил для кого-то. Накрыв на стол, он подошел к двери спальни и вежливо постучал.

— Утро доброе. Хельга, Ай, завтрак на столе.
>> №424  
>>423
Стук в дверь и голос хозяина дома ещё