[ d / b ] - [ bg / hb / wr ] - [ a / to ] - [ FAQ ] - [ Главная ]


Имя
E-mail
Тема
Сообщение
Капча
Кликните в поле ввода капчи.
Прикрепить капчу к посту.
Файлы
Вставка
Пароль

Скрыть тред
№1147  
Файл: 1446566271105.jpeg (134.77 Кб, 1024x768) Изображение будет развёрнуто при нажатии.
134.77
Бесконечная тьма и ледяной холод. Именно это у обычного человека ассоциируется со словом "космос" в первую очередь. Если он, конечно, знает о существовании подобного понятия. Совершенно пустое пространство, размер даже ничтожной доли которого невозможно осознать, пугает многих. Но не всех.

"Да что они вообще могут знать о том, что здесь происходит на самом деле?" - вздохнул мастер Вентрис, глядя в округлой формы иллюминатор на далёкую звезду, мимо которой сейчас проносился с невероятной скоростью его замок - орбитальная станция, поддерживаемый силой магии и техники, сплетённой воедино. "Они не могут услышать воплощённую симфонию вселенной. Не в последнюю очередь потому, что должная акустика для её исполнения есть только в этом оркестровом зале невероятных размеров, войти в который они так боятся. Что уж до того, чтобы прислушаться к мелодиям оркестра." Небрежным жестом протянув руку в сторону стола неподалёку, он нашарил на нём сложный прибор, который больше всего походил на изящную серебряную корону, оплетённую проводами и трубками. Сквозь их прозрачные стенки можно было увидеть опалесцирующую жидкость, больше всего похожую на расплавленное золото. Один из исписанных странными записями блокнотов, которые во множестве лежали на взятом мастером устройстве, с глухим звуком упал на синюю ткань коврового покрытия, лежавшего на полу в навигационном зале этого своеобразной крепости. Недовольно поморщившись, он вернул упавшую вещь на место, и надел корону на голову, уподобившись царю вечной пустоты.

"Данные о местном звёздном скоплении?"
"-:Крайне низкая общая населённость любыми формами жизни. Разумная жизнь наблюдается только в одной из планетных систем в отдалении. Часто встречаются планеты с большим числом полезных ископаемых, также наблюдается множество газовых гигантов."
"Разумная жизнь - уже неплохо. Статистически, оная присутствует всего лишь в двух процентах звёздных скоплений. Расстояние до системы?"
"-:Порядка трёхсот световых лет. Примерное время преодоления - месяц."
"С использованием гипердвигателя?"
"-:Неделя. Однако использование гипердвигателей в этом секторе крайне не рекомендуется. Пространство здесь довольно нестабильно."
"Понял. Ну что же, месяц так месяц. В конце концов, спешить мне совершенно некуда."

В отличие от всех остальных глобальных магов, которые боролись в основном за сферы влияния в секторах и галактиках Альянса, словно мелкие князьки за кусок королевской земли, мастер Вентрис избрал для себя странную судьбу. Он называл себя картографом и историком космического пространства, изучая все его чудеса и ужасы, но не пытаясь подмять их под себя для всё большего роста своей мощи. Его орбитальная станция, ведомая невероятно сложной навигационной системой, принцип работы которой знал только её создатель, прошла многие десятки тысяч световых лет в поисках феноменов и открытий, и не единожды навигатор, затерявшийся в глубинах бесконечности, от всей души благодарил мастера с его превосходными картами. Каждому из глобальных магов было некуда торопиться, ибо к тем, кто познал тайны вселенской пустоты, и видел истинного бога, время относилось весьма по-свойски. Однако достойной цели своё могущество и время посвящали единицы. Путь к очередной разумной расе был неблизок по меркам людским, но не по звёздным. И месяц, в сущности, был всего лишь ничтожнейшей долей мига для вселенной. Однако в самой незначительной вещи может таиться око предстоящей бури, и именно мельчайшие знаки, вроде тревожного щебета птиц, повествуют о ней.

Начальное место действия - планета, уровень развития на которой соответствует типичному фэнтези, то есть, средневековье с магией, развитой в ущерб технологии. Время действия - 5831 год по летоисчислению планеты, двенадцатый цикл по летоисчислению Альянса. Вход свободен для всех, требуется лишь описание персонажа и его последующее принятие. Let's begin.
>> №1148  
Несколько лет назад Шеил Снар был обычным странствующим бардом. Верная лютня, два коротких клинка и вечная дорога в поисках вдохновения – вот всё, что было у Шеила. С какими только неприятностями он не сталкивался – бандиты, голод, чума, даже фанатики – но он всегда умудрялся выходить сухим из воды. Так и продолжалась бы его жизнь, если бы пару лет назад он не остановился в небольшом монастыре, на краю %name% гор. Монастырь был скрыт от посторонних взглядов, и Шеил попал туда только по случайности – когда он пытался перебраться через перевал, бард не рассчитал свои силы и сорвался в пропасть.
Очнулся бард от глубокого забытья спустя неделю. Последнее что он помнил – это жуткая боль от падения и удара об землю. Однако на его теле не была ни следа от падения, да и чувствовал себя он просто отлично. Рядом с постелью барда сидел седобородый старец, чьё лицо покрывали множественные татуировки багровой краской. Он рассказал Шеилу о том, что монахи случайно нашли его полумертвое тело во время охоты и выходили его при помощи своей магии.
Сказать, что Шеил был удивлен, это ничего не сказать. Бард никогда не слышал про этот монастырь, и тем более про орден, скрывающийся в нём, а уж Шеил был спецом в сборе слухов, легенд и прочего. Именно из таких вещей и рождались самые красивые и трагичные поэмы, однако никто из местных ничего ему не поведал. Впрочем, у старого монаха нашлись ответы. Орден скрывался в этой местности еще с тех времен, как здесь намного недель пути вокруг росли девственные леса. При этом они ни от кого не прятались специально – монастырь находился в таком окружении гор, что не знавший о нем, никогда в него бы не попал.
Бард поблагодарил монаха от всего сердца, за то, что они спасли и выходили его, и ему стала интересна цена спасения. Шеил давно уже не встречал альтруистов, и знал, что у множества древних народов за спасение жизнью очень трудно расплатиться. К его удивлению, старый монах только покачал головой и попросил барда остаться в монастыре до тех пор, пока он полностью не восстановит силы.
Прошло несколько недель, пока магия монахов смогла полностью вернуть барду былую форму. За это время бард узнал, что монастырь был построен не просто так. Орден верил в то, что его первый глава и основатель когда-нибудь переродится, и тщательно готовился к этому. В тот день, когда бард понял, что больше его не держит в монастыре, Шеил узнал, что на следующий день предстоит очередная церемония призыва Первооснователя. Естественно, бард решил задержаться и посмотреть.
Естественно, ритуал прошел не так, как раньше. Вина на это легла на легкомысленные плечи барда, который услышал песнопения, повторяемые монахами и понял, что прекрасно их знает. Это была одна из почти всеми забытых песен, которая игралась людьми на похоронах и родах. Мотив и слова были абсолютно теми же самыми, только орден в одном из припевов переставил два слова местами – видимо абсолютно забыв и язык, на котором исполнялась песня, и смысл этих слов.
Бард, никогда не славившийся тихим темпераментом, не сдержался и вмешался. Глава ордена был поражен до глубины души, что путник, которого они приютили, посмеет нарушить древний ритуал. Однако, стоило только барду пропеть песню правильно – несмотря на то, что половину слов ему пришлось выдавливать из себя, будучи схваченным монахами, всё факелы в монастыре резко вспыхнули и погасли. Монахи в ужасе отпряли от барда, которого тут же обуяло пламя. Волосы на его голове сгорели в один миг, кожа потемнела и стала багрово-оранжевой, а в глазах заплясали языки пламени.
Так из этого мира исчез Шеил Снар. Теперь он делил свое тело с древним духом, который за сотни лет превратился в воплощение огня. Древний могучий воин, повелевающий стихией пламени и бард взяли себе новое имя, и с тех пор они стали известны как Зед.
С тех пор многое изменилось в жизни барда. Его личность слилась с личностью древнего мага и воина, который в свое время основал Орден Вечного Пламени. Настолько сильным был этот человек, что после смерти он отверг Безбрежные Сады, дарованные ему богом Огня, и решил остаться в этом мире тем, во что он верил – пламенем. Изначально, Иквинтус был простым огненным элементалем, лишенным какого-либо сознания или воспоминаний. Шло время, и элементаль, порожденный человеческой душой, начал развиваться. К нему пришли первые отголоски сознания, а вместе с ним – первые смутные воспоминания.
Именно благодаря отголоскам памяти, спустя множество лет и вернулась личность Иквинтуса. Измененная форма его существования раздвинула границы сознания элементаля. Благодаря своему новому телу он смог проникнуть гораздо дальше, чем мог ранее и увидел мир совсем в другом свете, при этом сохранив, отчасти, человеческий рассудок. Он много путешествовал, ведь любой, даже самый небольшой огонек мог стать его пристанищем, и познавал всё больше и больше. Так могло продолжаться вечность, если бы одна давно забытая почти всем миром песенка, спетая в правильное время в правильном месте, не вырвала его из мира бестелесного и поместила в тело барда.
Дух не был сильно против, но к его большому разочарованию, большинство воспоминаний и знаний, накопленным им за время путешествий, полностью стерлись в тот момент, как две личности смешались и превратились в одну. Часть из них осталась в виде смутных образов и обрывков, но большинство канула в небытие.
За те пару мгновений, которые прошли пока две сущности смешивались в одну, также смешались и воспоминания Иквинтуса и Шеила. Новое существо, которое своеобразно родилось посреди главной залы Ордена Вечного Пламени, обладала памятью обоих – оно помнило и множество легенд и песен, появившихся задолго после смерти мага, и множество заклятий, пропавших до рождения барда. Единственное, в чем сходились воспоминания обоих – это в имени их отца. Именно его они и решили взять себе, просто в качестве якоря для обоих половин новой сущности.
С тех пор и начался путь Зеда по миру. Когда родной Орден отказался поверить, что его основатель вернулся, особенно в такой форме, Зеду не осталось ничего, как смириться и покинуть монахов – прошло более пяти сотен лет с момента создания Ордена, и нет ничего удивительного, что за это время они абсолютно забыли заветы, заложенные еще Иквинтусом.
>> №1149  
У безумия причины нет,
Нет границ и нет цены.
Мир безумен миллионы лет.
Так чей же образ он, и кто же мы?

Крупный торговый город на реке. Шумная таверна, находящаяся неподалеку от центральной площади, служащей местом для городских собраний, празднеств и, конечно же публичных казней, до которых так охоч простой люд — ведь в самой натуре людей получать паскудное удовольствие от чьих-то мучений и смерти. Кельтер, высокий черноволосый мужчина лет под двадцать восемь на вид, в очках и простой темной одежде недовольно поморщился — вокруг все только и обсуждали что чью-то казнь, запланированную на завтрашнее утро. Подробностей он не знал, да и не желал знать. Возможно, какого-то бедолагу будут долго-долго пытать на потеху публике, либо какую-то несчастную медленно посадят на кол под вопли беснующейся, пьяной от вида мук и крови толпы. Боевой маг опрокинул в себя очередную стопку водки, после чего отправился в свою комнату, чувствуя, что медленно звереет. Еще немного, и он точно устроил бы в главном зале таверны натуральный мордобой. В снятой им комнате он ограничился лишь тем, что снял сапоги и куртку, затем завалился на кровать и уставился в изъеденный древоточцем потолок. Вопреки усталости и количеству выпитого, уснул он далеко не сразу.

Утром, умывшись и одевшись, маг уже собрался было идти домой, но его что-то удержало. Что-то словно подталкивало его идти на ту площадь, которая сегодня станет местом публичной казни. Озадаченный, он все же отправился на городскую площадь. Ну и зачем он пошел? Неужели и его начали занимать скотские увлечения тупоголовой черни? Оказавшись посреди толпы, он, временами поправляя очки, посматривал то на наспех сооруженный эшафот, то на окружающих его людей, то на массивную фигуру инквизитора в белоснежных доспехах. Когда, наконец, на эшафот начал подниматься приговоренный, толпа разом затаила дыхание, и немудрено — это была девушка в простом и неброском одеянии, но ее красота была ослепительна. Маг немало попутешествовал по миру, но никогда прежде не видел такой идеальной, захватывающей дух и вместе с тем печальной красоты. Манеры и спокойствие осужденной поражали — с грацией и достоинством королевы неизвестная шла на смерть. Нетрудно было догадаться, как именно ее казнят — бурая от пролитой крови плаха, коренастый мускулистый палач в засаленной черной маске и корзина подле плахи занимали видное место на эшафоте. Хоть и без пыток, но зрелище будет ярким, кровавым и определенно на потеху толпе.

Не мог Кельтер взирать на такое спокойно, не мог позволить такой красоте сгинуть. В чем вина той девушки он не знал. Не похожа она была на ведьму, людоедку или злую колдунью. Возможно, простая травница, каким-то образом перешедшая дорогу всемогущей Инквизиции? Время от времени святые отцы устраивали такие казни на потеху публике, а жертвами часто становились одинокие девушки редкой красоты. В самом деле, для обвинения в колдовстве не надо было много стараться. Живешь одна? Красивая? Еще и в травах смыслишь? Прямая дорога тебе, голубушка, на эшафот. И какая разница, виновна ты или нет, на небесах разберутся. Не в этот раз, злобно подумал маг, сплетая воедино сразу несколько заклинаний и тут же применяя их. Потом его будет мучить слабость, жуткая головная боль и хлещущая фонтаном кровь из носа, но это мелочи. Ничтожная плата за жизнь.

Тем временем плач уже замахнулся топором, метя в лебединую шейку бедной девушки. Еще миг — и остро оточенный топор лишит ее жизни, а толпа торжествующе заголосит, упиваясь видом смерти и крови. Прозвучал глухой удар — топор упал на деревянный помост эшафота. Осужденная исчезла, словно ее никогда там и не было. Палач в недоумении уставился на обрубки рук, из рассеченного живота хлестала кровь и лезли наружу внутренности. Четверо охранников с протазанами дернулись, упали. Кто-то был разрублен пополам и безумно пытался затолкать обратно вывалившиеся кишки, кому-то повезло больше и срубило голову, а сам инквизитор был изрублен на куски прямо вместе с доспехами. Толпа замерла, замолчала, отчаянно отказываясь верить в произошедшее. Потом завопила какая-то женщина, ее вопль разом подхватили все остальные. Кого-то рвало, кто-то потерял сознание, поднялась жуткая паника и давка — насмерть перепуганные люди дрались, давили друг друга, забивали кулаками насмерть и затаптывали упавших, но продирались прочь от разыгравшейся на эшафоте кровавой бойни. Кто убил инквизитора и его помощников, почему в этот же момент исчезла та девушка — толпе было не до того. Объятый страхом разум не способен был к такому сложному анализу. Может, потом, но сейчас все как один хотели убежать, скрыться, быть подальше от тошнотворного кошмара.

Кельтер, очутившийся за оградой своего дома, болезненно скривился от пронзившей его голову резкой боли. Из носа густо закапала кровь, в глазах полопались сосуды и скулы украшали разных размеров кровоподтеки. Тем не менее, девушку он из рук не выпустил пока та, казалось, не особо-то и удивленная его действиями, не попросила поставить ее на ноги. Несмотря на крайне болезненное состояние мага после исполнения серии заклинаний, он изрядно удивился ее спокойствию. Кто же она была такая? Любую другую на ее месте уже била бы истерика или вовсе бы в обморок упала. Но спасенная им красавица вела себя удивительно сдержанно и спокойно. Заведя ее в дом и по старой привычке крепко заперев дверь, маг не удержался от кривой усмешки. Его в любом случае не отследят — примененное им составное заклинание было из арсенала недоступных местным магам древней магии. Древней, очень опасной и болезненной, но крайне эффективной. Спасенная им незнакомка снова удивила его, достав из кармана пузырек с какой-то жидкостью и, смочив ею свой вышитый носовой платок, попросила приложить его к носу. Кровь вскоре остановилась, и даже резкая головная боль стала утихать. Травница все-таки, мелькнула в голове у мага, вот и готов приговор. Сразу понятно, за что решили казнить.

Как потом оказалось из дальнейших разговоров у девушки не было ни имени, ни места жительства, ни друзей — ничего. Она прибыла издалека, из гиблой и мертвой страны, где жили разве что некроманты да разные жуткие твари. Кельтер, подумав, дал девушке имя – Кайра. Бедняжка не потеряла память, у нее просто никогда не было имени, как бы дико и нелепо это не звучало. Кто она была такая, Кельтер выяснил только на следующий день — Кайра оказалась чем-то вроде куклы, созданной неизвестным мастером. Но была она не обычной куклой, что из глины или фарфора — ее тело было из плоти и крови. Создавший ее некромант потратил пятьдесят лет на создание тела с нуля, и его триумфом стало безупречное женское тело, до мельчайших подробностей повторявшее тело человека. Вот только душа была взята у кого-то другого, предварительно лишенная всех воспоминания о прошлой жизни. Душа какой-то девушки, о которой вообще ничего известно не было. Потом мастер умер, но преданная кукла ждала его еще целых двадцать лет, не понимая, что он уже никогда не вернется. После, нужда выгнала ее из дома, и она отправилась в длинное путешествие. Пока, в конечном итоге, не оказалась в грязных лапах Инквизиции.

В ответ на откровения девушки, на раскрытие тайны ее происхождения, Кельтер рассказал ей свою историю. Историю жуткой и кровавой войны между двумя могущественными королевствами, итогом которой стала мучительная гибель десятков тысяч людей. Истинная идея войны, как оказалось, была ничем иным как принесением в жертву огромного количества людей. Их смерти, их кровь и боль были принесены в дар древней проклятой силе, дабы пятерка избранных смогла править этими землями следующую тысячу лет. Такая колоссальная жертва открыла Черту Забвения, находящаяся за которой пустота ужасает саму Смерть. Открывшим путь за эту Черту, прошедшим ее и вернувшемся назад будет дарована невообразимая, немыслимая сила. Но ритуал все же был прерван, проведен не до конца — только четверо обрели полную силу и воплощения, пятого успел убить Кельтер с небольшим отрядом чудом выживших воинов. Древняя проклятая сила, несмотря на столь грубое вмешательство, признала за Кельтером право, признала его достойным и почти подчинила себе. Но, ритуал не был проведен должным образом, а потому ему удалось выйти из-под контроля, прервать продвижение черных рун, появившихся на его ладонях. Проклятые письмена на давным-давно забытом мертвом языке навсегда въелись в его кожу. И, он знал, что будет, если густая вязь рунических знаков двинется дальше — он станет одним из Них. Из пятерки проклятых. Кайра молча, внимательно и не перебивая выслушала откровение боевого мага и прониклась искренним сочувствием, хотя ее собственная жизнь до этого момента была куда горше.

А вскоре после этого между такими разными людьми возникло теплое и радостное чувство — любовь. Для Кайры это было в новинку, для давно жившего одному Кельтера — отчасти тоже, ведь маг уже давно никого не любил. Не справлял мужские потребности со случайными знакомыми барышнями, не предавался таким простым и таким продажным удовольствиям плоти, а именно любил, всем сердцем. И он поклялся, что такой шанс не упустит и не растопчет распустившийся цветок.

Потом, спустя неделю, в городе все же объявился инквизитор высшего ранга, посланный самим Святым Престолом, дабы расследовать ситуацию в городе, покарать еретиков и восстановить справедливость. Кельтер сразился сперва с его отрядом, а потом и с ним самим. Тяжело далась ему та битва, но все же он сумел одержать победу. Из города, правда, требовалось уходить — уж слишком явным был след, и его обязательно нашли бы. Поэтому Кельтер, не откладывая дела в долгий ящик, принялся за подготовку сложного составного заклинания, которое бы перенесло его с Кайрой подальше из этих мест, на Юг. Но, колесо Судьбы снова пришло в движение, и дело приняло очень неожиданный оборот.

Все приготовления и подготовка заклинания отняли добрых три дня. Кельтеру пришлось изрядно потрудиться, так как перемещение на такие расстояния было сопряжено с немалыми трудностями. Заклинание должно было сработать безупречно — а иначе последствия могли быть самыми непредсказуемыми. Подготовив походную сумку, в которую отправились две пары сменной одежды и обуви, всякая небольшая мелочевка и специальный сверток с зачарованным черным клинком, маг не забыл и о внушительной сумме денег в полновесных золотых монетах. Ему не хотелось, чтобы на новом месте Кайра в чем-то нуждалась — взятой суммы бы хватило на покупку среднего пошиба особняка и еще бы хватило на безбедную жизнь в нем.

Не без сожаления заперев свой дом и дважды проверив каждую комнату, Кельтер попросил Кайру встать в начерченный мелом круг, потом встал в него сам и, сосредоточившись, применил заклинание Дальнего Перехода. Подготовка дала результат — заклинание сработало почти как надо, и маг вместе со своей девушкой переместились далеко-далеко от этого места.

Необычное чувство легкости, яркая вспышка — и все исчезло. Моргнув, маг первым делом внимательно оглядел свою подругу — с ней все было в порядке, хотя та и была несколько растеряна. Оглянувшись вокруг, Кельтер сразу же понял причину растерянности — место, куда они переместились, могло быть чем угодно, но только не южной страной: поросшая жухлой травой холмистая местность, вдалеке виднелся явно неюжного типа город, ночной ветер пробирал до костей. Хорошо еще что он, помня о жестких ночных холодах в пустыне, оделся тепло, равно как и его спутница. Они, по его расчетам, должны были появиться в ночное время неподалеку от крупного города. Так и вышло, но в остальном местность была совсем иной. Маг молчал, понимая, что очень серьезно ошибся. Куда же их все-таки занесло?
>> №1150  
В замке барона Кэнона, как всегда, была развесёлая попойка со множеством приглашённых гостей, невероятным количеством эля из бочек в подвалах замка, и заваленным всевозможными закусками столом, который бы, будь на то воля местного правителя, тянулся от одного конца замковой трапезной до ворот в стенах. Лучшие из рыцарей местного баронства проявляли величайшую доблесть в сражении с нечестивой огненной водой и богохульным мясом всех видов зверей, что водились в огромном лесу близ замком, в котором давно любил охотиться барон. Как известно, неумеренность в выпивке и любовь махать мечом и загонять зверей, а также умение орать благим матом так, чтобы призвать любых своих подданных к ответу и подчинению - признаки хорошего барона, и по совокупности всех этих признаков Яндор Кэнон был бароном просто исключительным. Ходили слухи, что его когда-то видали трезвым, но народ особо не верил в эти глупые байки. Впрочем, ему же было и лучше. О гнете налогов и благородных рыцарях, отбирающих последнее у сирот и нищих, в этих местах не слышали, ибо пока у барона имелись деньги на празднества, ему было совершенно наплевать на казну его владений, а все рыцари скопились в замке, в котором почти каждый день проводился великий турнир по чревоугодию. Разбойники в этих местах были редкостью, ибо всё богатство края составляла пшеница да рожь, в краже которой они были совершенно незаинтересованны. Словом, здесь было весьма приятное место, и здесь заправлял один из тех редких людей, которым были довольны почти все без исключения. Замок гудел от гостей, гудевших в замке, и, в целом, из сией вакханалии выбивался только странный человек в сером плаще, сидевший поодаль стола на скромном стуле рядом с баронским креслом. На вид ему можно было дать около тридцати лет, ибо его лицо ещё не было пересечено ни единой морщиной, но во взгляде уже читалась начинавшая зарождаться мудрость и высокий разум. В данный момент он нетерпеливо стучал пальцами по обшитому бархатом подлокотнику кресла, то и дело бросая взгляд в сторону осушающего один кубок за другим барона. Тот явно заметно нервничал, что было видно по его даже более широким и развязным, чем обычно, жестам. Через ещё пару кубков барон, отойдя от стола, сел на кресло, и громким заплетающимся голосом глубоко пьяного человека попытался что-то шепнуть на ухо человеку в плаще.

- Ну вот ты мне скажи, на кой хер тебе сдались эти побрякушки, мудозвон ты магический? - в крайне вежливой по сравнению с обычным манере обратился он к сидящему по правую сторону от него.
- Сказал, надо. Значит, надо. Я же говорил, что они несут в себе след единого творения. Хотя тебе всё равно не понять. Ты, небось, ещё и в местное капище молиться каждый день ходишь - усмехнулся маг.
- Конечно, хожу! А как ж ещё-то у нас в землях урожай будет, коли сам правитель не будет за богатство края молиться, а? - возмущённо прохрипел он, источая аромат перегара, дорогущего вина и эля.
- Сколько раз я говорил, что это не истинные боги? Истинный бог один, и он есть Демиург, первосоздатель и первотворение.
- Уф, ну и мутотень же ты несёшь, мудрила чёртов. В общем, забирай свои крестики с золотыми уже, и отвяжись от меня, нелюдь.

Барон бросил магу мешочек, в котором отчётливо прозвенел драгоценный металл, соприкоснувшийся друг с другом.
- Не забывай, если не я, то мор бы навряд ли обошёл эти земли, как и королевство, стороной. Вы все должны мне много большее, и ваше счастье, что у тебя было то, что нужно мне. Удачи, барон. Разреши кланяться.
С этими словами маг встал со стула, и взял приставленный к стене скромный посох янтарного дерева, с неярко мерцающим зелёным кристаллом в набалдашнике. Насмешливо сделав небольшой поклон, он направился к вратам трапезной залы, стремясь поскорее миновать это буйство плоти.
>> №1151  
Как ни крути, горный ветер – малоприятная вещь. Из-за обильного снегопада, бушевавшего на Кривом хребте, и так не было ничего видно, а порывы, так и порывы ветра, норовившие сорваться на кривое подобие бурана, ухудшали обзор. Зеду пришлось бы очень туго, если бы он пришел в эти горы пару лет назад, еще будучи человеку. У него вообще с горами никак не складывалось – в прошлый раз попытка взобраться едва не закончилась его гибелью. Сейчас, конечно, это было крайне маловероятно, даже если элементаль бы сорвался в глубокую пропасть. Физическое тело довольно забавно смешалось с эфирным и представляло собой крайне сопротивляющуюся смерти вещь. Но сорваться и провести пару недель в ожидании того, как утихнет снег и ветер – а то и пару месяцев, Кривой хребет был известен своей отвратительной погодой, — не входило в планы Зеда.
Сейчас перед бывшим бардом стояла довольно трудная задача. От древнего могильника, который он так долго искал в заснеженных вершинах, его отделяла пропасть. Быстрого взгляда хватило, чтобы понять, что в глубину она как минимум метров триста. Полтысячи лет назад через эту пропасть был перекинут каменный мост, от которого остались только воспоминания в голове элементаля. Пропасть раскинулась на сотню метров, так что просто перепрыгнуть ее Зед не мог, даже с учетом его текущего состояния. Конечно, не бушуй жуткий ветер, элементаль вызвал бы самый слабый огонек, метнул бы его через пропасть и в следующий миг оказался на его месте. Сейчас эта же затея не увенчалась бы ничем, кроме как тратой времени. Можно было бы плюнуть на всё и метнуть самую настоящую огненную глыбу, но эта затея была слишком грубой и некрасивой.
Зед в раздумьях сделал несколько шагов по площадке, где когда-то располагалось начало каменного моста. Он еще раз прикинул расстояние до другого края пропасти, понял, что выход есть. И, достаточно элегантный для того, чтобы не оскорбить чувственную натуру поэта. Сняв с пояса две связки металлических болов, элементаль сжал сталь в своих руках. Он закрыл глаза и представил, как часть огня, живущего внутри его груди, медленно перетекает в руки, затем в кончики пальцев, и из них наполняет холодный металл. Почерневшие за годы использования болы начали медленно менять цвет. На смену черному пришел багровый, затем ярко-красный и в следующий миг их обуяло пламя. Зед открыл глаза, размахнулся, и со всей силы метнул один бол через пропасть.
Элементаль прекрасно понимал, что ветер не даст горящему оружию долететь до противоположной стороны. Магическое пламя, являющиеся частью сущности элементаля, было неподвластно ветру, однако гореть вечно оно не сможет, и преодолев чуть больше половины пропасти, бол начал затухать. В этот же момент огненная вспышка разрезала воздух между сталью и местом, где до этого стоял Зед. Пальцы барда сомкнулись на начинавшей остывать стали, и в тот же миг элементаль запустил второй, все еще пылающий его огнём бол.
Не успело второе оружие коснуться снега и растопить его, как ледяной воздух пронзила еще одна вспышка. Зед стоял на другом краю пропасти и тяжело дышал. Малейшая ошибка могла стоить ему месяцев, которых у него не было. Несмотря на усилившийся ветер, невдалеке он видел массивные каменные ворота. Могильник был рядом.

[1d100] : 13=13
>> №1152  
Планета, столь яркая и живая на фоне мёртвого и тёмного космоса, стремительно приближалась. Спустя минуту золотистая точка коснулась верхних слоёв её атмосферы и, не снижая скорости, устремилась вниз, к земной поверхности, разрезая воздух на своём пути, словно острейшая бритва.

В обычно залитой синим светом кабине корабля вспыхнули красные огни, и тишину пронзил раздражающий слух оповещающий сигнал. Мягкий женский голос произнёс:
- Опасная траектория.
Рука закованного в полётный скафандр пилота переключила один из десятка тумблеров перед собой, после чего – ещё несколько, уже за своей спиной. Всё тот же голос сказал:
- Отключение плазменного экранирования…
Корабль ощутимо тряхнуло, и пилот почувствовал нарастающий звон в ушах. Почти ничего не видя, он выправил штурвал, пытаясь удержать свой космолёт от опрокидывания и неразборчиво шипя в шлем из-за резанувшей спину боли.
- Плазменный экран выключен. Опасная перегрузка. Вход в плотные слои атмосферы…
Лишь чудом цепляясь за ускользающее сознание и кривясь в кресле от перегрузок из-за резкого уменьшения скорости, пилот, отчаянно пытаясь держать штурвал слабеющими руками, всё же не выдержал, и на мгновение его сознание пало во мрак.
Придя в себя и открыв глаза, он увидел землю, на которую вращающийся словно юла корабль продолжал неумолимо падать. Рванув штурвал на себя и вдавив педали в пол, пилот спасся сам и спас машину от окончательного и смертельного крушения.

Прочертив в вечернем небе яркий след и вспыхнув посадочными двигателями напоследок, корабль врезался в землю и, отскочив от неё, рухнул на твердь снова, после чего покатился по склону холма и с размаха влетел в речку, моментально испарившуюся от жара обшивки, верхняя часть которой тот час же отлетела в сторону и, круша на своём пути ветки деревьев, застряла между стволами взрослых деревьев.
Из кабины, шатаясь, вывалился её единственный обитатель, сразу постаравшийся отползти подальше от места падения. Убедившись через некоторое время, что ничего не собирается рвануть прямо сейчас, он вернулся к кораблю и, проверив все системы, покачал головой. Кажется, на этой планете он застрял надолго.
>> №1153  
-Ну и куда ты дальше?
-Туда где во мне нуждаются!
-Хех. Ты не меняешься.
Они прощались на краю деревушки. Хорошо иногда заходить к старым знакомым.
-Ты же знаешь лучше всего у меня, получается, спасать чужие жизни!
-Учитывая, что свою ты трижды чуть не профукал… Ехх
-Ей я тебя-то спас! Да если б не я не бывать твоей уютной семейке!
-Это удручает еще больше... Ну, будешь еще в наших краях заходи.
-Уж зайду.
Посмеиваясь, Анед отправился в путь. Сколько он себя помнил, он вечно был в движении. А когда не был… Он не любил вспоминать то время. И не стоит этого делать, так он считал. Да дорога вот его дом.
-Как-то жалко это звучит.- Пробормотал он со вздохом
>> №1154  
>>1149
Ее история началась давным-давно – далеких пятьдесят лет назад, когда одному из славного, но презираемого миром рода некромантов пришло в голову превзойти всех Богов и возвысится над людьми в качестве Творца и Создателя, которому удалось создать человеческое существо из праха души, да магии. Однако так ли просто было воплотить такую откровенно безумную для тех времен и этого мира мысль в реальность? Вот уж что нет, то нет. Магическое знание неполно и не безгранично, а создание живого существа вне воли некроманта, совершенно идентичного человеку как телом, так и разумом требует куда большего, нежели простого заклятия на крови подле свежего, но мертвого тела. Технологии, сложнейшие запрещенные ритуалы, медицинское знание, изысканность вкуса опытного кукольника – все это потребовалось ради единой цели, результатом которой должны были стать известность и слава мастера своего дела, Человеческого Бога, коим планировал стать некромант.
Он был очень молод, ставя себе столь высокую цель, и возможно действовал откровенно сгоряча, однако природное упрямство, присущее большинству магов не позволило бы ему отступиться от клятвы, данной самому себе. Клятвы достичь успеха вопреки всему, показать миру, что некроманты представляют собой высший разряд магов, элиту среди элиты, ведь пробуждение мертвых – лишь первый, совсем маленький шажок на пути к искусству творца, которым одарен каждый из них. Он все решил для себя в тот самый день и по конец собственного века так и не нашел в себе сил признать собственный триумф и крах, которые предзнаменовало появление идеальной Куклы, созданной руками человека по собственному образу и подобию. Разве мог юный некромант знать, что в итоге ему и вправду суждено стать Богом в глазах человеческого существа? Он навсегда останется им в глазах того, что создал своими силами и усилиями долгих лет кропотливого, тяжелого труда. Как люди лелеют своих Богов, потомками которых считаю себя, так и Она будет лелеять их как тех, кто создал ее, наделил душой и телом, совершенно идентичными тем, какими обладали сами, но вне природы и ее законов.
Когда человеком движет фанатическая жажда успеха, неустанное предчувствие близкой развязки, время летит совершенно незаметно. За работой и учением дни крайне быстро переходят в недели, недели – в месяцы, в то время как месяцы постепенно перетекали в годы. Времена года за окном сменяли друг друга с такой баснословной скоростью в глазах некроманта, что не успевал он замечать приход весны, как начиналось лето. А он, он все так же обитал в старом особняке на жалком клочке мертвой земли, куда давным-давно согнали всю «гниль» человечества в виде низшей нечисти и некромантов, которые то и дело давали о себе знать и на благодатной территории людей, но были жестоко гонимы ими. Раз за разом Создатель проникал в недра всех наук, ища истоки появления существа человеческого, сделавшись для окружающих язычником уверовав в то, что человек зачинается природой, а не Богом. Неуловимая связывающая нить созидания то и дело ускользала, и засим он принимался за вещи куда более приземленные – изучение анатомии, медицины, даже рисование в попытке обнаружить тот самый идеал, к которому стремилось его юное сердце, ведь все в созданном существе должно быть идеально и никак иначе. Вместе с тем он активно экспериментировал над созданием кукол, которые доселе являлись основным источником его дохода, то и дело совершенствуя их благодаря магии, которая имела в себе отнюдь не законную подоплеку, о чем окружающим знать не следовало.
Он стал презираемым отшельником, безумцем, запершим себя в стенах собственной крепости в виде обветшалого особняка. Но разве могла такая глупость как общественное мнение изменить его намерение? Ничто было не в силах поколебать уверенность некроманта. Его куклы становились все совершенней, все искусней, но и они не шли в сравнение с тем, над чем так кропотливо и упорно работал маг, скрывая творение от глаз посторонних под землей.
Пятьдесят лет упорного труда не пошли даром и мечта того, кто положил к ее покровительнице всю свою жизнь, наконец, осуществилась. Не осталось ни единого недостатка, который не был бы замечен и исправлен им. Не было ни одного лишнего, угловатого изгиба, столь свойственного куклам. Ничто не было упущено или недоработано. Каждый изгиб – словно вылеплен из мрамора рукой самого умелого из скульпторов, каждая черта – словно нарисована на белоснежном полотне лучшим из художников, каждая деталь – словно создана матушкой-природой.
Больше не кукла. Но и не человек. В тот день, когда первая часть мучительных трудов его подошла к концу, он не почувствовал облегчения. Лишь волнение, предзнаменующее то, что самое сложное все еще впереди.
Она была идеальна, но совершенно пуста и это делало ее куклой. Не тем созданием, которое стало его мечтой и грезами каждой ночи, предметом его безумия. Потому он, Создатель, как нынче задумал себя величать некромант, рискнет всем трудом минувших пятидесяти лет ради одного – души, связь которой с телом даже после стольких лет размышлений и попыток построения теорий осталась секретом для разума. Однако вознамерившись превзойти Богов, он возжелал обмануть и природу. И это было в силах человеческих, в силах магии.
Древнее искусство некромантии помогло зародить искру души в совершенно пустом, но живом теле, поместив в нее чужеродную, но не связанную более с родным телом личность. Даровать души мертвым было многим проще, в то время как первые эксперименты некроманта над искусственно созданным живым телом не увенчались успехом – захваченная душа не желала привязываться к нему. Стоило лишь некроманту на самую малость ослабить бдительность – и вот, она уже вновь воспаряет к вечному потоку, отторгаемая чужой телесной оболочкой. Однако он был слишком искушен, слишком захвачен своим делом, обретя такую подвижность ума, что даже законы высших сил не моги стать препятствием цели. Тогда он вновь схватил душу, огромное пылающее пламя времен и личности, а затем попросту стер ее, потушил огонь прежней жизни, оставив маленькую искру. Она-то и вернулась в ранее отторгавшее ее тело, которое теперь приняло душу с куда большим благодушием и даже воздержало ее целые сутки. Дальше дело было за малым – коли приживаться не хочет, некромант применит свои родные чары.
Так появился амулет, который соприкасаясь с созданием и получая кровь Создателя или любого иного человека привязывал, заточал душу на целую неделю, а если подпитка будет проходить хоть раз в этот срок – и вовсе навечно. Так Она обрела жизнь, начавшуюся с белого листа памяти и черной комнаты подвала.
Триумф так и не настиг Создателя – едва он предъявил созданную им идеальную Куклу человечеству, как то отреклось от него, назвав еретиком и прислужником Дъявола. Даже нечистые отвернулись от своего брата, не желая признавать его творений, оставив его – гения и Творца, в абсолютном одиночестве, где были только его Мечта, его Труд и его Творение в прекрасном лице одной лишь девушки, которая стала совсем словно живая с появлением души. Однако ее ничего не трогало, ничего не расстраивало и не радовало, даже проблеска чувств не появлялось на красивом лице, выражение на котором извечно оставалось именно таким, каким и было создано – спокойным и умиротворенным.
Она не имела имени и звалась просто «Ты» или «Кукла», не умея обижаться или грустить, не имея представления об именах и их значениях. Она жила ради своего Создателя, ради того чтобы заботиться о нем и его старом, давно запущенном доме, быть прислугой и отрадой, но вместе с тем сильнейшим мучением собственного Творца, который утратил всякое желание жить, стоило лишь его мечте воплотиться в реальность, которая оказалась слишком сурова вопреки его идеализированным ожиданиям.
Старик, коим был некромант теперь, увядал с каждым днем на глазах у не понимающей ни жизни, ни смерти Куклы, которая знала лишь то, что он рассказывал ей – человек жив, покуда ест, пьет и спит. А так же то, что тихими ночами черпала понемногу из библиотеки Создателя, обученная чтению и письму и вопреки ожиданиям своего Творца вовсе не обделенная присущему человеку любопытству.
Однажды он ушел, чтобы не вернуться. Ушел в последний человеческий путь, туда, куда не смог подняться при жизни даже создав Ее. А Она и не поняла того, день за днем ожидая возвращения своего Создателя. Двадцать лет миновали для нее словно одно мгновение. Ожидая, она черпала знания, которые тогда еще была совсем не в силах понять, но могла запомнить в надежде на то, что рано или поздно жизнь покажет себя настоящую, даровав ей искру осознания всего, что окружало Ее.
Долгих двадцать лет потребовалось Кукле чтобы осознать, что Создатель не вернется. Тогда она поняла, что такое Смерть. Тогда же нужда в непогожий холодный день выгнала ее на улицу, в мир совершенно чужой и незнакомый, где всем нет до нее никакого дела. Она служила обитателям проклятых земель и за это время осознала куда больше, нежели за все минувшие двадцать лет, ощутив жизнь и ее тяготы на себе в полной мере. А затем переступила границу плодородных земель людских, где леса изобиловали лекарскими травами, из которых Она умела творить чудодейственные зелья, способные исцелять разную хворь.
Конечно, одинокая красавица, да еще и травница была настоящей находкой для обнаружившей ее инквизиции. Красота ее была слишком диковинно идеальна для человека, а зелья колебались над тонкой гранью меж ядом и лекарством, что с легкостью увязалось в итоге ее приговором – ведьма и еретичка, преданная каре Божьей.
Люди были жестоки к Ней, а Она не могла отказаться от них, молчаливо и спокойно принимая ужасный приговор, которому не суждено было воплотиться в жизнь благодаря случаю. Удача – нечто новое для нее, однако она точно существует. Само провидение способствовало их встрече, привело их друг к другу и указало путь к спасению, которое они даровали друг другу. Кельтер фон Кронен станет тем, кто спасет Ее от смерти, а Она – той, кто вырвет его из лап одиночества. Их встреча была отнюдь не предрасполагавшей к романтическим настроениям, полная крови и человеческой жестокости, что привела Ее на эшафот.
С появлением Кельтера Она обрела новую жизнь, новую цель и, впервые за время своего существования – имя. Отныне и навек ее имя - Кайра. Так он назвал ее, и имя это тут же стало самым огромным из сокровищ для чистой, все еще многого не знающей души. Самым огромным подарком, который когда-либо даровал ей человек, после собственной жизни. Тогда она и познала первое счастье, которого после было еще вдоволь, ведь прошло не так много времени и в душе зародило новое, огромное и не похожее на остальные чувство под названием любовь. Чувство, которое преобразило ее, даровало новый смысл в жизни в лице возлюбленного, зародило в ней желание стать подобной ему, подобной человеку, о чем раньше Кайра могла лишь мечтать. До того момента, пока Кельтер не показал ей, что это вполне возможно. Она уже человек – и снаружи, и внутри, оставалось лишь научиться им быть, освоить то, чего ей не открывали прежде – искусство эмоций.
Две недели они провели в теплом, уютном доме, которого доселе у нее никогда не было. Многое произошло в это время: были как спокойные, так и полные сражений дни, через которые они прошли вместе, в то время как любовь лишь крепла и росла по мере того, как двое все больше и больше узнавали друг о друге.
В какой-то момент оставаться в доме и дальше стало невозможным, но к тому времени они уже были готовы отправиться в путь, хоть с теплым кровом распрощаться было весьма непросто. В этот день, намеченный Кельтером после длительных трех суток тщательнейших приготовлений, девушка встала ни свет не заря, покидая теплую постель. Словно привидение Кайра бесшумно ступала длинными коридорами, заходя в каждую комнату за исключением тех, в которые вход ей был строго воспрещен самим хозяином дома. Она прощалась с этим помещением, но вовсе не покидала дом, отнюдь. Теперь ее дом был там, где есть Кельтер, будь это заснеженная равнина, густой лес, морские просторы или жаркая пустыня.
К моменту пробуждения мужчины Кайра собралась, аккуратно сложив склянки с зельями и свертки с травами в небольшой мешок, приготовив завтрак и еды в дорогу, а затем распрощалась и с по-прежнему строгими, но столь привычными платьями, которые сменила куда более практичная, хоть и не свойственная леди одежда, которая, тем не менее, все же являла собой пример удобной, но приятной на вид женской одежды, которая непривычно, но хорошо сидела на девушке.
Позавтракав в умиротворенном молчании они вновь проверили весь дом, молча прощаясь с каждой комнатой, а затем пошли к выходу, коим в этот раз стала вовсе не дверь, а начерченный белым мелом круг, в центр которого первой встала Кайра, укутанная в теплый плащ, с капюшоном, плотно скрывающим красивое лицо. Они собирались в Южные Земли, однако их знаменитый жар был весьма обманчив, сменяясь неестественным холодом в ночное время, когда они и планировали переместиться в округу одного из городов. Да и к тому же предосторожность не была излишней – где бы они ни были, один лишь взгляд любого человека в лицо Кайры может создать для них проблемы. Засим было решено сокрыть его капюшоном, создав легенду об уродстве девушки, из-за которого она вынуждена прятать лицо, лишь бы не привлекать внимания людей. На том и сошлись, после чего отправились в путь.
Вскоре Кельтер встал рядом с девушкой в центре круга, а затем – легкость и головокружение, в то время как перед глазами все стремительно поплыло, вынудив Кайру прикрыть глаза чтобы не утратить равновесия во время перемещения. Она держала мужчину за руку, словно опасаясь того, что что-то пойдет не так и они будут разделены.
И ее опасения, хоть и отчасти, все же оправдались. Благодаря своему нечеловеческому происхождению девушка пришла в себя после телепортации куда быстрее Кельтера, тут же осматривая местность, в которой они оказались. Стоило лишь ощутить холодный воздух на лице и взглянуть на покрытые пожелтевшей травой холмы, как из уст Кайры сорвался удивленный вздох, который тут же привлек внимание мага к тому, что же необычного углядела в окружающем девушка. Хоть мужчина и не мог видеть выражения лица своей спутницы, но сейчас на нем волей-неволей явно отразилось ее изумление от увиденного.
- Возможно, моя догадка не верна ввиду моего элементарного невежества, однако, право, мне кажется, что это далеко не Южные Земли, Кельтер. – без капли укора, просто констатируя факт в своей привычной манере выдала Кайра не без удивления, прозвучавшего в ее голосе. – Я знаю о них только из книг, но это, определенно, даже близко не Юг. Так где же мы? – спокойно поинтересовалась девушка, совершенно не подвергшись панике, чего и стоило ожидать от нее, истинного примера уравновешенности и сдержанности, который делал ее отнюдь не самой обычной девушкой. Кайра хоть и была взволнована тем, что они оказались не там, куда планировали попасть, но все же не торопилась и внимательно осматривала местность на предмет чего-либо знакомого, однако эти места казались слишком далекими от тех, где находился их дом, они даже ощущались как-то иначе.
>> №1155  
Гигантские окованные сталью каменные ворота медленно открылись, обнажая непроглядную темноту могильника. Петли древних врат, несмотря на жуткую влажность, не поддались ржавчине, и несмотря на то, что вход был действительно гигантским, открылись они сравнительно легко. У Зеда на мгновенье мелькнули мысли о гномской магии – уж очень такие вещи на нее похожи, но он их тут же отогнал. Стоило элементалю сделать шаг внутрь древнего склепа, как он почувствовал изменения. Несмотря на холод и ветер, беснующийся снаружи, в последнем пристанище было тепло и сухо. При этом тьма внутри древнего захоронения была необычной. Элементаль уже несколько раз сталкивался с этим ощущением. Оно всегда сопутствовало древним могилам. Места, в которых мёртвые находили последнее пристанище всегда окружались суевериями и, порой, мощной магией. Поэтому жуткая аура места пробирала любого, кто посмел его потревожить. Даже если он был не совсем человеком. Или совсем не человеком.

Второй шаг в чрево древней могилы быстро растворился в тишине, даже не оставив никакого эха. Непроглядная темнота мешала даже взгляду огненного элементаля. Зед ощутил, как неприятные лапы страха медленно подползают к его горлу. Бывший бард давно не чувствовал себя слепым, и это ощущение будило в нём воспоминания о собственном бессилии, когда он еще был человеком. Сделав еще пару шагов, элементаль чуть было не оступился и коротко вздохнул. Он на мгновение задумался, раздосадовано хмыкнул и поднял руку вверх. На кончиках пальцев барда заиграло легко пламя.

- На стенах были факелы, — вслух напомнил себе Зед. Несмотря на то, что слабое пламя на его пальцах больше напоминало искры, видел он гораздо лучше. Через секунду он разглядел и ряд факелов по обеим сторонам прохода. Пламя сорвалось с пальцев элементаля и исчезло внутри факела, для того чтобы разгореться через секунду. Следом за первым факелом вспыхнул второй, третий и коридор, уходящий во тьму через минуту было тускло освещен. Ряд огней уходил далеко в темноту, и Зед двинулся вслед за ним.

Чем дальше элементаль углублялся в темноту, тем сильнее он чувствовал давление темноты мертвецкого пристанища. Но через пару минут факелы разошлись в стороны, освещая большой зал, на другой стороне которого виднелся ряд дверей с табличками над ними. Одного взгляда хватило, чтобы понять – это были личные склепы тех, кто нашел здесь последнее пристанище. Единственное, что отделяло элементаля от комнат – огромный и почти пустой зал. Единственным его украшением была гигантская медная фигура, стоящая ровно в центре.

Беглого взгляда хватило, чтобы понять, что с фигурой явно что-то не так. Элементаль видел, как она неотрывно следит за каждым его шагом. Внутри статуи было что-то, что ждало, пока Зед пересечет какой-то барьер, чтобы… Скорее всего, попытаться убить его. Обычно так и поступали статуи в древних могильниках, если он могли двигаться. Бард криво усмехнулся и обнажил мечи. По лезвиям пробежали легкие искры, которые быстро завертелись и разгорелись в обжигающее воздух пламя. Элементаль встретился глазами с недвижными и мертвыми глазами статуи, после чего вошел в зал.

Громкий рёв в следующее мгновенье чуть было не оглушил его. Статуя, простоявшая на месте сотни лет и ждавшая только того, чтобы сорваться на незваного гостя, рванула с места, сопровождая свою атаку ликующим рёвом. Медный монстр, напоминавший смесь человека, волка и змеи одним прыжком достиг элементаля и его пасть сомкнулась там, где секунду назад была голова Зеда. Тварь ошарашенно замотала головой пытаясь понять, куда делся нарушитель. И тут же впервые в жизни магический монстр ощутил боль – два раскаленных клинка вошли в его металлический загривок как в масло. Медная химера вновь зарычала и рванула в сторону, пытаясь сбросить источник боли. Элементаль тут же вытащил мечи из твари и легко спрыгнул с нее, метнув в передние лапы болы. Монстр рухнул стреноженные, и Зед отсек твари одну из задних лап.

Бард легко выдохнул и направился к двери, над которой весела надпись с именем «Иквинтус». То, что он собирался сделать, нельзя было назвать мародерством. В конце концов, он просто хотел забрать то, что итак принадлежит ему.

Резкий удар в спину выбил элементаля из равновесия, и он рефлекторно рванул своей сущностью к ближайшему огню. Приземлившись рядом с погасшим факелом, он посмотрел туда, откуда пришелся удар. Медная тварь стояла и смотрела на него ненавидящим взглядом. Вместо четырех лап теперь у нее было восемь.

[1d100] : 80=80
>> №1156  
>>1150
[1d100] : 56=56
>> №1157  
>>1150
>>1156
По мере того, как маг продвигался из центральной части замка к выходу из него, весёлые голоса толпы титулованных пьяниц становились всё тише и тише. Во время празднеств в замке барона было сложно найти живую душу хоть где-то, кроме трапезной залы и прилегающих к ей помещений. Разве что многочисленная обслуга неслышно и незримо исполняла свою работу, и, тяжело вздыхая, готовилась после очередного баронского приёма выносить огромные мешки с отходами и упившихся вусмерть гостей, для которых не найдётся места в гостевых покоях. Сейчас маг шёл по одной из галерей, ведущих к внешней части замка. Говорили, их конструкция была такова, что в случае штурма крепости галереи можно было обрушить, не оставляя нападающим возможности пробраться в его центральную часть. Однако кто будет штурмовать резиденцию беспробудного пьяницы? "Наверное, если бы у кого-то была необходимость захватить это место, он бы скорее привёз сюда пару бочек коньяка, и барон сам бы сдал замок без боя." - подумал про себя Астер, усмехнувшись. На выходе из этой галереи ему следовало повернуть направо, пройти по коридору, ответвления которого вели в библиотеку и несколько гостевых комнат, спуститься вниз по лестнице и выйти в холл, после преодолев ворота. В коридоре висело множество неплохих картин, видимо, доставшихся барону по наследству, ибо сам он навряд ли мог быть ценителем высокого искусства. Узнав в одной из них работу известного художника прошлого, маг невольно присвистнул. Такую штуку можно было продать за несколько десятков золотых, но она до сих пор висела на стене коридора, по которому ходили раз в квартал. В то время, как маг смотрел на картину, пытаясь понять, а не реплика ли это, из дверей гостевой комнаты у него за спиной выскользнула молодая девушка в форме обслуги замка и с щёткой для пыли в руках. Увидев мага, она замерла в нерешительности. Возникшую неловкую тишину нарушил мерный и спокойный голос.
- Красивая картина, не правда ли? - сказал Астер, указывая на висящий на стене странноватый пейзаж.
- Д-да, господин. - согласилась она, едва скользнув взглядом по раме, и тут же устремив его вниз, на щётку, ворсинки которой девушка нервно перебирала пальцами.
- Художник Согрим ван Локк, Allegoria de Natura. Символическая вещь, в некотором смысле. И, что забавнее всего, оригинал. Никогда бы не подумал, что ваш барон ценитель высокого искусства.
Маг снова усмехнулся, сделав это почти одновременно с горничной.
- Это уж точно. Для барона есть только одно искусство - виноделие.
- Не следует путать искусство виноделия и стремление надраться всем, что попадётся под руку. Впрочем, под руку ему пока что попадаются неплохие запасы из погреба его предков.
Девушка немного смущённо подняла взгляд вверх от щётки, глянув в лицо человека, стоящего вполоборота к ней.
- Извините, господин, а кто вы? Вы непохожи на рыцарей и местных вельмож.
- Я здесь мимоходом, забегал по одному делу. Сам я занимаюсь магическим искусством. Моё имя Астер Йоннен. Официальной степени посвящения не имею, по гильдейской табели прохожу как маг вне классификации. Надеюсь, это достаточная информация о моей личности? - сказал он, глядя в удивлённые глаза девушки с полуулыбкой на его губах.
- Более чем... - растерянно сказала она, вернувшись к изучению щётки и тщательному перебору всех её ворсинок. Маг пристально смотрел на неё, всё так же улыбаясь.
- Меня зовут Сона Клен, господин. Работаю в замке у барона. Мать отправила меня сюда для того, чтобы наша семья могла хоть как-то обеспечивать своё существование.
- Вот как. И нравится тебе здесь работать?
Девушка энергично качнула головой в знак несогласия.
- Совсем нет. Гости барона зачастую очень неделикатны и грубы. Пока что мне удаётся избегать контакта с ними, но я боюсь, что в один день мне всё-таки придётся остаться с ними.
- А ты возьми картину да и уйди из замка.
Маг кивнул головой на висевший на стене пейзаж.
- Продашь ценителю, вещь уйдёт в достойные руки коллекционера. А вы сможете безбедно жить хоть до конца жизни. В принципе, я даже знаю человека, который был бы заинтересован этой вещью, и могу дать его адрес. И, если надо, денег, чтобы ты могла добраться до столицы, где он живёт.
Порой Астеру были свойственны приступы альтруизма. И людям, оказавшимся рядом с ним в эти моменты, иногда доставалось многое. Девушка в сомнении качнула головой.
- Как я выйду из замка, господин? Меня не выпустит стража, тем более с этой картиной. Да и добраться одной до столицы - это не так уж просто и безопасно, даже с деньгами.
- Ну, выбраться из замка я тебе помогу. А вот что до дороги, то лучше бы тебе ехать одной. Конечно, мне с тобой по пути. Но я бы не советовал никому сопровождать меня в моих странствиях.
- Почему?
- Инквизиция. Я предан анафеме церквями всех сорока семи областей королевства.
Глаза девушки расширились ещё сильнее.
- За что? Такой ненависти со стороны церкви можно было добиться разве что сжиганием реликвий.
- Фактически, я и сжёг их реликвии. В фигуральном смысле. Я отрёкся от церкви и их Бога, пройдя особую процедуру, запрещённую советом кардиналов, и объявил о своей вере в истинного бога. Первосоздателя. Я знаю точно, что все те боги, которые есть сейчас - не что иное, как великие магические сущности, поддерживаемые верой, и не более того. В них есть осколки первичного творения, но нет силы изначального созидания.
Сейчас глаза девушки, наверное, не удалось бы закрыть и парой чайных блюдец, приложенных к ним. Она смотрела на мага взглядом, в котором выражалось так много вопросов, что их нельзя было бы выложить за день непрерывной речи.
- Ну так что? Примешь помощь еретика? - усмехнулся Астер, глядя на ошарашенную горничную.
Минута молчания. Две. Три. Девушка неуверенно кивнула головой. Маг аккуратно снял раму с картиной со стены, и махнул рукой. Короткое дуновение холодного ветра, и картина исчезла.
- А теперь дай руку мне.
Девушка протянула ему тонкую руку, которую он аккуратно взял левой рукой, правой достав из плаща фиолетовое перо. Точным движением Астер начертил сложный символ, начавшийся на его руке и закончившийся на руке Соны.
- Теперь просто иди со мной. И ни в коем случае не отпускай руку.
Маг пошёл вперёд. Девушка последовала за ним. Они прошли по лестнице и вышли в холл, где стояла пара скучающих стражников.
- Доброго вечера, ваша магичность! - гаркнули они, не замечая девушку рядом с ним. - Уже покидаете замок?
- Да. Я получил от вашего господина всё, что мне было нужно. Откройте двери и ворота.
Стражи тут же побежали исполнять распоряжение Астера. Через пятнадцать минут маг уже сидел в карете рядом с девушкой, которая, казалось, всё ещё не совсем верила в реальность происходящего.
- Можешь отпустить руку. Отвод глаз больше не нужен.
Бывшая горничная барона Кэнона послушно разжала пальцы, оставив на руке мага пять глубоких красных следов, из пары которых текла кровь. Она смущённо опустила голову.
- И-извините...
- Ничего. В моей жизни было намного больше гораздо более неприятных вещей.
- Куда мы едем, господин? - спросила она, не отрываясь от лакированных досок скамьи.
- В Наргат, портовый город. Там тебе нужно будет сесть на корабль, идущий прямым курсом до столицы. Они ходят почти каждый день. И можешь прекратить величать меня господином. Я же тебе не герцог какой-нибудь, в самом деле.
Девушка вновь нерешительно качнула головой.
- Я никуда не поеду одна... Астер. Без вас я навряд ли доберусь до места назначения.
Маг невольно вздохнул. Чего-то подобного он и ожидал. Ему придётся брать на себя ответственность за чужую жизнь. Это значило необходимость отложить в долгий ящик дела, сопряжённые с определённым риском. "Ну что ж. В целом, ты догадывался, на что идёшь."
- Хорошо, Сона. Можешь остаться со мной. Мы прибудем в столицу вместе.
Казалось, девушка только и ждала этого ответа. Тихо выдохнув, она села поудобнее, опустив голову на плечо мага. Астер глянул на девушку, спокойно прикрывшую глаза. Её чёрные волосы разметались по серому плащу. Глянув в окно, он углядел в тёмном небе далёкую звезду на горизонте зашедшего солнца. Мерное тёплое дыхание успокаивало его.
"Ладно. В конце концов, в своей жизни я не думал ни о ком, кроме себя. Как можно стать великим магом, если ты даже не имел опыта отвечать за других? Ведь твоё могущество будет обязывать тебя к этому постоянно."
>> №1158  
>>1154
Он глубоко вздохнул и, собираясь с мыслями, в очередной раз перебрал в уме все варианты, но ничего путного придумать не мог. Была ли это его ошибка, или кто-то вмешался извне? Непонятно. В любом случае, сейчас они здесь. Осталось только определить, где это “здесь”. Магией он решил пока не пользоваться, вместо этого взглянул на чистое ночное небо. Звезды, эти загадочные помощники навигаторов и путешественников, с холодным любопытством взирали на мага и его спутницу. Кельтер же, как ни старался, не мог найти на небе ни одного знакомого созвездия. Он был в разных частях мира и примерно знал общий вид неба в той или иной точке. Но эти звезды были чужими, совсем незнакомыми. Вдалеке, прочертив красивую дугу, упала звезда. Только вот звезды не падают с глухим, надрывным рокотом. Может, проявление какого-то редкого атмосферного явления или применение магии? Кто знает.

Что же это было за место? Усталый разум не сразу подобрал правдоподобное предположение — это была не просто другая страна, это был другой мир. Приехали, невесело подумал маг, но и тут есть плюс — ищейки Святого Престола его точно потеряют, в этом никаких сомнений быть не может. Выслушав замечание девушки, мужчина медленно кивнул ей.

- Ты совершенно права, Кайра, это не Юг. И, даже больше скажу — похоже, это другой мир. Но, вполне цивилизованный и не очень отличающийся от нашего.

Маг сделал неопределенный жест в сторону виднеющегося вдали города за массивной крепостной стеной. С такого расстояния он не мог рассмотреть архитектуру во всех подробностях, но раз есть город, значит построили его разумные существа. Возможно даже люди — в древних трактатах о магии были целые главы, посвященные иным мирам и их обитателям. Ученые мужи порой рисовали весьма причудливых существ, но были едины в одном мнении — разумная жизнь должна быть гуманоидного типа.

- Точнее пока сказать не могу, ведь я и сам не знаю. Но, нам следует наведаться в город и разузнать, что к чему.

Кельтер вытащил из ножен меч, на всякий случай попробовал лезвие на остроту и вложил клинок обратно. Оружие осталось при нем, и это радовало. Подчас неудачное заклинание телепортации может лишить незадачливого колдуна оружия или вовсе оставить голым. Тот сверток с другим, зачарованными клинком, Кельтер пока что не трогал. Главное, что он по-прежнему ощущался в походной сумке, а детальный осмотр устроим после. Запахнувшись в свой плащ, маг деликатно взял Кайру под руку и вдвоем они направились по направлению к городу, до которого, на глаз, было не больше пяти километров.
>> №1159  
>>1158
Вся открывшаяся местность казалась визуально достаточно знакомой, но что-то подсказывало Кайре изнутри, что все здесь – совершенно неправильно и чуждо, словно в мыслях возникала некий явственный диссонанс ощущений и зрительного восприятия. Однако все вокруг было в точности присуще какому-то месту их мира и сомнений в этом быть не могло. Пока, по крайней мере. Все ощущалось каким-то чужим и это волновало Кайру, хотя по неопытности и неискушенности в странствиях она бы скорее сочла это чувство нормальным. Возможно, так и бывает, когда внезапно оказываешься в совершенно иных Землях, где все ново и необычно. В то время как девушка пыталась обнаружить хоть что-то знакомое на земле, Кельтер предпочел ориентироваться по небесным светилам, о которых она знала не так уж и много.
Однако, даже от взгляда Кайры не укрылось нечто, на миг мелькнувшее на небосводе ровной вспышкой. Так бывает, когда падают звезды – вспомнилось девушке, хотя ей вовсе не казалось, что падающие звезды выглядят именно так. Уж больно странно было все происходящее, отчего Кайре не хотелось делать каких-либо поспешных выводов относительно того, что она видела. Отчасти потому что возникшее в глубине сознания предположение казалось слишком безумным, отчасти – потому что не была до конца уверена, что можно верить собственным глазам и доверять собственным чувствам, которые в данный момент была не в силах понять.
«Звезда», упав, стала причиной оглушающего рокота и грохота, что заставило девушку слегка вздрогнуть, повернув голову на звук и пытаясь во тьме неустанно надвигающейся ночи разглядеть то, что поначалу восприняла как падающую звезду, хотя отсюда это, определенно, было совершенно неосуществимо.
Кайра сделала несколько шагов в сторону, пока маг осматривал небеса в поисках хоть одного созвездия, которое могло бы подсказать, в какой части света они находятся теперь. Все выглядело так же, как и должно – пожухлая трава ни капли не отличалась от тех мест, откуда они прибыли сюда, но странное ощущение чего-то чужеродного не покидало девушку и она понемногу обошла вокруг мужчины, не отходя от него далее чем на три шага вперед, а затем остановилась на том же месте, остановленная заявлением Кельтера о том, что они не просто попали «не на Юг», а в совершенно другой мир. Кажется, такое заявление было излишне непонятным для Кайры, у которой хоть и были определенные ассоциации с этим понятием, но реальность слишком выбивала из колеи.
Девушка молчала минуту, так и застыв на месте, а затем повернула сокрытую капюшоном голову в сторону возлюбленного, в привычном донельзя жесте вопросительно склонив ее слегка набок.
- Другой... мир? Это не слишком понятно мне. Он находится рядом с нашим, так что достаточно нескольких секунд перемещения чтобы попасть сюда? И где же, тогда, он находится? – поинтересовалась Кайра, руководствуясь вполне элементарными соображениями, которые пришли бы в голову, вероятно, только такому существу как она – если где-то так близко был другой мир – разве его нельзя было бы увидеть из их собственного? Если он – точно такая же громадина, разве мог он оставаться незамеченным, в то время как во всех научных фолиантах о таком понятии как «иные миры» упоминается только вскользь, так как доказать теорию их существования человечество не взялось. Но почему так, если другой мир – так близко? Или же причины их перемещения сюда куда более запутаны?
- А, понимаю... – внезапно с легкой задумчивостью в голосе выдала девушка, избавив барона от надобности отвечать на такие сложные вопросы – Это, пожалуй, вопросы, на которых нет ответа. – заключила в итоге Кайра, придя к весьма верному выводу о том, что даже попав сюда они не могли знать, где же именно находится это «сюда» в масштабах мира.
Тем временем Кельтер обнаружил на горизонте нечто похожее на крепостную стену. Подобную тем, какие весьма привычно видеть и в их родном мире, стоит заметить, хотя издали не разглядеть всех деталей и ориентироваться приходилось только лишь на силуэт стен. Мужчина проверил свой меч, а затем взял девушку по руку, направившись прямиком в сторону укреплений, за которыми, возможно, скрывался город.
- Ты уверен, что нам стоит проследовать туда, Кельтер? – поинтересовалась Кайра, которая хоть и не слишком понимала, что происходит, все же осознавала, что иной мир вполне может обозначать и иную культуру. Возможно даже не похожую на человека и недружелюбно расположенную в отношении всяких чужаков, что делало этот поход заведомо опасным, хотя альтернативы у них и не было, так что девушка без возражений следовала за магом. Либо крепостные стены, либо холод полумертвой пустоши, по которой во всю разгуливал северный ветер, а из двух зол по старой доброй традиции стоит избирать меньшее, что они и сделали, решившись на риск.
>> №1160  
>>1159
Они оказались в непростом положении, но Кельтер оставался спокоен. Кто бы ни вмешался в ход его заклинания телепортации, он явно не хотел его убивать – в противном случае он бы сейчас здесь не стоял. Но и возможность своей собственной ошибки исключать не стоило — в конце концов все ошибаются.

- Да, уверен. По ночам в здешних землях может быть опасно — не от волков же они такую стену построили, в самом деле.

Кельтер с Кайрой продолжили путь в городу, через некоторое время выходя на добротную мощенную дорогу. Это было хорошим знаком — местность явно была ухоженная и обжитая, ведь за трактом ухаживали. Вокруг не было никаких признаков войны, чумы, других бедствий, а уже не так далеко виднелся широкий вход в город, возле которого стояла стража — четверо опирающихся на алебарды мужчин крепкого телосложения в хороших доспехах занимали положенные им места. Конечно, для охраны входа такой горстки солдат было смехотворно мало. Сам собой напрашивался вывод, что окрестности просматривают дозорные, возможно даже маги. А охрана скорее просто формальность.

Охрана лениво посмотрела на двух путников, но пропустила безо всяких вопросов, что немного озадачило мага. Будь неподалеку сторожевые чародеи, они бы непременно задержали его — ведь с собой Кельтер вез тот черный меч, древний и чрезвычайно опасный артефакт. Или же маги попросту не почуяли его силы? Как бы то ни было, а сейчас они в городе, который ничем особым не выделялся, кроме размеров — он был весьма и весьма велик. Архитектура не очень-то отличалась от виденной им ранее, разве что была более изящной, тонкой. Жили тут, судя по редким прохожим, обычные люди, что заметно приободрило порядком уставшего мага. Куда бы их не занесло, а на первый взгляд этот мир не казался чем-то уж слишком чужим. Похоже, что им повезло.

- Сейчас мы найдем какую-нибудь таверну, отдохнем и заночуем там, а поутру я попробую разузнать, где же мы оказались и что это за место. Хоть и появились мы не на Юге, но твоя легенда с лицом остается в силе, Кайра — ни к чему привлекать лишнее внимание.

Он нежно прижал девушку к себе и улыбнулся. В голосе мага явно слышалось сожаление, что ей до поры придется скрывать свое лицо, но так было проще. Сейчас излишнее внимание к ним совершенно ни к чему, а восхитительная красота Кайры бы определенно приковала к ней все внимание местных.
>> №1161  
>>1160
Первое же в жизни Кайры магическое перемещение оказалось... куда более познавательным, нежели ожидалось. Девушка была не столько напугана, сколько взволнована неожиданностью их внезапного проникновения в чужой мир и заинтересована узнать, куда же их все-таки занесло. Теперь причины ее внезапного чувства отторжения, казалось бы хорошо знакомой местности, стали вполне очевидны – здесь и не было ничего знакомого. Даже если взор можно было спутать и обмануть, что-то внутри определенно видело разницу, даже несмотря на то, насколько мизерной она представлялась самой Кайре.

Вопрос теперь был совершенно в другом – куда именно они попали и как именно это случилось? Неужели заклинание Кельтера дало сбой или маг упустил что-нибудь? Конечно, Кайра никак не могла упрекнуть возлюбленного и обвинить его в случившемся – ведь разве он виновен в том, что все так обернулось? К тому же все не так уж и плохо, как могло бы быть, а они не были разделены и по-прежнему вместе. Большего ей и не нужно было, а уж с остальным они вместе сумеют разобраться. Кайра чувствовала легкую слабость, очевидно как-то связанную с этой переменой миров или же с самим перемещением, однако она была столь незначительна, что девушка не стала тревожить этим мага, списав все на непривычность ощущений.

- Возможно, здесь тоже идет война? – предположила Кайра, однако предположение это было вовсе не утешительным – лучше бы стена была от всякой дичи, нежели от существ разумных, которые порой могли бы причинить куда больше вреда в одиночку, чем целая стая голодных волков. Кайре казалось, что такие вещи не меняются вне зависимости от мира.

Девушка спокойно шагала рядом с возлюбленным, без особого труда поспевая за его достаточно быстрым темпом ходьбы и не жалуясь на усталость или слабость. Этого и стоило ожидать от куда более выносливой нежели человеческие девушки Кайры, которая преодолевала такие расстояния да с такой скоростью без какого-либо труда и даже не чувствуя тени усталости после пути. В этом, вероятно, преимущество бытия куклы – капля крови Кельтера и она не обременит его в пути, а возможно даже и поможет, имея возможность не смыкать глаз ночью без вреда для себя.
Вскоре пустошь сменилась вполне приемлемой дорогой и они преодолели остаток пути достаточно быстро. Стены, окружавшие город по всему периметру по мере приближения становились все более высокими и массивными, а вскоре их можно было рассмотреть без труда, оказавшись перед главной аркой входа, к которой вела дорога и которую хранила лишь парочка полусонных стражников. Крепление выглядело величественно, однако... как ни погляди – стена стеной, ничего отличимого от тех, какие строили в их родном мире для защиты больших городов. Это неплохой знак, ровно как и то, что стражники – привычные их восприятию люди, а город за стеной выглядел так же, как мог выглядеть любой привычный город, разве что архитектура отличалась особым изяществом и утонченностью форм, если присмотреться.

Охрана не обратила на двух путников ни малейшего внимания, спокойно пропустив их в город, что само по себе странно. Однако войны здесь, похоже, нет, раз уж охрана столь слаба и распущена. Едва ступив за стены внутрь города, Кайра стала осматриваться, отмечая про себя, насколько схоже все с привычными для них городами и в то же время насколько увиденное отличается от этого «привычного», что само по себе казалось чувством весьма непонятным, так как неясным оставалось то, что конкретно похоже, а что – нет. И все же нельзя было сказать, что ощущения были неприятными – вокруг были привычные люди, никто не пытался атаковать их и даже не обращал на странников внимания, а сам мир легко ассоциировался с их собственным, так что в целом чувствовалось спокойно. Исключая тот факт, конечно, что оба они без понятия, где оказались.

- Хорошо. – уже куда более живо согласилась со словами Кельтера девушка, подбодренная его присутствием и улыбкой – Скрывать лицо - это совсем не сложно, правда. Меня вполне устраивает, если никто кроме тебя не будет видеть его – я не хочу доставить нам проблем своим видом. – заверила Кайра, прильнув к возлюбленному и ласково погладив его ладонь, словно в успокаивающем жесте.
>> №1162  
>>1161
- Умница, Кайра. Но, в случае чего я сумею тебя защитить. Даже не сомневайся.

Фразу эту Кельтер произнес спокойно, негромко, но очень твердо. Он и вправду сумеет, в этом он не сомневался. Поискав, они вскоре нашли вполне приличную таверну с фигурной вывеской в виде кабана и кружки пива перед ним. Называлась таверна “Пьяный вепрь” и, хотя некоторые буквы имели непривычную форму, все же были хорошо узнаваемыми. Пока что им везет и язык в этой местности не должен быть незнакомым, раз уж он сумел прочитать надпись — с устной речью, стало быть, тоже не должно возникнуть проблем.

Войдя в слабо освещенную таверну, маг уверенным шагом направился к стойке, где находился хозяин этого заведения, судя по его манере держать себя. Хозяин внушительным одноглазым орком с гладко выбритой головой и довольно добродушной физиономией, даром что выпирающие из нижней челюсти клыки были весьма и весьма угрожающего вида. Переговорив с ним и представив Кайру и себя как путешественников из далекой страны, Кельтер поинтересовался насчет ночлега. К его облегчению, орк его прекрасно понял, равно как и Кельтер — его ответ. Речь была в целом понятна, только некоторые гласные хозяин таверны почему-то тянул. Может, такая манера речи, а может тут так принято. Врученные пять серебряных монет — плата за комнату — орк с нескрываемым удивлением осмотрел и даже попробовал на зуб, но деньги взял, затем вручил потертый медный ключ от комнаты.

Проведя Кайру в комнату и заперев дверь на ключ, маг стянул с себя плащ, затем, чуть поколебавшись, снял и тонкие кожаные перчатки. Кисти рук, как и прежде, покрывала густая вязь черных рун. Неизвестно, куда маг попал вместе со своей любимой, но одно уже можно было сказать точно — проклятие он унес с собой даже в этот далекий и чужой мир. Кельтер горько усмехнулся. Наивно, очень наивно было бы ожидать чего-то иного. Он по-прежнему проклят и его сила — с ним. Хорошо хоть, что руны были на прежнем месте — значит, он ее по-прежнему может контролировать. Раздевшись уже до пояса, маг подготовил постель, заодно внимательно оглядев ее на предмет клопов и прочей нечисти. Но, ничего такого он не обнаружил, а постельные принадлежности хоть и были явно не новыми, но чистыми и даже приятно пахнущими.
>> №1163  
>>1162
- Я и не сомневаюсь в этом, Кельтер. – ответила девушка, на лице которой явно появилась улыбка, хоть мужчина не мог видеть ее из-за тени, падающей на лицо Кайры, плотно прикрытое капюшоном от посторонних глаз. Возможно, в этом мире не было инквизиции, однако где гарантия? В той же мере возможно пребывание в этом мире работорговцев, которые тоже могут доставить немало проблем едва завидев лицо Кайры. Или же каких-то верований, которые под канон которых не попадет девушка со своей необычайной красотой. Осторожность точно не будет излишней, хотя бы до тех пор пока они не выведают где оказались и каковы здешние порядки – до того Кайра просто не могла подвергать их обоих такой опасности, тем более что не испытывала ни малейшей потребности в привлечении всеобщего внимания или комплиментах в отношении собственной красоты.

Ночь стремительно опускалась на город и прохожие становились все более и более редкостным явлением, в то время как окружные таверны были переполнены людьми, которые пили и веселились в точности как в их родном мире. Обнаружить среди таких «веселых» заведений более-менее годное для ночлега, да еще и тихое оказалось задачей непростой и им довелось не мало пройти вдоль городских улиц прежде чем фортуна все же повернулась к путникам лицом, позволив им в бесконечности лабиринтов городских улиц найти «Пьяного вепря», о чем явственно гласила вывеска заведения, прочесть которую не составило труда – очевидно, миры их действительно невероятно схожи между собой, так как некоторые буквы хоть и выглядели немного непривычно, но все же читались без каких-либо проблем.

Трактир выглядел весьма прилично по сравнению с виденными ими прежде, да и из-за приоткрытых дверей почти не доносилось шума, потому они тут же переступили порог теплого помещения в надежде найти для себя в этом месте временное пристанище. Хозяин трактира оказался созданием достаточно необычным и невиданным Кайрой прежде, но все же несмотря на клыки и угрожающий вид казался достаточно добродушным существом. Он не стал расспрашивать путников, да и как оказалось, в трактире имелась свободная комната, которую владелец любезно предоставил за несколько серебряных, приняв даже чужестранные монеты и предварительно опробовав их на зуб. Кажется, результат такой проверки удовлетворил орка и в итоге он все же выдал им небольшой медный ключ от одной из комнат.

Комнатушка оказалась небольшой и весьма скромно обставленной, но для Кайры это не имело ни малейшего значения – это помещение обещало хоть немного покоя в совершенно новом месте посреди иного мира. Когда дверь была заперта за ними изнутри, девушка подошла к окну и взглянув на то, что было за ним, задернула занавески, после чего сняла свой темный плащ, из-под капюшона которого на волю тут же вырвалась роскошная светлая коса. От внимательной Кайры не ускользнуло то, как сняв перчатки, Кельтер осмотрел свои руки, по-прежнему покрытые рунами, что вызвало разочарование во взгляде возлюбленного. К сожалению, даже смена миров не помогла ему избавиться от проклятия, что заставило и саму девушку загрустить, так как кое-какая надежда на обратное все же теплилась в ее душе.

Пока мужчина осматривал постель на наличие какой-либо заразы, присущей многим трактирам и вездесущей в них, Кайра наполовину разделась, оставшись лишь в доходящей до середины бедра нижней рубашке, после чего девушка подняла на мужчину взгляд своих изумрудных глаз.

- Может, мне стоит не ложиться сегодня и посторожить? – спокойно поинтересовалась светловолосая, понимая, что невозможно было предсказать то, какие сюрпризы мог преподнести им этот мир.
>> №1164  
Медная химера, несмотря на восемь лап, не стала похожей на паука. Она выглядела всё также, как до этого, только теперь ее предплечья раздваивались, заканчиваясь двумя парами лап. По крайней мере, три из ее конечностей выглядели именно так. Задняя лапа, которую Зед отрубил почти у торса, раздвоилась у самого начала и выросла заново. Монстр покрутил головой и пристально уставился на барда. На этот раз он не стал бездумно бросаться в атаку, а медленно переступая по широкой дуге, не сокращая дистанции. Медные лапы легко пружинили, и тварь все меньше и меньше походила на статую. Сейчас она была больше похожа на дикого лесного зверя, которым, скорее всего и была до превращения в статую.
Зед знал о таких монстрах не понаслышке. Пару раз он сталкивался с монстрами и зверями, облаченными в металл. Первая встреча произошла еще в то время, как он был бесплотным духом, и она ему очень мало понравилась. Разум животного, затуманенный магией, извратился и стал похож на разорванную ткань – от прежнего сознания оставались только рефлексы и боевые навыки, а всё остальное замещалось приказами мага. Убить такую тварь было довольно неприятно в большинстве случаев – маги не только превращали ее плоть в металл, но и делали почти бессмертной.
Однако такую тварь было вполне реально – для того, чтобы металлический монстр мог жить и менять свою форму в его внутренности помещался виталапис – редкий кристалл, который крайне хорошо реагирует на магию жизни. Стоило разбить этот кристалл, и магия переставала действовать, превращая химеру в груду безжизненного металла. В большинстве случаев добраться до него было довольно просто – медных монстров редко делали большими, и их можно было разрубить парой ударов.
Но эта медная химера была действительно большой проблемой. Её тело было достаточно большим, чтобы Зед не смог добраться до кристалла за пару ударов. А учитывая восемь лап монстра рубить его безнаказанно может не получится. Другими словами, хранители могильника очень сильно постарались, чтобы никто не потревожил сон умерших. Видимо, мнение самих умерших, вернувшихся в этот мир и решивших забрать свои вещи, никого не интересовало. Впрочем, такое навряд ли было довольно частым событием.
Тварь, заметив, что Зед на секунду отвлекся, погрузившись в размышления, припала на задних лапах и рванула на своего врага. На этот раз атака не сопровождалась рёвом – монстр решил не играть в кошки мышки и одной атакой убить нарушителя. Громадные лапы с силой ударили по элементалю, впечатывая его в стену. Медная химера утробно зарычала и сомкнула пасть на голове врага. Гигантские клыки клацнули и в этот момент монстр понял, что его лапы упираются в стену, проходя сквозь тело элементаля. Да и зубы прошли сквозь голову, которая слабо мерцала огнем. Тварь отступила и недоуменно уставилась на огненную фигуру, выглядящую точь-в-точь как Зед.
Сам же элементаль стоял в центре комнаты, прикрыв глаза и читая заклятье. К его счастью, горный холод и ветер, бушующий снаружи, не проникал в могильник, и его магия не подавлялась природой. Магические слова, которые Зед узнал более пяти сотен лет назад, свивались и медленно наполнялись силой. Пока химера пыталась понять, что произошло, факелы загорались всё ярче и ярче, а воздух становился всё горячее. Наконец монстр оглянулся и понял, что враг издевается над ним. Вместо того, чтобы честно сражаться, он стоял в центре и усмехался над химерой. Внутри древнего монстра, пробиваясь через магические оковы, вскипела ярость. Издав низкий утробный рык, химера рванула к фигуре, которую теперь она прекрасно видела – огни факелов вспыхнули настолько ярко, что зал был прекрасно освещен. Два прыжка – и элементаль бы расстался с жизнью. Но Зед открыл глаза и увидел перекошенную ненавистью морду твари.
Огни, освещавшие комнату, сорвались со своих мест и окружили монстра, когда тот в очередной раз настиг элементаля. Его лапы с силой обрушились на каменный пол, дробя древнюю плитку в мелкий порошок. Зверь взревел и оглянулся. Химеру опять одурачили. Опять этот мелкий нарушитель сумел обмануть ее. И в тот же момент монстр понял, что его больше не окружает круг из огней. Теперь вместо них вокруг него стояли ярко горящие фигуры нарушителя. Все они были безмолвны и просто смотрели на магического стража немигающим взглядом. Химере стало страшно.
Вернее, она подумала, что ей страшно. В тот же миг одна из огненных фигур исчезла с громким хлопком, и с той стороны, где стоял огненный призрак, пришла боль. В следующий миг вновь раздался громкий хлопок, и химера почувствовала резкую боль снова. Хлопок, удар, хлопок удар. Раскаленные клинки элементаля врезались в тело монстра и отрывали от него медные части каждую секунду. Тварь начала метаться из стороны в сторону, пытаясь поймать исчезающего элементаля, но в какую бы сторону она не прыгала, ее лапы сжимали только пустоту. Еще один громкий хлопок и тварь упала как подкошенная – очередным ударом Зед разрубил монстра на две части.
Медная химера издала злобный стон. Если отрастить лапу, превратив ее в две, было довольно просто, то отрастить половину тела она так просто не могла. Тем более, удар пришелся рядом с виталаписом, и теперь кристалл слегка выглядывал из упавшей на пол туши. Последняя огненная копия исчезла с хлопком и Зед появился на ее месте. Тварь, валяющаяся на земле, попыталась достать до элементаля, но тот просто сделал шаг в сторону и удар прошел мимо. Тварь прекрасно понимала, что ее ждет, и зарычала на барда, пытаясь отогнать его. Элементаль посмотрел в глаза монстра, и в его взгляде читалось сожаление. Раскаленный добела клинок вошел в кристалл, и монстр застыл навечно.
Элементалю было жалко монстра. Несмотря на то, что бой вышел далеко не самым легким, его соперник вызывал самое настоящее сожаление. Монстр не был виноват в том, что маги заключили его в эту оболочку и заставили сторожить древние могилы. Тем более, учитывая, что со своей задачей он не справился. Зед вздохнул и убрал мечи. Химеры химерами, но он пришел за тем, что по праву принадлежит ему, и вставать у него на пути не стоило никому – даже из самых лучших побуждений.
Комната с гробом его бывшего тела была не примечательна. Бард догадывался, что в других усыпальницах все могло быть совершенно иначе – ведь здесь находили последний приют создания, которых в свое время милостью одарил один из богов. Потому и стража была такой суровой. И учитывая, что она была жива и вполне цела, за прошедшие пять сотен лет никто не осмелился сюда проникнуть. Или банально не знал об этом месте – что гораздо вероятнее, так как даже самому элементалю пришлось хорошо постараться, чтобы найти его.
Гигантский каменный гроб был единственным, что находилось в полукруглой комнате, кроме пары факелов, слабо светящихся и дававших лишь скудное подобие света. Гигантская крышка злобно скрипнула, когда Зед навалился на нее и оттолкнул. То, что он увидел внутри гроба, заставило его слегка усмехнуться. Древний и почти истлевший скелет, его скелет, лежал в сгнившей простой одежде, и единственное, что отличало его от скелета любого бедняка – это две искусно сделанные скьявоны, которые он держал в своих мертвых руках. Клинки, сделанные из металла, дарованного богом Огня не тронуло время. Элементаль освободил их от слабой хватки скелета и взял в свои руки. По клинкам пробежало пламя, и они ярко вспыхнули. Мечи, благословленные божественной магией легко отозвались на огненную сущность создания, державшего их в своих руках. Дело было сделано, и Зед вернул крышку усыпальницы на место. К мертвым стоит оказывать почтение, даже если оно бессмысленно.
Осталось только самую малость – выбраться отсюда. Бард не стал долго тянуть, и идти из могильника своими ногами. Он быстро пересек главный зал, расположенный перед комнатами с гробами, коснулся первого факела в коридоре и исчез. В мгновения око все факелы в коридоре потухли, а Зед оказался у входа в гробницу. Он оттолкнул дверь и вышел наружу, в объятья холода и ледяного ветра.
[1d100] : 57=57
>> №1165  
>>1163
Услышав вопрос, Кельтер отрицательно и даже с каким-то возмущением помотал головой. Еще чего не хватало — он, значит, будет дрыхнуть, а бедная Кайра караулить? Нет, так не пойдет. Зная, что несмотря на кротость и спокойный характер его девушка бывает порой удивительно упряма, маг решительно возразил не допускающим никаких возражений тоном.

- Ни в коем случае. Тебе тоже необходимо отдохнуть, так что ты спишь со мной.

Двусмысленное выражение заставило мага широко улыбнуться, но поправлять себя он не стал. Впрочем, конкретно в этот раз его слова точно не несли эротического подтекста — сейчас не то время и не то состояние. Сложив свои нехитрые пожитки в видавший виды сундук у кровати, Кельтер заботливо уложил Кайру в кровать, и только потом лег сам. Пожелав доброй ночи, поцеловав любимую в губы и осторожно прижав к себе, мужчина вскоре крепко заснул.

Меч по старой привычке он положил рядом с кроватью так, чтобы в случае чего он мог с легкостью выхватить его. Не то, чтобы он ждал нападения здесь, но привычка есть привычка. Пару раз это спасало ему жизнь, а сейчас он в ответе еще и за свою прекрасную спутницу. На свои-то раны и многочисленные шрамы ему было плевать, но вот Кайра — дело совсем иное. Он просто не мог допустить, чтобы на ее безупречной коже появилась хоть одна отметина, шрам или пятно.

Хозяин таверны, тем временем, уже запер входную дверь и, взяв переносной светильник, оправился к себе. Его не особо-то заботила пара новых визитеров — мало ли какие путешественники бывают? Заплатили — и ладно, он не из любопытных. Деньги у них были, правда, нездешние, но он хорошо умел отличать подделанные монеты от настоящих. А еще опытный и видавший виды трактирщик знал, что надо поменьше лезть не в свое дело, целее будешь. Следуя этому принципу, он сколотил неплохое состояние и вовсе не собирался с ним расставаться из-за глупого риска. Так что ночь прошла спокойно, никто не пытался нарушить сон двух усталых путников.
>> №1166  
>>1165
Кайра вполне могла бы бодрствовать всю ночь без каких-либо проблем для себя, ведь сон для нее – весьма абстрактное понятие, она может обходиться и без него. Тем более учитывая тот факт, что Кельтер подпитывал ее своей кровью каждый день, что лишь способствовало ее активности и выносливости. Однако уже по тому как нахмурилось лицо мужчины девушка поняла, что ни о каком карауле и речи быть не может. Он прекрасно знал о том, насколько упрямой она может быть, приняв какое-то решение, но в то же время быстро научился противостоять ей ответным упрямством, если нужно подтверждая его действием. Так что слова мужчины лишь подтвердили тот факт, что он решительно против ее затеи, а судя по его тону становилось ясно и то, что спорить совершенно бесполезно.

- Как скажешь. – все же сдалась без боя девушка, на лице которой появилась легкая улыбка от осознания двусмысленности сказанного возлюбленным, хотя от него самого это тоже не укрылось. И все же Кайра поняла высказанное им правильно, чего и следовало наблюдать от такой наблюдательной девушки как она.

В скором времени светловолосая красавица уже удобно примостилась в кровати у стены, оставляя магу предостаточно места там, где ему удобнее всего было бы в случае чего встать или схватить меч – кто знает, какие сюрпризы может готовить незнакомый мир.

- Тебе следовало бы перекусить перед сном, искренне сожалею, что я совсем не подумала об этом. – искренне извинилась за свою рассеянность Кайра, когда маг уже лег рядом. Он, наверное, очень устал после перемещения и пути к городу, а еда лишь помогла бы Кельтеру поскорее восстановить силы. Однако теперь девушка могла полагаться лишь на свою способность не позабыть о сытном завтраке для возлюбленного.

Кайра ответила на пожелание доброй ночи, а затем и на легкий поцелуй, после чего прильнула поближе к мужчине и обняла его, прикрывая глаза и погружаясь в свое легкое подобие сна. Твердая постель трактира разительно отличалась от мягкой перины дома, отличались даже запахи, витавшие в комнате и ее общая прохлада, но это совсем не волновало девушку. Она не была требовательна в подобного рода вещах и не видела смысла жаловаться – лишь бы Кельтеру было удобно, а ей подобная обстановка более чем привычна.

«Сон» Кайры привычно длился всего несколько часов, однако даже проснувшись она не спешила покидать теплую постель, оставаясь на своем прежнем месте и понимая, что любая попытка выскользнуть из кровати может разбудить возлюбленного. За окном было все еще темно, и девушка тихо лежала рядом, охраняя сон мужчины с готовностью тут же оказаться рядом, если его вновь потревожит кошмар.
>> №1167  
>>1166
Вопреки обыкновению, проснулся Кельтер довольно-таки рано, но почувствовал себя совершенно свежим и отдохнувшим. Кайра, как он и думал, лежала рядом и лукаво смотрела на него — все-таки не ослушалась, и осталась отдыхать рядом с ним, не стала караулить в старом продавленном кресле у двери. Отдохнувший маг проворно оделся и решил проверить свои магические силы — вчера, после такого перехода, колдовать он не стал, памятуя о возможных последствиях. Но прежде всего следовало провести куда более важный ритуал.

- Доброе утро, Кайра. Спасибо, что не ослушалась меня в этот раз. А теперь давай-ка сюда свой амулет. Сейчас мы очень далеко от дома, а потому будет лучше, если “кормить” я тебя буду сразу же поутру, как только проснемся, а не за завтраком.

Уколов палец специальной иглой в зачарованном амулете девушки, Кельтер бережно закрыл его и вернул обратно. Помимо уровня своих магических сил заодно он решил проверить второй меч, который до поры находился в плотно завернутом свертке из особой ткани. Он ничего не знал об этом мире, о населявших его воинах и чародеях и, самое главное, не знал, на что он сам способен сейчас. Такое перемещение могло повлиять и на его магические силы, и на взятый им с собой артефакт. Ему было необходимо знать свой теперешний уровень сил и возможностей — без этого нельзя было идти в бой. Будучи опытным боевым магом, Кельтер хорошо усвоил, что в битве побеждает не самый сильный, а самый умный противник, так как всегда есть кто-то сильнее тебя.

Положив перед собой обнаженный обсидианового цвета клинок и сев в позу алмаза посреди комнаты на прохладный дощатый пол, маг глубоко вздохнул, сосредотачиваясь. Его глаза были плотно закрыты, на лице выражение предельной сосредоточенности, дыхание ровное и глубокое. Он знал, что в этом мире была магия, ощущал ее присутствие, но осталась ли магия в нем самом?

Проверка магических сил: [1d100] : 9=9

Проверка черного меча: [1d100] : 53=53
>> №1168  
>>1167
Прошло не так уж много времени после наступления рассвета как маг проснулся, вопреки своей обычной манеры, достаточно рано. Обычно Кельтер спал куда дольше, так что его теперешнее раннее пробуждение вызывало у Кайры весьма справедливые сомнения по поводу того, удалось ли ему отдохнуть в достаточной степени этой ночью. Едва почувствовав пробуждение возлюбленного, заключенная в его объятия Кайра тут же подняла голову, встречаясь с мужчиной взглядом и ласково улыбнувшись ему.

- Доброго утра. – пожелала в привычно формально, но тепло девушка, не успев еще освоиться с тем, как это – быть менее сдержанной и более открытой возле своего возлюбленного. Это было непростой задачей для куклы вроде нее, лишь недавно начавшей познавать искусство выражения собственных чувств и эмоций, но как было доказано самим магом – вполне выполнимой со временем.

Поприветствовав возлюбленного светловолосая выпустила его из своих объятий, после чего он тут же поднялся с кровати, принявшись одеваться и пожелав встающей вслед девушке доброго утра в ответ. Одевшись, маг попросил ее медальон, сообщив о том, что теперь прежде проходившая за завтраком процедура будет приводиться в действие сразу по пробуждении. Кайра не имела ничего против и тут же протянула мужчине золотой медальон, под крышкой которого скрывалась игла, уколов палец которой Кельтер обронил пару капель своей крови внутрь амулета, тем самым преисполнив девушку силами на весь день.

Завершив привычную процедуру «кормежки» Кайры мужчина достал обсидиановый клинок, после чего сел на полу, тут же сосредотачиваясь. Девушка не слишком понимала, что делает возлюбленный, но только склонила слегка голову, не став отвлекать его от его занятия, боясь сбить концентрацию мага. Вместо этого она достала из своего дорожного мешка заготовленную еще дома еду, расставив ее на небольшом столике у окна, возле которого стояло так же и два стула. Хоть этот мир и похож на их собственный – кухня вполне может отличаться, потому не стоило бы перенапрягать организм с самого утра, когда он наиболее уязвим. К тому же Кайра не готовила ничего из того, что могло бы быстро испортиться или требовать дополнительного разогрева, что значительно упрощало все. Кроме еды девушка взяла так же вино, что явно сделало ее мешок увесистым, хотя Кайра ни капли не жаловалась и не выглядела удрученной этим, а значит его вес вполне устраивал девушку.
>> №1169  
>>1152
Отдышавшись и придя наконец в себя, пилот космолёта разлёгся в кресле и стал размышлять, что же ему делать. Палец, несколько повозившись, отщёлкнул заглушку, и панель управления кораблём отъехала в сторону, уступая место клавиатуре. После пары нажатых клавиш красный свет интерфейса сменился на более привычный глазу синий.
Следующие несколько нажатий вновь вызвали мягкий женский голос, начавший оповещать о включении и отключении систем корабля, но пилот даже не обращал на него внимания, продолжая внимательно смотреть за показаниями приборов на экране. Спустя несколько минут напряжённого чтения пилот облегчённо вздохнул. Голос тут же выдал причины этого расслабления:
- Состав атмосферы безопасен для дыхания.
Здесь можно было выжить до подхода спасательной команды. Вопрос только в том, как скоро она появится, и будет ли своей.

Затушив тлеющие деревья, пилот дождался ночи и стал наблюдать за звёздами, помечая самые яркие из них с помощью палочки на речном песке, вновь мокром – речка снова текла, где и положено, обтекая лишь корпус корабля.
Через полчаса палочка полетела в сторону, а рисунок звёзд был затоптан. Пилот сел на упавший ствол дерева и, сняв дыхательную маску, вдохнул полной грудью, после чего злобно прокричал в ночную тьму:
- Ойкура! Иаперолэ!
Рисунок звёздного неба даже отдалённо не походил на тот, который должен был быть. Страшная мысль засела в голове пилота – мысль о том, что спасателей не будет. Бесполезно даже пытаться починить разбитый аварийный маяк – его сигнал всё равно не достигнет тех приборов, что способны его уловить. Пилот сел обратно в кабину корабля, всё ещё открытую после отстрела крышки кокпита. Взгляд его был устремлён в тёмное небо, щедро покрытое россыпью звёзд. Даже оно, холодное и почти пустое, было ближе и роднее для водителя космолёта, чем эта планета.

Глубокий вдох согнал все эмоции. Кисть сама собой сжалась в кулак – было глупо опускать руки и ждать смерти там, где можно жить.

капча
>> №1170  
>>1168
Магия перестала быть ему подвластна — только слабые отголоски и завихрения, но ничего более. Последствия перемещения? Возможно. Кельтер не стал падать духом — это было не в его правилах. И даже тот факт, что его меч стал обычным оружием, утратил свою истинную разрушительную силу, его не расстроил. Он предвидел что-то подобное, заодно это объясняло, почему их так легко пропустили в город. Два обычных путника, без отчетливых магических эманаций, которые обязательно излучают любые маги — что с них возьмешь? Но полностью отказываться от магии он не стал — надо будет попробовать еще раз, потом, когда он побольше разузнает об этом мире.

Открыв глаза и медленно вложив клинок обратно в ножны, а те, с свою очередь, аккуратно замотав в ткань, (пока что) воин не сдержал широкой улыбки, глядя на скромно, но аккуратно сервированный стол, на котором даже оказалось вино. Хорошая хозяйка всегда остается хозяйкой, в любой ситуации. Поблагодарив Кайру, он сел за стол и хорошенько перекусил, но вина выпил немного — не годится надираться с утра, да еще и в таком мире. Заметив вопросительный взгляд любимой, Кельтер слегка пожал плечами.

- Пока что я не могу пользоваться магией, Кайра. И, пока что не знаю причин. Но ты не беспокойся — со временем я это разузнаю. Владеть мечом я не разучился, да и та сила тоже при мне. Ты знаешь, о чем я.

Впрочем, сказал он себе, ей следует пользоваться в крайних случаях. Ведь каждый раз он рискует потерять контроль, превратиться в одного из Них. Такой риск должен быть взвешен и оправдан.
>> №1171  
>>1170
Кайра лишь самую малость «поколдовала» над столом и ветхая столешница на полусгнивших ножках благодаря белоснежному платку, заменившему скатерть, приняла вполне презентабельный вид. Даже здесь, в совершенно чужом мире и в трактире девушка по-прежнему обладала чудесной способностью преображать все вокруг до неузнаваемости, делая его куда более пригодным ко взгляду и к использованию в частности. Она была очень хозяйственна, и прекрасно справляясь со своей работой домоправительницы в доме возлюбленного, явно не собиралась оставлять все без своего внимания даже после того, как они покинули столь пригодное и теплое для обоих помещение, с которым связано так много счастливых воспоминаний о проведенном вместе времени.

Прошло лишь несколько минут и стол был накрыт – девушка захватила даже столовый прибор, но это все еж мало напоминало один из тех завтраков, которые Кайра с удовольствием готовила каждое утро дома, хотя бы ввиду отсутствия чего-либо еще. Однако всего, что припасла светловолосая красавица могло вполне хватить на первое время чтобы сытно поесть, тем более что ей того почти и не требовалось, из-за чего в этой ситуации Кайра уделила побольше внимания вкусам и аппетиту возлюбленного, оставив большую часть еды в его полное распоряжение. А сама ограничилась лишь небольшим количеством вина и хлебом, которых вполне хватило чтобы утолить чувство голода, в то время как голод реальный и способный причинить что-либо кроме простого дискомфорта ей совершенно был неведом.

Когда мужчина присел за стол после проведенных им манипуляций, Кайра пожелала магу приятного аппетита, приступив и к своей скромной трапезе, но все же вопросительно и с нескрываемым интересом поглядывая на возлюбленного, явно желая узнать, что же такое он делал. Девушке удалось добиться своего, и Кельтер вскоре заговорил, хотя новости были неутешительны – он не мог использовать магию. Это обеспокоило ее, но только потому, что в случае чего мужчине может грозить куда большая опасность, а он, вероятно заметив волнение в изумрудных глазах светловолосой четко дал понять, что остальные навыки вполне при нем, так что нет причин для тревоги.

- Я понимаю, все хорошо. Пожалуйста, будь осторожен с силой, Кельтер. – с привычным умиротворенным спокойствием отозвалась Кайра, но все же нежное поглаживание поверх ладони Кельтера явственно указало на то, что она совершенно успокоилась после его слов и целиком и полностью доверяла ему, несмотря ни на что. Возможно ли, что в этом мире просто нет магии? Ничего страшного, коль так. А если все же есть и несмотря на это мужчина не может использовать ее – они, вероятно, вполне смогут разобраться с этим в процессе познания этого совершенно чужого мира.

Кажется, девушка была уже не так сильно встревожена и из-за самого факта из перемещения в иной мир, и в целом чувствовала себя вполне спокойно, заглядывая то в окно, то переводя взгляд на возлюбленного и ласково улыбаясь ему.
>> №1172  
>>1171
- Я буду осторожен, Кайра. Не беспокойся.

Кельтер протянул руку и нежно погладил девушку по щеке. Он обязательно будет, в этом он был совершенно уверен. Раз с магией и артефактом он разобрался, то теперь следовало немного прогуляться по городу, посмотреть на этот мир в дневном свете и, если получится, найти городскую библиотеку — в развитых странах его родного мира такие присутствовали. Почему бы им не быть и здесь? Заодно познакомится с обычаями, верованиями, расами и законами. Книги были великим изобретением, и Кельтер очень хорошо знал их истинную цену, их значимость в культуре любого мира.

Подробно изложив свои соображения Кайре, он закончил нехитрую трапезу, повесил ножны с мечом на бок и надел плащ — тут было довольно прохладно, но до зимы еще было далеко — где-то с месяц. Небольшой, но весьма увесистый кошелек с золотыми монетами он запрятал поглубже под кожаную куртку, затем ненадолго задумался. Вероятно, пока что стоит немного пожить в этой таверне, пока он не подыщет постоянное жилье. Но может быть и так, что им снова придется отправиться в путь, так что бездумно разбрасываться деньгами не следует — основные запасы остались у него дома.

О том, что он может больше никогда не увидеть свой дом, Кельтер не грустил. Не беда, ведь с ним теперь Кайра — ну а остальное, как говорится, купим. Именно она представляла для него наивысшую ценность, и только она. Пожалуй, все же хорошо, что та проклятая сила его не покинула — она была опасна, это так, но вместе с тем давала ему возможность противостоять многим угрозам. В том, что они есть и в этом мире, мужчина даже не сомневался — было бы очень глупо и наивно думать обратное.
>> №1173  
>>1172
Девушка кивнула, полностью удовлетворенная после полученных заверений от мужчины в том, что он не станет пользоваться проклятой силой без особой на то надобности. Они не могли знать, что может последовать за этим и как поведет себя проклятие в новых условиях – возможно, сдерживать его здесь будет далеко не так просто. Кайра желала уберечь возлюбленного от любых проблем связанных с этим хотя бы до того как они разузнают побольше об этом мире. Да хоть бы что-нибудь вроде названия этого города и мира.

Трапеза продолжилась в тишине, которая совершенно не стесняла ни мужчину, ни светловолосую красавицу, которая в отличии от многих женщин была не слишком разговорчива в тех ситуациях, когда говорить не о чем, она не умела беседовать о всяких несущественных глупостях, не имеющих никакого отношения ни к чему особому, однако могла поддержать серьезный разговор по мере своих познаний, впоследствии частенько узнавая от возлюбленного что-то новое для себя. Кайра была очень хорошо осведомлена о многом, однако не многое понимала и не считала унижением собственного достоинства поинтересоваться у Кельтера, попросив его пояснить то или иное явление. Гордыня и Кайра – понятия явно не совместимые в принципе.

Когда с едой было покончено, девушка быстро убрала со стола, после чего узнала о намерении возлюбленного пройтись по городу и заглянуть в местную библиотеку, если таковая, конечно, имеется. Раз уж они выяснили, что речь и письмо этих мест им знакомы очень хорошо, то и чтение книг не станет проблемой. Главное не заплутать в лабиринтах улиц.

Кайра собралась достаточно быстро, полностью одевшись и надев плащ, мгновенно скрыв свое прекрасное лицо под капюшоном, так что непроницаемая тень от него не позволяла что-либо разглядеть и убедившись в том, что никто ничего не заметит ни под каким углом выразила готовность отправляться в путь прямо сейчас, если Кельтер чувствует себя достаточно хорошо отдохнувшим.
>> №1174  
>>1173
Спустившись вниз и уже панибратски поприветствовав хозяина таверны, Кельтер вручил ему еще десять серебряных монет, сославшись на то, что комната и таверна ему понравились, так что он со своей спутницей останется еще на пару дней. Взяв монеты, орк кивнул и заодно посоветовал сходить к одному знакомому меняле на торговой площади — не все в городе могли принять монеты Кельтера, так что следовало обзавестись деньгами местной чеканки.

Поблагодарив орка за дельный совет, Кельтер галантно взял Кайру под руку и первым делом направился именно к тому меняле. Им, как водится, оказался бородатый, но совершенно лысый гном в дорогом лиловом кафтане и массивной цепью из червонного золота на шее. Много денег Кельтер менять не стал — они с Кайрой выглядят как небогатые путешественники, и пусть так о них и думают. Теперь в отдельном кошеле весело позвякивали уже местные серебряные монеты, и можно было отправляться на поиски библиотеки.

Гном любезно подсказал дорогу, но им все равно пришлось изрядно поплутать, прежде чем наконец они вышли на небольшую площадь перед массивным трехэтажным зданием из белого камня с высоченными фигурными колоннами. Войдя внутрь, они почти сразу наткнулись на библиотекаря — немного нервного эльфа в строгой мантии и круглых очках на переносице. Заплатив положенную сумму, он прошел в читальный зал, где принялся внимательно изучать таблички на каждой из высоченных, до самого потолка, полках. Библиотека была очень богатой и наводила на определенные мысли — такие, как правило, размещаются в столицах.
>> №1175  
>>1174
Стоило лишь спуститься на первый этаж, как они тут же были встречены хозяином таверны. Орк тепло приветствовал своих постояльцев и несмотря на угрожающий внешний вид казался очень даже добродушным. Кроме того, хорош хозяин тот, который предпочитает не совать нос в дела своих постояльцев – внешний вид Кайры не вызвал со стороны владельца заведения ни малейших вопросов и в целом он относился к тому, что лицо спутницы Кельтера постоянно было сокрыто под капюшоном, более чем спокойно, что не могло не радовать.

Маг предоставил хозяину трактира еще несколько серебряных монет, заявив, что они останутся здесь еще на некоторое время, чему тот был вполне доволен и даже посоветовал им обратиться к местному меняле чтобы обменять свои деньги на местную валюту, которая была бы многим уместнее, если им придется расплачиваться в любом другом заведении. Конечно они подозревали, что если есть библиотека, то вход в нее вполне может оказаться платным, а уж там явно нет того, кто стал бы принимать неместную валюту, даже если она из чистейшего драгоценного металла.

Распрощавшись с орком, Кельтер вернулся к ждущей его у выхода девушке, взяв ее под руку и выходя на улицу, которая в дневное время выглядела куда более оживленной и людной, так что Кайра посильнее обхватила руку возлюбленного чтобы случайно не потеряться, что могло бы доставить немало проблем, так как город далеко не маленький и затеряться в огромном количестве улиц – проще простого. В их мире разных переулков и развилок явно было куда меньше даже в запутанных портовых городах.

Менялой, порекомендованным орком, был лысый, но бородатый гном, у которого Кельтер поменял не так уж и много денег чтобы не вызывать к себе лишнего внимания. Парочку серебряных со своей стороны поменяла и Кайра, получив взамен мешочек, наполненный монетами местной чеканки, одну из которых девушка внимательно рассмотрела, следуя рядом с магом вдоль великого множества улиц на пути к библиотеке, которая все же была в этом городе и дорогу столь любезно подсказал тот самый гном. Хотя это и не сильно упростило сам процесс поиска здания библиотеки, так как город оказался тем еще лабиринтом и им пришлось потратить немало времени, прежде чем путники вышли на небольшую площадь, в центре которой возвышалось трехэтажное здание библиотеки, о чем возвещала надпись над аркой главного входа, куда тут же и отправились мужчина с девушкой.

Библиотекарем оказался эльф – совершенно знакомое существо, которое в этом мире совершенно ничем не отличалось от устоявшегося представления об этих величественных и красивых созданиях. Вход и вправду оказался платным, но теперь это не могло стать проблемой, так что вскоре Кельтер и Кайра оказались в читальной зале, где остановились в поиске нужных книг.

Девушка немного повертела головой из стороны в сторону, осматривая близстоящие полки, а затем прошлась немного и, в итоге вернувшись, легко потянула возлюбленного за рукав, едва заметным жестом указав на полки чуть поодаль.

- Я нашла раздел с историей и географией. – сообщила Кайра.
>> №1176  
>>1175
Кельтер, бегло оглядев таблички, недовольно хмыкнул — серьезных книг о магии тут не водилось. Впрочем, это было логично, ведь магия — не игрушка, а мощный и очень опасный инструмент. Судя по корешкам книг, тут были только самые общие сведения, которые вряд ли могли помочь ему с познанием магии этого мира. Тем не менее, он прихватил два увесистых тома и, кивнув Кайре, пошел следом за ней.

Взяв еще два тома — по общей истории и географии, мужчина сел за один из небольших столиков, у которых стояло по два стула, и погрузился в чтение, решив начать с истории. Получалось так, что развитие миров в целом идет по одному курсу. Те же войны, те же проблемы, а разумных рас в этом мире значительно больше. В прошлом между ними были серьезные противоречия, но сейчас удалось достигнуть более-менее устойчивого мира. Таким образом, орки уживаются с эльфами, люди с гномами, а тролли — с полуросликами. Конечно, вспыхивают время от времени локальные войны, диктуемые порой вспышками расизма, но вот серьезных сражений уже давно не было.

Перевернув очередную страницу, маг нахмурился, его положительный настрой мгновенно улетучился. И было от чего — в этом мире тоже есть Инквизиция и, судя по кратким описаниям, она тоже свирепствует. Неужели миры Упорядоченного так похожи? Тот факт, что Инквизиция, равно как и Церковь, состоит исключительно из представителей людских рас, Кельтера уже не удивило — только люди могут придумать и воплотить в жизнь нечто омерзительное. Отложив томик с историей в сторону, мужчина тихо проговорил:

- Тут тоже есть Инквизиция, Кайра. И едва ли не сильнее, чем в нашем мире.

Говорил он спокойно, но в голосе все равно чувствовались нотки с трудом сдерживаемой ярости и разочарования. Он знал лучше многих, на какие мерзости способны святые отцы и каким влиянием они обладают при этом. Ну что же, предупрежден значит вооружен, сказал себе маг, мысленно пожимая плечами. По крайней мере они уже знают, что попали не в сказку.
>> №1177  
>>1176
Кайра не питала особых надежд на то, что мир этот окажется совершенно безоблачным и мирным – в конце концов не от зверья же они выстроили такую стену вокруг города! Да и в целом, чем больше она наблюдала этот город и происходящее в нем, Кайра начинала опасаться того, что он уж слишком похож на их собственный мир, а значит – здесь тоже можно ожидать чего угодно, хотя мысли о наихудшем варианте девушка как могла старалась отодвинуть на второй план.

В библиотеке было тихо и спокойно, она выглядела почти так же, как и любая другая из виденных ею ранее библиотек. Найденные фолианты о магии явно не слишком удовлетворяли Кельтера своим содержанием, однако он все же взял несколько книг, после чего все же проследовал за Кайрой к разделам с историей и географией этого мира, где книги были слишком высоко чтобы девушка могла их достать самостоятельно. Взяв нужную литературу, они устроились за одним из небольших столиков.
Кайра совершенно не мешала возлюбленному внимательно вчитываться в тексты книг, так как хорошо понимала, что прочитанное будет многим понятнее именно ему – сама она едва познала их родной мир и что уж там говорить о том, каково теперь светловолосой познавать совершенно иной!

Она по-прежнему не понимала многих вещей и потому лишь тихонько сидела подле мужчины, проявляя высший уровень терпения и способности сидеть на одном месте без каких-либо особых проблем. Кайра внимательно слушала то, что рассказывал ей возлюбленный на основе прочитанного и потому вскоре смогла придти к выводу, что миры их и взаправду очень похожи, что в один миг упростило понимание ею всей последующей информацией.

Весть о наличии в этом мире Инквизиции, возможно еще более суровой нежели в их собственном, ни капли не обрадовала ни девушку, ни мужчину, однако Кайра все же положила свою ладонь поверх руки мужчины в успокаивающем жесте.

- Я и не слишком надеялась на то, что в столь похожем на наш мире не будет чего-то подобного инквизиции. Мне жаль, что и здесь я могу доставить тебе проблем из-за своего внешнего вида. – сказала девушка, крайне огорченная тем, что даже оказавшись в другом мире они так и не обретут покоя от нападок инквизиции. Оставалось лишь надеяться на то, что их легенда про облик Кайры сослужит хорошую службу и выиграет им как можно больше времени покоя.
>> №1178  
>>1169
Включив системы защиты, пилот спрыгнул с корабля и, открыв грузовой отсек, достал золотистые с прожилками цвета окисленной бронзы наручи, тут же закрепив их на своих руках и подключив к скафандру. На плечи его легла накидка землистого цвета, а голову покрыл капюшон, полностью скрыв и так практически полностью закрытое шлемом лицо.
Немного углубившись в лес, пришелец схватился обеими руками за отстрелившуюся крышку кабины и, дёрнув её на себя, потащил к кораблю, оставляя на земле широкую, но неглубокую борозду. Установив с помощью самого корабля крышку на место, пилот замаскировал место падения в меру возможностей, после чего отправился в сторону отражающегося от облаков зарева города.

Уже после рассвета дойдя наконец до города, пришелец упёрся в большую крепостную стену. Разогнавшись и оттолкнувшись что есть сил от земли, он пробежался по оставшийся половине стены и оказался на той её стороне. Бегло осмотрев проулок, в котором пилот оказался, он осторожно поднялся на крышу одного из зданий. Выглядело всё весьма древним – на родной планете таких мест давно не осталось, очень давно. Над местом, куда сходилось большинство улиц, стоял галдёж, и пришелец решил отправиться именно туда, выбрав для этого самый удобный для себя путь – по крышам домов.

По пути он слышал разговоры на незнакомом языке, видел вывески с незнакомыми символами. Тем сильнее крепились нехорошие мысли о том, что он больше не увидит ни один из знакомых миров.
>> №1179  
>>1177
>>1178
Оглянувшись, чтобы убедиться, что они в этом зале одни, маг крепко прижал девушку к себе и, ловко нырнув головой под капюшон, нежно поцеловал Кайру в губы. Поцелуй был недолгим, но страстным и любящим — долго целоваться они не могли, так как в библиотеке вести себя подобным образом было мягко говоря неприлично, да и тут же бы разрушило легенду. Потом он аккуратно поправил капюшон, надвигая его обратно на лицо любимой.

- Я же говорил тебе уже, чтобы ты не волновалась из-за таких мелочей.

Кельтер ничего толком не узнал из книг о магии, да и это было неудивительно — в мире, где свирепствует Инквизиция, знания о волшебстве никто не выложит для всеобщего пользования. В книгах была описана сама суть магии, ее истоки и применение, но ничего больше — в противном случае библиотеку бы сожгли. Причем вместе со всеми, кто оказался бы внутри. И все же они почерпнули много полезного об этом мире и его порядках. Было ясно, что нужно найти местного мага, дабы разобраться в своих силах, но сделать это будет не так-то просто. Но, это и будет их следующей целью.

Купив в находящейся внутри здания книжной лавке путеводитель, географическую энциклопедию и краткий исторический справочник, Кельтер вместе с Кайрой покинули библиотеку. Он не стал расспрашивать того эльфа насчет книг о колдовстве или зельях, так как это могло бы вызвать вполне естественные подозрения. А так они обычные путники из далеких земель, и точка. Выйдя из библиотеки, маг задумчиво поправил очки. Было такое чувство, что за ним кто-то наблюдал. Внимательно, с любопытством, словно изучая. Он нарочито рассеянно огляделся по сторонам, пытаясь понять, кого же это он так заинтересовал.

Проверка на внимательность: [1d100] : 34=34
>> №1180  
>>1179
Кайру явно взволновало подтверждение собственных догадок о существовании в этом мире церковной организации по типу инквизиции. Переживания девушки касались не столько ее самой, сколько проблем, которые ее присутствие могло бы навлечь на возлюбленного в том случае, если их обман раскроется. В такие моменты волей-неволей, однако она все же неизменно жалела о том, что была создана именно такой. Почему Создатель не мог создать ее куда более похожей на обычного человека или эльфа? Почему не мог наделить ее облик привычными для этих рас недостатками, почему не мог сделать его менее совершенным? Кайра жалела о том, что ее красота не приносила ничего кроме проблем и могла лелеять лишь мысль о том, что вопреки всему именно облик ее стал причиной их знакомства с Кельтером.

Мужчину же все это, кажется, волновало в куда меньшей степени, и он мгновенно успокоил девушку нежным поцелуем, на который та мгновенно откликнулась с той же страстью, в то время как все страхи, прежде одолевавшие Кайру, мгновенно рассеялись благодаря этому простому проявлению их любви. Однако поцелуй был недолгим, так как они все же не могли забыть, где находились, отчего вскоре нежное касание губ было прервано. Щеки девушки зарумянились даже вопреки тому, что выражение на ее лице по-прежнему оставалось привычно спокойным. Кайра согласно кивнула на замечание возлюбленного, позволяя ему вернуть капюшон на положенное место, тем самым скрывая вновь под ним прекрасное лицо.

Кельтер приступил к ознакомлению с магическими фолиантами, которые заинтересовали и девушку, так что она тоже заглядывала в книгу, отмечая про себя, насколько сильно это отличалось от ранее прочитанных ею в библиотеке Создателя книг. Это заставляло сделать вывод о том, что в здешних нет совершенно ничего полезного. О том же самом, похоже, подумал и маг, так как вскоре книги были захлопнуты и вернулись на свои прежние места, в то время как сами путники покинули библиотеку.

Стоило лишь ступить на улицу, как что-то привлекло внимание Кельтера.

- Что-то не так? – поинтересовалась девушка, наблюдая за тем, как оглядывается мужчина и вместе с тем не чувствуя ничего необычного.
>> №1181  
>>1179
>>1180
Оглядев площадь, пилот спустился с крыши высокого каменного здания и, зайдя в один из переулков, сел там, плотнее закутавшись в накидку. Без понимания языка легче всего было бы поселиться в лесах и добывать себе пропитание с помощью охоты, но когда-нибудь ему бы пришлось общаться с аборигенами, и поэтому необходимо было начать изучать их язык как можно раньше.

Глядя из проулка на площадь и внимательно слушая, пилот принялся разгадывать значения слов. Уже через пять минут можно было понять, кто есть кто на площади. Вот женщина выкрикивает название своего товара, напоминающего по внешнему виду домашнюю выпечку. Чуть поодаль мальчишка под присмотром, по видимому, своей матери, сперва прикармливал купленной булочкой, а после разгонял птиц, вновь и вновь набрасывающихся на крошки. Хотя сложности всё равно были, но строением своим местное наречие мало отличалось от родного языка пришельца, что было весьма удивительно. Но гораздо большее удивление вызвал у пилота внешний вид аборигенов. Он внушал искорку надежды отчаявшемуся было пилоту. Он был знакомым.
>> №1182  
>>1180
>>1181
Маг заметил странную фигуру, плотно закутанную в одежды и со скрытым лицом, которая явно смотрела на него с крыши здания. Сделав вид, что ничего интересного он не увидел, Кельтер пожал плечами и, взяв Кайру под руку, неторопливо зашагал по направлению к городской площади. Лишь пройдя примерно квартал, он заговорил.

- За мной кто-то наблюдал, причем с крыши здания. Толком не рассмотрел, но могу сказать одно — этот кто-то здорово прячет свое лицо. Однако угрозы я не почувствовал, что тоже странно. В любом случае — не беспокойся. Меня здесь не ищут.

И, надо сделать так, чтобы не искали, подумал маг с мрачной ухмылкой. Раньше бы он применил поисковую магию и разузнал побольше о том соглядатае, но теперь магия молчала. Не гнаться же за ним на своих двоих — так бы он мог привлечь внимание, но, скорее всего упустил бы незнакомца из виду. Тем более, что тот неизвестный мог наблюдать вовсе не за ним. Кельтер с неудовольствием подумал, что так и до паранойи недолго — подозревать всякого, кто бросит на него косой взгляд. Мало ли за чем тот мог оказаться на крыше?

Тебя тут никто не ищет, на всякий случай напомнил себе боевой маг. Это не значит, что можно расслабиться и действовать опрометчиво, но искать угрозу и видеть наблюдателя в любой подозрительной личности тоже не стоит, благо таких в столице хватает. Он уже успел узнать, что находятся они в столице достаточно приличного и влиятельного королевства, которое на данный момент ни с кем войн не ведет.
>> №1183  
>>1182
Маг промолчал и Кайра не стала повторять свой вопрос, ровно как и пытаться проследить за взглядом мужчины, не желая привлекать внимание всех, кто был в это время на площади. Проще было обставить все так, как если бы путникам просто захотелось осмотреться здесь получше и Кельтера заинтересовало здание библиотеки, в то время как его скрытную спутницу – все, что находилось поблизости.

Прошла всего минута такого молчаливого осмотра и после этого мужчина галантно взял девушку под руку, направившись в сторону площади умеренным, прогулочным шагом, не подавая виду, что увидел нечто необычное на крыше здания, куда не так давно столь пристально смотрел. Кайра терпеливо ожидала слов возлюбленного о том, что же все-таки привлекло его внимание и он заговорил, но лишь после того как они прошли целый квартал от того места, где располагалась библиотека.

Услышанное не слишком порадовало Кайру, однако заверения мужчины в том, что никто не может искать его здесь, быстро успокоили ее.

- Искренне надеюсь на то, что бы не выглядим настолько подозрительно, чтобы привлечь внимание инквизиции. – тихо ответила возлюбленному девушка, понимая, что скрывающим свое лицо незнакомцем может быть кто угодно: как какой-то столичный чудак, так и представитель местной инквизиции.

Какие-либо преследования были для них сейчас совершенно нежелательны, ровно как и излишнее внимание к себе привлекать они не желали. Лучше быть тише воды и ниже травы до тех пор, пока они не узнают побольше об этом мире.

- Куда теперь? – поинтересовалась у Кельтера девушка их следующей целью, так как в библиотеке мужчина приобрел все необходимое чтобы свободнее ориентироваться в огромном городе.
>> №1184  
>>1181
Просидев полдня и внимательно слушая речь аборигенов, пилот к вечеру уже знал значение нескольких десятков слов – часть из них была ругательствами, но вот от торговки выпечкой звучали весьма аппетитные слова. Для пилота, толком не евшего и не спавшего уже три дня, это было теперь первоочерёдной задачей. Не порадовало его только обсуждение некой «упавшей звезды», которой, как легко догадаться, был корабль пришельца. Автоматическая защита должна была сработать как надо, но вот убивать малоразвитых аборигенов, пусть даже и не собственноручно, совершенно не хотелось – ведь ими движут страх и любопытство. Оставалось надеяться, что они либо не найдут место падения, либо хотя бы не попытаются отломить что-то от корабля.

Выйдя на улицу и поравнявшись с одним из аборигенов, пилот отметил, что он едва был тому по грудь. С другой стороны, его в накидке вполне могли принять за ребёнка или подростка, что в какой-то мере устраивало пришельца.
Потянув за локоть проходящего мимо горожанина, пилот задал вопрос:
- Где можно есть?
Мужчина средних лет посмотрел на пришельца и, как и следовало ожидать, посчитал его ребёнком:
- Чего надо, малец?
- Есть, – для пущей понятности пилот изобразил зачерпывание ложкой из тарелки.
- А, пожевать чего. Топай туда, – мужчина махнул рукой: – В таверне, что за углом, кормят иногда беспризорников за мелкую работу.
Благодарственно махнув рукой, пришелец отправился в указанном направлении, не особо поняв фразу в целом и возмущённый окрик в спину.
Дойдя до конца улицы, пилот двинулся на бросившийся в нос запах жареного мяса, воздавая с каждым шагом всё большие похвалы учёным за то, что они позаботились тысячелетия назад о преодолении биохимических барьеров.

Войдя в таверну, пришелец сел за стол и стал ждать, притягивая косые взгляды в свою сторону. Служанка, недоверчиво глядя на подошедшего клиента, чьи ноги едва доставали до пола, и спросила:
- Что будете заказывать?
- Есть.
Закатив глаза, служанка ответила:
- Это мне понятно. Что именно будете «есть»?
- Есть, – пилот оживился, услышав знакомое слово. Значит, его хотя бы немного, но понимали.
- Эх, я поняла. Назовите блюдо.
Присутствующие в таверне начали посмеиваться над сложившейся ситуацией. Служанка, уже начавшая напряжённо массировать виски, ткнула пальцем в ближайшую тарелку, в которой лежал печёный картофель с зеленью, и сказала:
- Вот это будешь есть?
- Есть, да.
Вздохнув, служанка отошла на кухню и вскоре вернулась, поставив блюдо на стол и уйдя обслуживать других. А пилот, не найдя вилки, принялся есть картошку руками. Хоть ненадолго он мог расслабиться и получать удовольствие в новом мире.
>> №1185  
>>1183
- Нет, к нам не должно быть никаких претензий.

А если все же будут, добавил Кельтер про себя, от у него найдется железный (в буквальном смысле) аргумент на этот случай. Да и его проклятый меч, до поры спрятанный в заплечной сумке, тоже может оказаться полезен. Пускай в нем и нет больше той разрушительной силы, но одно свойство все-таки осталось — он был практически неразрушимым. В ножнах на поясе же находился очень хорошего качества, но вполне обычный обоюдоострый клинок, который вполне годился для решения заурядных проблем вроде бандитов или диких зверей.

- Теперь? Полагаю, нам стоит погулять по городу, посмотреть на достопримечательности и местных жителей. А потом вернемся в таверну и пообедаем.

Кайра ведь провела взаперти почти две недели, выйдя на улицу всего один раз, и Кельтер хотел наверстать упущенное. Он понимал, что его девушке очень хотелось прогуляться, посмотреть на окружающий ее мир, людей. Там, дома, это было невозможно из-за розыска, но здесь им ничего не угрожало, здесь они могли побыть просто парой путешественников, до которых никому не было дела.

На пару незнакомцев больше никто не обращал особого внимания, и даже плотно надвинутый на лицо капюшон, казалось, не вызывал подозрений — похоже, что людям и представителям иных разумных рас было все равно. Через некоторое время Кельтер заметил, что все женщины тут тем или иным образом прикрывали лица — кто побогаче носил шикарную полупрозрачную вуаль, а остальные надвигали на лица чепцы или капюшоны. Такая мода очень кстати, подумал маг, ведя Кайру под руку на Площадь Семи Героев где, судя по путеводителю, находился величественный памятник наиболее отличившимся воинам и магам этого королевства.
>> №1186  
>>1185

Кайра была только счастлива спустя столь долгое время, которое ей довелось провести хоть в уюте дома, но все же взаперти, оказаться на улице. Казалось бы, девушку мало волновало то, при каких именно обстоятельствах происходит эта прогулка. Скажи ей кто-нибудь еще вчера утром о том, где ей предстоит очутиться вечером – она ни за что не поверила бы, хоть и допускала мысленно всевозможные неприятности, которые по чистой случайности могли бы случиться с ними во время телепортации. В их перемещении не просто в другие земли, а в совершенно другой мир была даже капля позитива – здесь инквизиция не преследует их в попытке изловить и совершить свой страшный суд, которого Кайра уже избежала однажды благодаря вмешательству Кельтера. Этот покой, вопреки всем обстоятельствам поселившийся в груди девушки был достаточным утешением вместе с тем, что дарило ей наибольшее спокойствие – присутствием возлюбленного рядом.

Кайра в полной мере наслаждалась предложенной магом прогулкой по большому городу, преисполненному всевозможных достопримечательностей, к которым испытывала искренний интерес. Культура и быт нового места были ей очень даже любопытны и потому девушка проявляла особую наблюдательность во всем что их касалось. Вместе с тем Кайра просто наслаждалась свежим воздухом и пребыванием вне дома, она очень давно ждала этого счастливого времени, когда смогла бы вновь с такой же легкостью прогуляться по улочкам города, не опасаясь при этом за сохранность своей головы.

Девушка заметила, что большинство местных жительниц выглядят так же скрытно как и она сама. Возможно, именно это и способствовало тому, что Кайра в своем странном виде нисколько не привлекала излишнего внимания к своей персоне, запросто теряясь в толпе других женщин, чьи лица так же были тем или иным образом сокрыты от посторонних глаз. Наверное это один из местных норм или обычаев, а значит маскировка девушки оказалась еще и донельзя кстати в новых местах.

Кайра ни на секунду не отпускала руку возлюбленного, опасаясь затеряться в городских улицах или в толпе – в таком огромном городе это могло стать огромной проблемой и все же в какой-то момент это желание оправдало себя.

Подходя к площади, где располагался внушительного размера памятник из путеводителя, путникам довелось идти через местный рынок, который в эти дни оказался особенно многолюдным, а может просто был единственным рынком в этом городе, чем можно было бы объяснить колоссальное количество народу на нем. Пробираться сквозь толпу оказалось делом весьма непростым и в какой то момент Кайра почувствовала удар в плечо, что заставило девушку, которая сама того не заметила, выпустить руку возлюбленного.
Столкновение заставило барышню, которая налетела на Кайру, выронить корзину с яблоками и кукла, привыкшая во всем заботиться о людях, просто не могла оставить это так и потому вежливо попросив прощения помогла собрать все фрукты. И лишь потом, когда дама уже уходила по своим делам, скрываясь в толпе, Кайра оглянулась и не нашла нигде поблизости Кельтера. Вокруг были только незнакомые, неизвестные лица, среди которых совершенно не видно было лица возлюбленного. В это же время толпа, больше не скованная препятствием в виде рассыпавшихся яблок, тут же подхватила Кайру за собой, не давая ни малейшей возможности свернуть в другом направлении или выйти до тех пор, пока она не выберется из рынка. Выход, как оказалось, был достаточно близко, только вот оказавшись на одной из улиц поменьше Кайра совершенно не узнала мест, где они бывали раньше, что значило лишь одно – она умудрилась совершенно точно заблудиться. И девушка совершенно не знала, в каком направлении следует двигаться чтобы выйти к площади, куда они направлялись, ровно как не ведала и названия того места, ни разу так и не заглянув в путеводитель, будучи слишком увлеченной долгожданной прогулкой.
Кайра встревожилась, но все же не поддалась своей тревоге, взглядом выискивая хоть что-то похожее или знакомое, что можно было бы счесть неплохим ориентиром для поиска места, в которое они направлялись и куда, возможно, добрался Кельтер.
>> №1187  
>>1186
Увлекшись приятной прогулкой и осмотром незнакомого города, Кельтер не сразу заметил, что Кайра выпустила его руку из своей. А когда он обернулся, ее уже и след простыл. К сожалению, так бывает, когда продираешься через плотную толпу народа. Что было гораздо хуже — он не мог пользоваться магией, в противном случае найти его любимую ему бы не составило никакого труда. Мужчина знал, как опасны бывают такие людные города, и какими беспомощными в них бывают женщины. Внешний вид города, такой мирный и такой деловитый, усыпляет, притупляет внимание. Забредшую не туда одинокую девушку опасность может поджидать в каждом темном переулке, в каждой подворотне. В лучшем случае девушка может очнуться в канаве, лишившись всех денег и девичьей чести с парой-тройкой грязных бандитов. В худшем — так и вовсе лишиться жизни.

Усилием воли отбросив все паскудные мысли и сосредоточившись, Кельтер вернулся на рынок, где он последний раз видел Кайру, затем, чуть помедлив, направился наугад к одной из небольших улиц, примыкавших к рынку. Ему следовало найти девушку, и быстро. Если не получится обычным способом, то он использует оставшийся в рукаве козырь — силу знаков, что густо покрывают кисти его рук. И плевать, что он может нешуточно всколыхнуть местных магов, Инквизицию и черт знает что еще — Кайра, его Кайра для него превыше всего. Превыше всех местных божков, магов, колдунов и святош.

Тем не менее, пока что следовало сохранять холодную голову и не бросаться в крайности преждевременно. Из рынка было три выхода, и поскольку на самом рынке Кайры не было видно, она, вероятно, прошла через один из тех выходов. Точнее, ее оттеснила туда толпа, через которую они пробирались с большим усилием, надеясь, что ему повезет и он наткнется на ждущую его девушку. Он уже успел неплохо изучить ее поведение и знал, что Кайра просто так паниковать и носиться в истерике не будет — она была совсем не такой.

Успех поиска: [1d100] : 51=51
>> №1188  
>>1187
Кайра и не сомневалась, что в скором времени Кельтер наверняка заметит ее отсутствие, если он не заметил его до сей поры, конечно, так как в толпе подобное замечается с огромным трудом, что девушка вполне понимала. Знала она так же и то, что намного благоразумнее будет оставаться на своем месте и ожидать, нежели пытаться отыскать возлюбленного самой, каких бы сил ей это не стоило. А оставаться на одном месте в такой ситуации оказалось задачей для нее весьма затруднительной. Кайра чувствовала себя уверенно рядом с Кельтером, город для нее вовсе не казался сосредоточием опасностей, пока она была с ним, в то время как теперь все было совершенно иначе. Только теперь девушка понимала, до чего же все-таки легко было попасть в какую-либо передрягу в таких людных местах. Кайра искренне сожалела о случившемся и видела в этом свою вину, так как не окликнула Кельтера прежде чем отвлечься и выпустить его руку, потеряла бдительность в самое неподходящее для этого время, доставив ему проблем.

Она и не сомневалась, что мужчина будет очень обеспокоен, да и сама девушка была отнюдь не спокойна, то и дело осматривая толпу на наличие столь родного и знакомого лица. Узкая улочка, на которой стояла Кайра, совершенно не внушала доверия, ровно как и звуки, доносящиеся из ее глубины: то кошка буквально завоет, словно ей отдавили хвост, то разобьется что-то, то послышатся издали чьи-то тяжелые шаги, совершенно непохожие на шаги Кельтера, то мелькнет на стене одного из близстоящих домов огромная тень. Все это отнюдь не способствовало приятному времяпровождению и спокойному стоянию на месте даже для Кайры, которая пусть и не была напугана, но все же ощущала себя крайне некомфортно в этом месте.

Кельтер явно прежде всего проверит все выходы из рынка, а их, благо, не так уж много и потому верным решением было оставаться у самого выхода, не заходя вглубь улочки, что до поры до времени и делала Кайра. Она спокойно стояла у стены одного из домов, когда вновь послышались торопливые шаги, и какая-то женщина в весьма расстроенных чувств едва не налетела на девушку. Хоть Кайра и не могла видеть ее лица, но явственно слышала тихие всхлипы, прежде чем незнакомка, даже не извинившись, тут же бросилась вперед и скрылась в рыночной толпе, в то время как спустя парочку мгновений вновь раздались шаги и на углу, из-за одного из домов показался мужчина. Он хоть и был весьма крупно сложен, но ужасно шатался из стороны в сторону при ходьбе, словно собственные ноги не держали его. Когда незнакомец подошел ближе, Кайра уловила причину в ужасном запахе перегара. Девушка надеялась на то, что мужчина устремится вслед за женщиной, однако взгляд его вперился в нее, после чего на лице его возникла жуткая ухмылка. Кайра и шелохнуться не успела, едва завидев его, однако незнакомец среагировал достаточно быстро, тут же схватив девушку за руку и потянув ее к себе.

- Вы с кем-то спутали меня, сэр. – привычно спокойным тоном сообщила Кайра, тут же дернувшись в другую сторону в попытке освободиться от сильной, вопреки его состоянию, хватки незнакомца.

- Ну же, красотка... ик... Я ведь сделал тебе такое выгодное предложение, а ты убегать!... Не каждый день благородный человек вроде меня... ик... соблаговолит довольствоваться чем-то вроде тебя. – пьяно посмеиваясь проговорил мужчина, несмотря на сопротивление девушки продолжая дергать ее на себя. Эта немая борьба продолжалась несколько минут и по мере ее лицо незнакомца все больше багровело от ярости, которую он все же со временем решил в полной мере излить, в какой-то момент заорав на свою несчастную жертву, а затем замахнувшись.
>> №1189  
>>1188
Один из выходов, как оказалось, вел к небольшому парку, где были в живописном порядке расставлены аккуратные деревянные скамьи. Оглядев местность, Кельтер понял, что он здорово ошибся с направлением. Если бы толпа оттеснила Кайру сюда, то умная девушка бы однозначно села на одну из этих скамеек и осталась сидеть, спокойно дожидаясь его. А раз ее тут нет, то надо возвращаться на рынок и начинать поиск сначала — благо, осталось всего два возможных пути и Кельтер решительно двинулся по одному из них. Если и с этим не повезет, то пойдя оставшимся, третьим путем, он точно найдет Кайру. Но, требовалось спешить. Впрочем, спешили все вокруг, и его быстрый шаг, переходящий временами в бег, никого не удивил. Ну торопится человек, и дальше что?

Он в самом деле торопился, внутренне оставаясь собранным и спокойным. Требовалась скорость и ясный ум, а не паника, но паникером он никогда и не был. Слабые духом и нервные личности редко переживают свой первый бой, если только не умеют очень быстро бегать и прятаться за спины других. Надо, обязательно надо каким-либо способом вернуть себе контроль над магией, размышлял он. С ней все-таки куда проще решать проблемы вот такого характера. Но, сейчас ее не было, а потому некогда вздыхать об утраченных способностях — необходимо было действовать.

Успех поиска: [1d100] : 77=77
>> №1190  
>>1189
Удар пришелся мимо, так как девушка успела юркнуть под руку толстяка, тем самым одновременно и избавляясь от сильной хватки, и избегая удара, который явно мог без труда оглушить Кайру на ближайших несколько часов, чего она совершенно не могла допустить. Все, на что могла надеяться девушка – это на то, что в ближайшее время Кельтер все же окажется поблизости, так как незнакомец совершенно не собирался отступать. Кайра, право, весьма упорно пыталась заверить его в том, что он обознался, однако пьяный ум толстяка и внешняя схожесть нарядов большинства здешних женщин делали свое дело и потому, вполне естественно, что вникать в слова девушки он совершенно не собирался. В тоже время бежать ей было особо и некуда, а улица была слишком узкой чтобы Кайра смогла беспрепятственно обойти пьяного незнакомца.

- Ну и куда ты опять собралась... ик...краля? – тут же вскричал толстяк, едва успела Кайра освободиться из крепкой хватки, после чего мгновенно перехватил уже было рванувшую в сторону девушку, от резкости собственного поворота едва не навалившись на бедняжку всем своим огромным весом. Ей нечего было даже пытаться соперничать с этим человеком в физической силе – по сравнению с хрупкой Кайрой он казался гигантом, что делало положение, в котором оказалась девушка почти безвыходным. Толпа не обращала совершенно никакого внимания на признаки борьбы на одной из улиц – очевидно, для рынка это дело обычное и потому игнорировалось даже зеваками. Оказавшись в подобной ситуации, как нельзя явственно ощущаешь, насколько же похожи их миры не только внешне, но и в лицах своих обитателей.

Кайра была напугана, но упорно не поддавалась своему страху, даже оказавшись зажатой между огромным телом незнакомца и стеной. Девушка совершенно не собиралась руководствоваться всевозможным благоразумием и привитыми ей принципами в сложившейся ситуации, предпочитая всеми силами сопротивляться человеку, насколько бы бесполезным это не казалось. Страх и отвращение, переполнившие Кайру от одних лишь прикосновений кого-то вроде этого пьяницы, во много раз превысили инстинкт самосохранения и единственной целью ее стало – обрести хотя бы миг свободы чтобы броситься прочь, подальше от этого человека, найти Кельтера, без присутствия которого не осталось ни намека на чувство безопасности. Больше всего ей хотелось оказаться рядом с возлюбленным, которого Кайра неустанно мысленно призывала на помощь, почти отчаявшись в собственной способности противостоять пьяному незнакомцу.

Толстяк вовсе не спешил из-за затормаживающего влияния алкоголя, даже поставив свою жертву в совершенно безвыходное положение, впоследствии чего вскоре на его лице зияла тройка достаточно глубоких и кровоточащих царапин, оставленных ноготками Кайры, которая извивалась в его руках в попытке освободиться точно словно змея, что лишь еще больше разозлило пьяницу и мясистая рука его тут же накрыла горло девушки.
>> №1191  
>>1190
Второй ход так вообще завел его в тупик. Кельтер достаточно замысловато выругался — что-то сегодня ему совсем не везет. Потому, наплевав на всякую маскировку и приличия, он рванулся к последнему проходу, который вел в узкую и неприметную улицу. Увиденное там заставило его сжать зубы до хруста — какой-то грязный толстый ублюдок зажимал отчаянно сопротивлявшуюся Кайру, прижимая ее к стене и грубо держа за горло. Однако меч Кельтер не стал доставать, вместо этого молча подбегая к уроду и как следует врезав ему по почке.

Толстяк издал высокий булькающий звук, выпуская свою жертву из рук, чем тут же воспользовался Кельтер и с хрустом впечатав сапог в лицо толстяка мощным ударом ноги с разворота. Лицо мага застыло в маске ледяного спокойствия, но глаза у него были бешеные. Второй удар уже в живот заставил незадачливого насильника согнуться в три погибели, затем ему тут же прилетел удар в нос, ломая его.

Что случилось потом, шло вразрез обычно хладнокровному поведению Кельтера, его здравомыслию и рассудительности. Он продолжал с остервенением молотить толстяка, пока тот не повалился на землю, но озверевший мужчина даже не думал останавливаться и продолжал его избивать. К большому несчастью (для него), жирдяй оставался в сознании, хотя и медленно трезвел под шквалом мощных ударов, ломавших кости и травмировавших внутренние органы. Он пытался что-то сказать, даже звать на помощь, но скоро смог только булькать переполненным кровью ртом — верхняя и нижняя челюсти превратились в кровавую мешанину из измочаленного ударами кулаков мяса, крови, выбитых зубов и сломанной в нескольких местах челюстной кости.

Схватив какой-то осколок стекла, Кельтер резанул им по брюху, грубо вспарывая его вместе с одеждой, затем, вытащив зловонные кишки и намотав их для верности на кисти рук, набросил двойную петлю на шею насильника, после чего, затянув потуже, начал душить того изо всех сил. До помутневшего от ярости рассудка не сразу дошло, что душит он уже труп. Поднявшись на ноги, маг врезал ногой по черепу с такой силой, что тот лопнул как гнилой арбуз, разбрызгивая по стенке мозги по стене дома. Вид у Кельтера сейчас был самый живописный — весь в чужой крови, искаженное гримасой безумной ярости лицо, полный ярости взгляд и тяжелое, как у загнанного зверя, дыхание.
>> №1192  
>>1191
Кажется, алкоголь лишил незнакомца любого здравомыслия и чувства меры, так как он мигом сжал горло Кайры, лишив ее какой-либо возможности сделать хотя бы маленький глотов воздуха. Сам толстяк явно не намеревался рассчитывать свои силы лучше и потому не обращал никакого внимания на это, ровно как и на руки, вцепившиеся в попытке оторвать его собственную от горла девушки. Куда больше его интересовало незавершенное дело, от которого подальше, вероятно, и убегала увиденная ею ранее девушка.
В глазах у Кайры стремительно темнело от нехватки кислорода и оказывать сопротивление представлялось все более невозможным с каждой минутой, так как вместе с тем она столь же быстро слабела. Пьяница же наоборот, лишь еще больше поверил в себя, больше не ощущая практически никакого сопротивления и мгновенно сильнее вдавив бедную девушку в стену, вместе с чем вторая его рука мгновенно проникла под плащ, похабно ложась на бедро Кайры, что заставило саму ее буквально вздрогнуть от приступа сильнейшего отвращения. Ну уж нет – она скорее умрет, нежели позволит кому-либо кроме своего возлюбленного даже прикоснуться к себе. Вероятно, эта мысль и придала Кайре сил для последнего выпада, которым стал достаточно сильный удар в пах, который заставил толстяка согнуться, а ей позволил сделать вдох. Однако это ненадолго задержало пьяницу, алкоголь в крови которого притуплял любые болевые ощущения. Зато разозлился он еще больше. Кайра уже было зажмурилась, ожидая повторного удара, от которого она в этот раз не имеет возможности уклониться, но ничего такого не последовало.

Вместо этого запах перегара, исходивший от незнакомца, мгновенно исчез, после чего послышался звук глухого удара огромного тела о землю, что заставило девушку мгновенно распахнуть глаза. Увиденное рядом любимое лицо едва не до слез обрадовало Кайру, вызвав приступ такого облегчения, что после пережитого страха у нее едва не подкосились ноги. Похоже, Кельтер успел наградить пьянчугу достаточно сильным ударом, так как тот грохнулся наземь, после чего Кайра инстинктивно подалась в сторону, стремясь избежать нового нападения. Но о новом покушении на ее честь не могло быть и речи – Кельтер хоть и выглядел спокойным, но все же в глазах его пылала такая дикая ярость, что становилось совершенно очевидно то, что просто так отпускать злоумышленника маг явно не собирался.

Все, что последовало за этим напоминало кровавый кошмар, являющийся воплощением жестокости. У пьяного толстяка, даже несмотря на все его габариты, не было даже шанса против Кельтера, который атаковал его даже не используя меч, но руководствуясь яростью, которая преисполнила его. Вскоре от ряда мощнейших ударов лицо мужчины перестало быть похожим на нормальное человеческое лицо и стало кровавым месивом. Вместе с тем по мере избиения он приходил в себя и явно стремительно трезвел. Поначалу пытался извиняться и тянул свои руки к подолу плаща своей недавней жертвы в лице Кайры, затем, не получив ни слова в свою защиту от нее, пытался звать на помощь, но вскоре был уже попросту не способен говорить, что не остановило мага, который продолжал кровавую расправу до тех пор, пока до его сознание не дошел тот факт, что толстяк уже мертв.

Кайра все так же стояла на своем прежнем месте и реакция девушки на подобный поступок возлюбленного была совершенно непонятна из-за капюшона, скрывавшего ее лицо. Пусть не в его выражении, так в ее глазах отразится то, что испытывала сейчас она. Была ли она напугана жестокостью Кельтера? Вряд ли – ей и раньше доводилось наблюдать ужасающие в своей жестокости расправы. Да и могла ли она бояться его – своего возлюбленного мужчину, который никогда не причинил бы ей боли? Совершенно точно нет, вне зависимости от того, что он сделает. Возможно, любая другая девица закричала бы или впала бы в состояние настоящей истерики – но разве Кайра хоть каплю была нормальным человеком? Она – существо совершенно иного порядка и у нее иное отношение даже к подобным проявлениям жестокости, которых она в достатке насмотрелась прежде.

Даже выпрямившись и прекратив истязать и без того мертвого толстяка, Кельтер продолжал всем своим видом источать ярость, что обеспокоило Кайру. Кроме того, причиной для тревоги было еще и то, что кто-нибудь может заметить их, что явно обернется огромными проблемами, так что нужно было уходить как можно скорее и вместе с тем найти что-нибудь на смену щедро окрашенной кровью одежды мужчины.

- Кельтер... – тихонько позвала возлюбленного Кайра, сделав шаг, а затем еще один к нему, ни капли не пугаясь вида луж крови, в которые ей поневоле приходилось вступать. Остановилась девушка лишь совсем рядом, после чего мягко провела ладонью вдоль щеки возлюбленного, стирая кровь с его лица, меж тем как от взгляда на него ее собственное самообладание сошло на нет, вызвав совсем уж неуместные слезы, которые тут же заструились по щекам Кайры. – Прости меня, Кельтер. – пролепетала девушка, бесконечно счастливая от того, что мужчина вновь рядом с ней, что он нашел ее и спас от самого ужасного, что только могло случиться. Но вместе с тем Кайра испытывала ужасающую вину за все случившееся, ведь именно она стала причиной его беспокойства и ярости.
>> №1193  
>>1192
Тихий обеспокоенный голосок в сочетании с прикосновением ее руки мгновенно вырвал мага из жуткого состояния, из какого-то оцепенения, наступившего следом за безумной вспышкой совершенно неконтролируемой и пугающей ярости. Сбросив с себя изрядно забрызганный кровью и частями внутренностей плащ, затем стянув мокрые от крови перчатки, Кельтер молча подошел к Кайре вплотную и крепко обнял свою любимую.

- Не плачь, дорогая. Все хорошо, я рядом. И я всегда буду рядом.

Мужчина глубоко вздохнул, с трудом сдерживая вновь накативший приступ ярости. Ему бы почаще следить за Кайрой, так нет, он в толпе умудрился ворон считать, а потом едва-едва не опоздал, едва не допустил непоправимое. Маг мрачно подумал, что случись нечто подобное — и он бы потерял контроль над рунами. Тут же отогнав от себя эту мысль, он чуть отстранился и буквально впился в губы Кайры, страстно и пылко целуя плачущую девушку. Странное это было зрелище — двое влюбленных целуются посреди узкой грязной улочки, а на брусчатке лежит изуродованный труп в луже крови.

Но Кельтеру было все равно, о мертвеце он уже и думать забыл. Успел, нашел, спас. Вот что главное, самое главное для него. Надо было успеть раньше, упрекнул себя он, продолжая целовать Кайру в губы, словно не в силах оторваться. И только спустя довольно значительное время он наконец прервал свой поцелуй, успокаивающе улыбаясь своей девушке. Мимика уже была обычной, но вот в глазах еще плескались остатки безумной ярости.
>> №1194  
>>1193
Кайра видела, в каком напряжении пребывал Кельтер – словно зверь, лишь на миг застывший над своей жертвой в ожидании нового нападения, новой опасности, которая могла бы последовать за предыдущей. У него был полубезумный вид и, казалось бы, мужчина не контролировал себя в эти минуты, когда взгляд его был затуманен яростью, но Кайра точно знала, что даже в своем нынешнем состоянии он ни за что не причинит ей вреда. Девушке хотелось успокоить возлюбленного, заверить его в том, что с ней все в порядке и что ей больше ничего не угрожает. Ей хотелось поблагодарить его за то, что отыскал ее, за то, что спас от кошмара, не так давно развернувшегося на этой улице, теперь щедро орошенной кровью злоумышленника, чье мертвое тело покоилось на земле. Однако Кайра не могла вымолвить и слова, глядя на Кельтера с выражением невероятной радости от его присутствия рядом.

Девушка молча поглаживала возлюбленного по щекам с невероятной нежностью, стирая кровь с его лица, отчего ее собственные руки окрасились кровавым багрянцем, что ни капли не обеспокоило Кайру. Она больше ничего не говорила в эти минуты, лишь тихонько всхлипывая время от времени, не в силах успокоиться после пережитого. Возможно, Кайра не была напугана в той степени, в какой была бы на ее месте любая другая девушка, на нее случившееся все же возымело определенное действие, влиянием которого были вызваны ее слезы. Совершенно непонятны их причины – плакала ли девушка из-за страха, облегчения или ярости, до которой ее неосмотрительность в итоге привела Кельтера. Сам мужчина в то время как Кайра совершала очередную попытку утереть все не прекращающиеся слезы, снял щедро забрызганные кровью плащ и перчатки, после чего заключил девушку в крепкие объятия, заверив ее, что все будет в порядке. Конечно будет, в этом Кайра не сомневалась с самого момента его появления рядом. Пока Кельтер рядом, ничего не могло быть плохо, одно его присутствие делало ее безмерно счастливой и заставляло чувствовать себя в полной безопасности.

Девушка тут же крепко обняла возлюбленного в ответ, мгновенно прильнув к нему и искренне радуясь их воссоединению. Вся недавняя тревога мгновенно отошла на второй план, сменившись совершенным спокойствием. Влюбленные были так поглощены друг другом, что и думать забыли о трупе пьянчуги, которому не посчастливилось напасть на Кайру и тем самым разозлить Кельтера.
Поцелуи возлюбленного раз за разом вселяли в нее все больше покоя и счастья, вынуждая Кайру почти мгновенно успокоиться, позабыть о слезах и полностью отдаться во власть этих длительных мгновений, в которые девушка столь же щедро дарила магу свою ласку и любовь, воплощая их в ответном, столь же долгом и страстном поцелуе. Даже когда они были вынуждены разорвать нежный контакт уст из-за недостатка кислорода, Кайра вовсе не торопилась отстранятся от мужчины, все так же обнимая его и на некоторое время молча уткнувшись в грудь возлюбленного.

- Теперь все хорошо. Спасибо тебе, Кельтер. – искренне заверила девушка, когда страх, недавно испытанный из-за нападения, окончательно покинул ее – Нам нужно уходить отсюда поскорее. – напомнила Кайра, про себя отметив, что больше не отпустит руки возлюбленного ни при каких обстоятельствах, лишь бы больше никогда не попасть в подобную ситуацию и не оказаться разлученной с ним.
>> №1195  
>>1194
- Ты права, идем. Здесь нам больше нечего делать.

Взяв Кайру за руку, Кельтер осторожно, но сильно сжал ее, словно угадав ее мысли — он и сам не собирался больше отпускать ее ни на шаг, особенно в таком людном и полном греха городе, где убийства, разврат и зло присутствовали в такой же степени, как и в городах его родного мира. Маг, впрочем, не чувствовал себя особенным — он сам был злом, и нисколько этого не гнушался. А вот мразью и насильником он точно не был. Зло тоже может быть разным, и принимать разные формы. Кажется, так говорил один священник из далекой-далекой деревушки, но Кельтер бы не поручился, что запомнил фразу дословно. Зато запомнил, что тот священник был редким исключением из правил — он не был больным садистом, не совращал молоденьких мальчиков из хора и искренне, всем сердцем верил в святость Церкви.

Идя вместе со своей любимой прочь от грязного места, он не заметил, как из вышедшая из дома девочка лет четырнадцати с немым ужасом посмотрела на его покрытые рунами руки. Кельтер вместе с Кайрой давно уже ушли, а скромно одетая девочка все так же смотрела им вслед, пока, наконец, не взяла себя в руки и не бросилась обратно в дом. Тот дом был очень известен всему городу — салон знаменитой гадалки и предсказательницы судеб. Девочка, очевидно, была ее ученицей и уже сносно умела гадать на хрустальном шаре. Буквально ворвавшись в комнату к пожилой полной гадалке, она рассказала о виденном ею. Старуха побледнела и, тяжело вздохнув, принялась успокаивать не на шутку испугавшуюся девочку. В их мир пришло Чудовище, о появлении которого говорили древние манускрипты прошлых тысячелетий – раньше тоже бывали подобные пришествия, и они всегда сопровождались войнами, болезнями, катаклизмами и голодом.

Обо всем этом мужчина, понятно, даже и не догадывался — откуда ему было знать древние предсказания чужого мира? Но даже если бы и знал, то его это бы все равно не волновало. На данный момент его вообще ничего не заботило, кроме Кайры и ее безопасности. Паре наконец-то повезло сегодня, и в таверну они вернулись уже без приключений. Орк c пониманием отнесся к ситуации и лишних вопросов не задал. Получив дополнительную плату за использование небольшой купальни при таверне и получив заказ на обед, хозяин ушел. Сейчас им требовалось смыть кровь с одежды и как следует искупаться, а потом — потом решим, что будем делать дальше.
>> №1196  
>>1195
Похоже, мораль сей истории была такова, что все миры схожи между собой тем или иным образом, а уж этот и подавно был почти что близнецом их родного. Разнообразие разумных рас в этом мире не изменило того факта, что среди большой семьи не обходится без моральных уродов в виде убийц и насильников, пьяниц, не контролирующих себя после выпитого и множества других представителей всех земных пороков. Существует великое множество причин, по которым все эти личности становятся на подобный путь, однако они не имеют значения. Человеку свойственно меняться, становиться лучше или хуже в зависимости от того, как протекает его жизнь, а уж страдать от этого приходится окружающим.

И порой таким отвратительным людям за свои деяния придется платить собственной жизнью. Изменился бы пьяный незнакомец, осмелившийся напасть на Кайру, если бы ему просто вправили мозги кулаком? Очень вряд ли. Скорее всего, едва сумев встать с постели он опять напьется, а в итоге на месте Кайры окажется любая другая ни в чем не повинная девушка, которую он попытается изнасиловать, а к этому непременно все и пришло бы. Люди очень плохо воспринимают явственные уроки, что их им дает жизнь, предпочитая игнорировать их до той поры, пока не станет совсем уж поздно.

Кайре было не жаль неудавшегося насильника, отнюдь. Она не сожалела о том, что все обернулось именно так, именно смертью этого человека и в какой-то степени понимала действия Кельтера. Девушка не могла осуждать его за ярость, коей он был охвачен, завидев жуткую картину приставаний и открытого нападения на нее. Пусть даже Кайру не убить, просто лишив ее воздуха, и все же ощущения были весьма неприятными.

Девушка отстранилась от возлюбленного, выпустив его из своих объятий, но лишь затем чтобы они могли поскорее покинуть место происшествия. В этот раз Кайра ни на секунду не выпустила руки Кельтера, даже несмотря на то, что на пути в таверну они не раз вновь сталкивались с толпой. Однако теперь девушка послушно следовала за мужчиной, лишь посильнее сжимая его руку время от времени. Кайра не проронила больше ни слова, а лицо ее по-прежнему было сокрыто под капюшоном, так что оставалось неизвестным ее нынешнее отношение к случившемуся, хотя для себя девушка выяснила его вполне четко. Она быстро справлялась с недавним потрясением, чего и стоило ожидать от существа вроде нее. Кайра не человеческая девушка и ей чуждо наигранное беспокойство свыше того, которое она действительно испытывала – она была способна достаточно быстро взять себя в руки и успокоиться от осознания того, что теперь пребывает в полной безопасности, а обидчик уже мертв.

По прибытии в трактир хозяин заведения окинул их удивленным взглядом, но получив весьма поверхностное объяснение случившегося быстро успокоился и пожал плечами, мол, в этом городе подобное – дело обычное, что поделать, раз так не повезло. Благо, никаких лишних вопросов орк задавать не стал и весьма любезно предоставил им за определенную плату доступ в местную купальню, а так же принял заказ на обед.

Кайра первым делом наведалась в купальню, которая была куда более скромной нежели та, что была в доме у Кельтера – это было более чем ожидаемо, но ни капли не расстроило девушку, так как главным достоинством любой купальни она считала наличие горячей воды, которая здесь вполне присутствовала. Убедившись в этом, девушка поднялась в их комнату, после чего обратно вернулась уже с двумя свертками чистой одежды и для себя, и для Кельтера.
>> №1197  
Монотонный скрип телеги с самого начала убаюкивал незнакомца в широкополой шляпе. Не то чтобы он противился объятиям сна, но путнику хотелось быть в бодрствовании, когда телега подъедет к столице. Фермер сперва удивился, когда из леса к нему вышел некто в мешковатых одеждах, но после перекочевавших в его руки нескольких медяков потерял всякий интерес к страннику, приняв его за одного из нередких паломников. Темноволосый загорелый мужчина позволил незнакомцу разместиться в стогах сена на видавшей виды телеге, что тащил за собой пегой жеребец, и забыл о нем до приезда в столицу. Путь предстоял быть весьма продолжительной, что однако не смущало ни незнакомца, ни фермера, ни уж тем более жеребца. Сперва незнакомец даже попытался прикорнуть под мрачными тучами, однако назойливые мысли тревожили его душу, отчего тот лишь ворочался половину дороги, а под вечер во сне не было смысла, ибо стены города должны были показаться всего через пару часов.
Путь до столицы показался ему слишком долгим. Быть может оттого, что большую часть пути он провел в раздумьях, а быть может от того, что кучер вовсе не спешил погонять жеребца. Однако извилистая дорога все же привела их прямиком к захудалым деревушкам, а после и к крупным селениям, кормившим местную знать. Через час телега въехала в город буквально за несколько минут до закрытия ворот, однако фермер был слишком спокоен, что наводило на мысль обыденности данного процесса для работяги.
Как только странник оказался за стенами города, он спрыгнул с телеги, чем вызвал удивленное хмыканье фермера. Казалось, тот вовсе забыл о своем пассажире. Пряча лицо за краями шляпы, незнакомец жестами показал, что дальше ему не надо. Кинув молчаливому извозчику тройку монет, он скрылся в одном из темных переулков. Скрип телеги звучал у него в ушах еще некоторое время, после чего умолк насовсем.
Солнце уже село, и каждый порядочный человек запирал ставни и забывался сном до завтрашнего дня, однако незнакомец был не из их числа. И это вовсе не потому, что последнее время ему не спалось. Незнакомец попытался вспомнить, когда он спал в последний раз, но память юлила и отказывалась выдавать ответ. Грустная усмешка омрачило бледное лицо путника.
>> №1198  
Ночи в Лавене тёплые. А до города еще часа три идти. Поразмыслив над этими переменным Андед решил лечь под кустом а утром уже дойти до города
[1d100] : 27=27
>> №1199  
>>1198
Он сразу нашёл хороший куст. И только собрался заснуть, как услышал рёв неподалёку. Решив, что там может понадобиться его помощь, он тут же ринулся вперёд.
[1d100] : 23=23
>> №1200  
>>1199
Перед его глазами предстала ужасная картина. Огромный медведь и откуда он здесь? Пытался достать девушку которая сидит на дереве.
[1d100] : 70=70
>> №1201  
>>1200
Медведь был полностью поглощён попытками добраться до девушки, и не заметил Андеда
Не теряя времени он кинулся на медведя.
[1d100] : 78=78
>> №1202  
>>1201
Андед всадил меч в тушу медведя и продолжил колоть его.
[1d100] : 100=100
>> №1203  
>>1202
Он колол и колол и колол. У медведя не было и шанса кажется он помер после второго или третьего удара? спустя чуть больше минуты в нём было дырок как в дуршлаге.Весь в крови он посмотрел на девушку. Она вся была перепугана и бледна.
- Е-е-еммм т-ты в-в порядке?
Анд тут же опустил взгляд в землю
[1d100] : 75=75
>> №1204  
>>1203
- Д-да. Спасибо чт…
- Нуиславно.Мнепора.
Перебив ее и кинув это, он быстро ретировался. Взяв мешок, оставленный в кустах, пошёл искать водоём.
[1d100] : 85=85
>> №1205  
>>1204
Он нашёл. Небольшое озерцо, где и привёл себя в порядок. На этот раз Анд развёл огонь и лёг спать.
>> №1206  
Андед шёл по Йонату. Маленький портовый городок не первый не последний. Сейчас он был свободен и лёгок всего-то нужно было распугать местную шпану, а денег отвалили на целый месяц безбедной жизни. По его расценкам.
[1d100] : 74=74
>> №1207  
>>1206
Решив на радостях попировать он выбрал средней паршивости из 3 в городе трактир и завалился туда. Всё равно он уже почти договорился пойти с циркачами как охранник. . У них не так давно кто-то медведя заколол или вроде того. После этого они обеспокоились об охране.
[1d100] : 57=57
>> №1208  
>>1207
Трактир был обычен. Пьяные рыбаки да прочее моряки были основным контингентом в каждом из них в этом городе. Ну, за исключением профессиональных алкоголиков да немногих заезжих. Спустя пару кружек он включился в общий галдёж.
[1d100] : 65=65
>> №1209  
>>1208
Спустя некоторое время он спился со старичком.
- А ты рисковый парень. - Усмехнулся тот слушая истории Андеда.- А можешь сделать одолжение?
-Какое? – Без задней мысли спросил тот.
- Да вот зелье сготовил. Алхимик я. А что делает так и не понял. Выпьешь его? Я тебе с собой пару лекарст дам.
Тут Анд задумался. Но алкоголь решил, что сделка выгодна.
- Эт точно не отрава?
-Точно!
-Давай сюда!
[1d100] : 88=88
>> №1210  
Воздух посреди зала Гильдии Магов сгустился, обрамляя тёмным высокий овал, задевающий своим контуром пол, из которого вышел высокий рыжеволосый, одетый в свободную, отливающую изумрудным одежду, поверх которой висел крупный рубиновый амулет. Бросив поверх очков-половинок взгляд на круглые стены, он улыбнулся и уверенно зашагал вперёд, ловя на себе взгляды согильдийцев. Но не их он пришёл навещать - в этот раз причиной визита было нечто иное, вызывавшее личный интерес доктора Кристофера Редферна.
>> №1211  
>>1209
Голова. Первое что он ощутил жуткую боль в голове. Последнее что он помнил это того старичка который предложил выпить зелье. Это точно не похмелье. И почему он согласился? Открыв глаза, он привстал и огляделся. Он находился в небольшой комнате лежал на диване и был накрыт простынёй. Под ней он был одет лишь в зелёные штаны, а тело покрывали странные татуировки. Рядом с ним лежал его меч. Его он узнает в любом состоянии.
-Что за хрень?!
Он сил на диване и в этот момент из коридора вошел мужчина в белом халате.
- ▒▒▒▒▒
-Что?
- ▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒- Мужчина недоумённо смотрел на Андеда
-Я тебя не понимаю. Где я?
-▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒- Андед остановил его на полуслове
-Так мы не добьёмся ничего. – Он указал на себя. - Андед. – После указал на собеседника
-Кастор ▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒
-Ну, хоть имя понятно. Где я?- Он указал вокруг
-▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒ - Парень не останавливался
-Оххо
>> №1212  
>>1211
[1d100] : 73=73
>> №1213  
>>1157
За окном мерно едущей по брусчатой дороге кареты мага, запряженной тройкой лошадей, неярко мерцали звёзды, иглами света пронизая ночную тьму. Самым большим пятном света на небе была почти полная луна, которая должна была стать идеально круглой не позднее, чем через пару дней. Ночную тишину нарушал лишь звонкий цокот шести пар копыт о камни да тихое пение кучера, вспоминавшего какую-то балладу о спящем в тени. Не лучшая песня для тёмной ночи, но, как и маг, кучер был не самым обычным человеком. Студент магической академии третьего курса считал за честь возможность послужить магу вне ранга. Сам владелец кареты, проснувшись после четырёх часов спокойного сна, читал книгу в обложке из мягкой белой кожи, как можно более аккуратно двигая руками. Он не хотел разбудить мирно спящую девушку. Возможно, для неё это было первой возможностью уснуть в более-менее спокойной обстановке, не слыша то и дело пьяного ора проходящих мимо рыцарей и прочих гостей замка. Книгой в руках мага был не трактат со множеством могущественных заклинаний, и не описание тварей, невообразимых для людского разума. Всего лишь небольшой томик, в названии которого скромно значилось "Общая математика от древности до нынешних времён". Иногда волшебник любил поразмять собственный разум парой необычных задач. Дорога быстро стелилась под копытами коней, и уже к рассвету они были у небольшого городка, в котором жил один из знакомых мага, который, как Астер знал точно, был экспертом в телепортации. Поразмыслив, он решил, что девушку в столицу всё-таки лучше доставить как можно быстрее, дабы не навлечь на неё неприятности своим излишним присутствием. В поисках его следов инквизиторы могли погнаться и за невинными. Солнце, только взошедшее над горизонтом, едва виднелось сквозь густую пелену белесого тумана над все ещё зелёными холмами и равнинами. Осень не стремилась приходить в свои владения, хотя уже и посылала эмиссаров холода во все концы. Маг глянул на голову девушки, которая всю ночь лежала на его руке, и негромко сказал:
- Доброе утро, Сона. Пора вставать.
Она сонно шевельнула губами, при этом забавно дёрнув носом, и прошептала что-то неразборчивое. Помедлив, Астер отложил в сторону томик математики и аккуратно погладил девушку чуть выше уха. Когда-то он будил так одну чародейку, с которой они недолго были вместе. Тогда он был ещё молодым и неопытным магом, хоть и уже достигнувшим ранга магистра. "Много времени ушло с той поры." - вздохнул он про себя. Девушка качнула головой, словно пытаясь сбросить что-то с волос, и открыла глаза. Взглянув на мага, который уже убрал руку от её головы, и сейчас засовывал томик в заплечный мешок, она, видимо, вспомнила о вчерашних событиях. Сона быстро вскочила, при этом основательно пройдясь длинными волосами по глазам и лицу мага, и чуть не ударившись о сравнительно низкий потолок кареты. Маг, пробормотав что-то нечленораздельное, принялся тереть глаза и отплёвываться от волос, оставшихся у него во рту. Девушка покраснела.
- И-извините...
Избавившись от волос во рту и восстановив своё зрение, он провёл рукой по глазам в последний раз и ответил ей.
- Ничего. Бывает. Кстати, если что, то мы уже прибыли. Я решил, что будет намного быстрее попасть в столицу с помощью телепорта. В этом месте как раз живёт мой старый знакомый, который всегда демонстрировал исключительные результаты в этой области. Как-то раз он на спор переместил небольшой замок мятежного графа в море Венстад, находясь при этом за пять километров от него. Правда, потом чуть ли не полгода его лечили от невероятного истощения физической и магической сил. Идём.
Надев заплечный мешок, Астер вылез из кареты, и тут же протянул руку девушке. Как только она опустила ноги на землю, он бросил кучеру:
- Вален! Гони карету к Ланфорту, в резиденцию мастера Дайта. Я буду там через неделю-другую. Свои деньги получишь у него, и ту книгу тоже.
Щёлкнул кнут, и карета понеслась вдаль. Девушка и маг остались стоять у ворот города. Астер прошёл сквозь ворота города, ведя Сону за собой, и тут же направился вглубь городка, не теряя ни минуты.
- М-мастер Астер... - тихо сказала девушка, идущая за ним.
Он остановился.
- Да?
Она смущённо опустила голову.
- Здесь нет поблизости таверны или чего-то подобного?
Маг мысленно со всей силы хлопнул себя рукой по лбу. Конечно, девушку надо было сначала накормить.
- Найдём. Иди за мной.
Через минут десять его поиски увенчались успехом. На углу двух больших по меркам этого городка улиц была дверь, над которой висела вывеска "Едальная Чёрный Камень".
"Забавное название для места, в котором подают пищу. Надеюсь, что оно не описывает степень, до которой здесь прожаривают мясо" - усмехнулся он про себя, войдя внутрь. Внутри было тихо и пусто. Из-за прилавка на него смотрел продавец, явно удивлённый столь ранним посетителям.
- Не найдётся ли у вас пары порций омлета со свининой? - спросил он продавца, подойдя ближе к стойке.
- Найдётся, отчего ж не найтись. - усмехнулся он.
- Вот и славно. Тогда добавьте к моему заказу ещё поллитра лимонного сока и яблочного компота. Отдельно, разумеется. И блюдце колотого сахара.
Кивнув головой, он удалился, и уже через минут десять принёс заказанное к столу, за которым расположились двое. Отдав порцию девушке, а торговцу - полтора серебряка, он налил в стакан лимонного сока, после ссыпав туда половину сахара с блюдца, и тут же выпил получившуюся смесь залпом. Выдохнув, он принялся за свою порцию омлета. Девушка с интересом наблюдала за его манипуляциями с жидкостью, однако маг был слишком поглощён едой и мыслями, чтобы заметить это.
- Ну что, идём? - спросил он Сону, давно разобравшуюся со своей порцией. Та кивнула головой. Через двадцать минут после выхода из таверны двое были у дверей небольшого особняка, над которыми на гранитной табличке было искусно выведено золотой графикой "Size non refert". Астер усмехнулся и дёрнул за нить дверного колокольчика. Спустя пару минут к ним вышел черноволосый здоровяк в мантии архимагистра.
- О, кого я вижу! Какими судьбами? - радостно произнёс он, почесав густую бороду.
- Да, Гронн, я тоже рад тебя видеть. Мне нужна твоя помощь. Можешь перенести меня с моей спутницей в столицу? Желательно прямо в мою резиденцию.
- Да без проблем, хоть прям щас. А какими это ты себе судьбами спутницу выцепил, а? Ученица, небось? - загудел он, ухмыляясь.
Девушка вновь покраснела, опустив голову.
- Да нет, просто снова занимаюсь благотворительностью. Ты же знаешь, иногда меня на это пробивает.
- Благотворительностью, хо-хо. Ну ладно, да будет так. Проходите в большой зал, ты и твоя очаровательная спутница. Как сам-то, Йони? - бросил он, развернувшись и направившись внутрь дома.
- Вполне ничего. Ещё бы эти шавки церковные от меня отвязались, и было бы совсем отлично.
- Как же им от тебя отвязаться-то? Ты ж их бога на кресту вертел, так сказать.
- Фанатики не меняются, Лёва. Никогда.
- И то верно. Ну-с, вставайте в центр круга и ждите. Ты, маленькая, не бойся. Первая телепортация - это не так страшно. Хотя на первый раза всё пугает, хо-хо.
Девушка прижалась к магу. Гронн многозначительно подмигнул ему, в ответ на что тот закатил глаза, хотя на его губах явно играла ироничная улыбка. Ярко сверкнул свет. Ощущения от телепортации, даже столь мастерски осуществлённой, всегда напоминали смерть на долю секунды, что, впрочем, не было удивительным. Расщепление мозга на атомарные частицы навряд ли могло оставить сознание способным к функционированию. Они появились над большим диваном, который стоял посреди одной из комнат левого крыла дома мага. Астер вытянул руки вперёд, чтобы ухватить девушку, падающую прямо на него.
"Чёртов старый насмешник."
>> №1214  
>>1213
Забыл.
>> №1215  
>>1196
Поблагодарив девушку за заботу, маг проворно разделся, взял кусок мыла и принялся тщательно смывать кровь с лица и головы — брызги долетели даже туда. Приятное воспоминание о проведенном с Кайрой времени в его собственной купальне заставило его широко улыбнуться. Впрочем, напомнил он себе, сейчас совсем не время и не место. Долго они тут задержатся не могут, а торопиться в подобных вопросах он не любил. Так что подождем более благоприятного момента и места, не без сожаления сказал себе маг. К тому же следовало учитывать состояние Кайры — крайне маловероятно, что девушке сейчас нужно именно это. Пусть она без ума от него, но совсем недавно ее едва-едва не изнасиловали.

Теперь, в спокойной обстановке самое время было подумать о его поступке. Безусловно, тот подонок заслужил смерти, но зачем было убивать его так? Кельтер в тот момент был преисполнен яростью, злобой и желанием мучить, мучить страшно, долго и кроваво. Тогда чем же он лучше тех мразей, что мучают людей на эшафотах? Благие намерения и праведный гнев его не оправдывают — надо было просто прирезать того насильника как свинью, и все. Так нет, он устроил ему такую мучительную смерть, что удивил сам себя. Более того — он какой-то момент сожалел, что не помучил его еще дольше, что тот умер так рано. Иные заплечных дел мастера могут похвалится двумя-тремя сутками непрерывных мучений — их “подопечных” подпитывает до времени лечащая магия, не давая испустить дух слишком рано и не позволяя впасть в спасительное забытье.

Кельтер опустился в небольшую купальню и закрыл глаза, глубоко и ровно дыша. Он ходит по самому краю пропасти и, если он туда сорвется — горе всем. Прежде всего — горе его любимой. Ведь из той пропасти вернется назад уже не Кельтер, лишь его оболочка с новым, жутким содержимым. Он дал себе клятву, что никогда не тронет свою Кайру, во что бы он не превратился. Руны вокруг указательных пальцев внезапно ожили, сдвинулись и уступили место другим, выстраиваясь в новые слова. Маг не видел этих изменений — он чувствовал их, ведь они были частью его, а он — частью их. Теперь пусть хоть весь мир сгинет в пучине кровавого безумия, но его любимая выживет. Только станет ли она любить Чудовище?
>> №1216  
>>1215

Когда все было готово для купаний Кайра внесла одежду в помещение и аккуратно возложила на табурет, после чего на некоторое время оставила мужчину в одиночестве, отправившись обратно за полотенцами и одним из своих зелий. По возвращении девушки Кельтер уже вовсю смывал с себя кровь и она привычно бесшумно скользнула в купальню, не желая отвлекать мужчину от его занятия, сразу после этого заперев дверь на щеколду. Лучше уж перестраховаться, нежели позднее пожалеть о собственной беспечности. Мало ли что могут преподнести им недавние события – в конечном счету мог ли кто-либо видеть случившееся? Если да, то они могут оказаться в весьма незавидном положении, хоть Кайра и вовсе не винила в этом возлюбленного.

В скором времени девушка откинула капюшон, а затем и вовсе сняла плащ, за которым последовала и остальная одежда, которая почти не пострадала от кровавых брызг, которыми во время жестокой расправы над неудавшимся насильником было щедро орошено все вокруг. Кайра перемещалась по купальне привычно тихо, и ничто в ее лице не выдавало недавнего испуга и волнения – выражение на нем было все таким же мирным и спокойным как обычно. Она давала время Кельтеру обдумать все случившееся и в то же время сама обдумывала то, удалось ли кому-либо заметить случившееся, мысленно просчитывая, через сколько доведется ожидать визита не слишком дружелюбно настроенных людей, готовых схватить их.

После недавнего нападения на шее и запястье правой руки Кайры красовались синеватые пятна синяков, однако они не слишком беспокоили светловолосую красавицу, которая знала о том, что синяки сойдут к утру с ее способностью к регенерации. В полной тишине девушка умылась, смывая редкие капли крови, попавшие на ее лицо, после чего распустила длинную косу и омыла руки, лишь затем опустившись в не такую большую, но вполне способную уместить двоих, купальню. В руках у Кайры была небольшая склянка с ароматным маслом, которое явно имело не только свойство приятно пахнуть. Девушка растерла немного на ладонях, после чего нанесла немного на свою кожу, словно проверяя, а лишь затем положила ладошки на плечи возлюбленного, осторожно втирая масло в кожу.

- Это поможет расслабиться. – объяснила Кайра, не прекращая своих действий и заглядывая в глаза мужчины с легким беспокойством – Все в порядке?
>> №1217  
>>1216
Кельтер тепло улыбнулся обнаженной девушке, которая положила умащенные маслом ручки ему на плечи, затем его взгляд скользнул по обнаженной фигуре и, наконец, посмотрел на ее запястья. Ему словно резанули ножом по сердцу — синяки, оставшиеся на безупречной коже беловолосой красавицы, были отчетливо видны даже в слабом освещении тесноватой купальни. Мужчина скрипнул зубами.

- Нет, Кайра. Я все же опоздал, и ты пострадала.
Он осторожно привлек девушку к себе, прижал, стараясь сдерживать вновь накатившую на него смесь злости, ярости и злобы. То, что это были всего лишь пара синяков и то, что обидчик уже мертв — все это его слабо успокаивало. Вот объятия, близость ставшей ему такой дорогой Кайры — это поневоле гасило его гнев, усмиряло безумного зверя внутри него. Однако Кельтер себя не обманывал — зверь пока что усмирен, но он никуда не делся. Глубоко вздохнув, он нежно поцеловал Кайру в шейку, потом чуть отстранился.

- Впредь я буду внимательнее. Этот мир опасен, пожалуй, не менее опасен чем наш родной.

Да, продолжил маг уже про себя, здесь не было той проклятой четверки, но и заурядный подонок в грязном переулке может натворить немало бед. Еще раз вздохнув, Кельтер с немалым трудом отогнал от себя отвратительные мысли. В конце концов он все же успел, не дал свершиться самому ужасному. Так что хватит об этом, хватит крутить это снова и снова по кругу.
>> №1218  
>>1217

Светловолосая тщательнейшим образом, но легкими, массажирующими движениями, растерла приятно пахнущее масло по плечам и шее возлюбленного, но уже через миг оказалась вновь прижата к его теплому телу и заключена в крепкие объятия.
Казалось бы, едва взглянув на ее запястья Кельтер вновь разозлился. Реакция мужчины была не слишком понятна Кайре, отчего девушка было уже вопросительно склонила голову в ожидании ответа возлюбленного на свой предыдущий вопрос, хотя и без того было видно, что с ним все еще не все в порядке. Ей это было не слишком понятно и это заставляло девушку чувствовать себя в какой-то мере виноватой перед Кельтером – в конце концов ей тоже не помешало бы быть куда более взволнованной случившимся и все же Кайра не обладала привычной человеческим девушкам впечатлительностью. Кроме того, мало ли довелось ей повидать? Не стоит отрицать, что ничего страшнее внезапного нападения и не было для нее в те кошмарные его минуты, но теперь все позади и никто не сможет вновь навредить ей, пока рядом Кельтер. Кайре хотелось, чтобы и сам мужчина осознавал это на таком же уровне. Достаточно лишь его присутствия чтобы она была совершенно спокойна, вне зависимости от того, насколько была напугана прежде.

- Нет. Ты успел вовремя. – достаточно твердо возразила девушка, обнимая мужчину в ответ и успокаивающе поглаживая его по спине, словно всем своим естеством ощущая то, насколько напряжен он был из-за собственных, далеко не радужных мыслей о том, что произошло сегодня по ее, и ни чьей другой, вине. – Ничего не случится из-за синяка, он сойдет к утру. Не стоит думать об этом, ведь самое главное то, что теперь все хорошо – это лучшее доказательство того, что ты успел вовремя и я бесконечно благодарна тебе за это. – заверила возлюбленного Кайра, легко улыбнувшись и запечатлев нежный, едва ощутимый поцелуй на его виске, когда Кельтер склонился к ее шее.

После девушка слегка засуетилась, оповестив Кельтера о том, что им не стоит засиживаться в купальне надолго, так как в трактире могут быть еще постояльцы, которым хотелось бы ей воспользоваться. Лучшее, что они могли бы сделать в сложившейся ситуации – это не привлекать ни капли лишнего внимания, что поможет им выиграть достаточно времени чтобы лучше узнать этот мир. Однако дело свое обрывать на половине Кайра не привыкла и потому успокоилась лишь когда смазала расслабляющим маслом и спину, и торс возлюбленного, после чего лишь занялась собой.

- Думаю, внимательнее следует быть и мне. В конце концов все это случилось прежде всего из-за моей собственной невнимательности и, должна заметить, я сделала определенные выводы. – ответила на слова Кельтера девушка, смывая остатки мыла со своей кожи.
>> №1219  
>>1197
Пройдя на окраины города, путник несколько раз натыкался на отряды стражи, поприветствовавшие странника кивком головы. Редкие зеваки провожали взглядом странную фигуру, иногда улыбаясь при виде нелепо большой шляпы, но быстро теряли всякий интерес к странному незнакомцу.

Двери корчмы нашлись не сразу, однако это нисколько не печалило незнакомца. Он почти не помнил город. За стойкой его встретил хмурый гном, пристально разглядывавший припозднившегося посетителя с ног до шляпы. Путник лишь пожал плечами и дал тому четверть серебряного, сказав, что останется здесь до завтра. Убедившейся в платежеспособности клиента гном сразу успокоился и приказал одной из служанок приготовить комнату наверху.

Его встретила скромная комнатка. В самом центре размещалась узкая кровать, рядом стоял таз с водой, неподалеку от него находилась покосившаяся деревянная тумба, на которой горела зажженная в подсвечнике свеча, скудно освещавшее пространство. Тени, казалось, жили своей жизнью, стараясь во всю использовать то время, что дал им небольшой огонек. Путник сел на кровать, устало снял с себя шляпу и уткнулся бледным лицом в свои ладони. Светлые, почти белые, взъерошенные волосы непослушно смотрели в разные волосы. Вполне возможно, что это было последствие столь продолжительного ношения шляпы, но путника это мало волновало. Незнакомец взял с пола таз и поставил его рядом с собой. В отражении воды на него смотрел усталый юноша с впадинами на щеках и мешками под глазами. Светлые голубые глаза грустно смотрели куда-то в его сторону. Просидев так почти до полуночи, он решил:
- Нужно начать все с чистого листа.

Резко окунувшись в таз с головой, он добрую минуту находился под водой, после чего так же резко вытащил голову, вызвав тем самым скоп брызг. Убрав таз на место, он принялся за то, что уже, казалось, целую вечность заменяет ему сон. Скрестив колени, он закрыл глаза и стал ждать до утра.
>> №1220  
>>1218
- Спасибо тебе, Кайра, спасибо. Постарайся поскорее забыть это происшествие.

Эти слова Кельтер проговорил с чувством, ощущая странное спокойствие и умиротворение. Кельтер не мог сказать, что именно на него так подействовало — расслабляющее ли масло, или же ее слова? А может и то и другое? Как бы то ни было, а Кайра была совершенно права, им не стоило тут засиживаться слишком долго. Поэтому маг последовал примеру своей девушки и ограничился тем, что основательно вымылся, хотя запах слабый крови странным образом остался. Игра воображения или что-то другое? Скорей всего, что первое — вымылся он очень тщательно. Но он знал, что как бы он не мылся и не брызгался дорогим одеколоном, кровью от него все равно будет нести, знающие люди почувствуют.

Приведя себя в порядок и переодевшись, Кельтер первым вышел из купальни и подозвал бойкую служанку-гнома. Злые языки в его мире говорили, будто гномьи женщины тоже с бородами и лицами страшнее гномов мужчин, но это все были досужие домыслы что в его мире, что здесь. Да, красотой она не отличалась, но ничего ужасного маг не увидел. Пообещав ей три серебряных за работу и дав одну монету авансом, он попросил ее как следует отстирать кровь с одежды. Служанка благодарно кивнула и куда-то умчалась с окровавленными вещами. Пара тем временем принялась за нехитрую, но сытную и вкусную трапезу, которую успел подготовить им трактирщик. От его взгляда не укрылось, что мужчина старательно скрывает кисти рук перчатками, но не придал этому особого значения. Может, болен чем-то, а может просто человек со странностями. Главное, что ведет себя прилично и платит исправно, а остальное уже не его заботы.
>> №1221  
Прошло 3 месяца, с тех пор как Андед очнулся в доме Кастора. Он был частным лекарем, лечившим местных торгашей и мелкую знать. За это время он вспомнил немного местный язык. Именно вспомнил, кажется, он всё же его знал. А так же узнал, что сейчас находится на другом крае мира. Что его могло занести в такие дали? Почему на нём татуировки? Где его вещи? Впрочем, часть пояснил Кастор. За то время что Анд не помнил, он очень помог доктору расправиться с бандитами и вообще они поддерживали дружеские отношения. А три месяца назад он нашёл его у порога своего дома в одних штанах и с мечём.
-Ты уверен, что хочешь уйти сейчас?
-Да я идти. Нет, разнится знать, не знать дорога не ждать.
Андеду было неудобно пользоваться гостеприимством человека, которого он вовсе не знал. Хоть тот и считает его своим другом.
-Я много долг тебе. Так что еще обернусь.
-Ну что ж. Вполне в твоём духе. Если понадобится подлатать, приходи, помогу. И прими это. – Кастор протянул небольшой кошель
-Не надо!
-Да ладно там и серебряника нету. Деньги тебе в любом случае пригодятся.
Андед вперился в Кастора. С одной стороны брать деньги просто так это не есть хорошо. С другой он прав и в любом случае потом можно их вернуть, когда вновь будет в городе. Анд вздохнул
-Ладно. Я верну это позже.
-До встречи.
Взяв кошель Анд отправился на улицы города.
[1d100] : 60=60
>> №1222  
>>1220

Увидев, что Кельтеру стало легче от ее слов, Кайра и сама перестала беспокоиться, ласково улыбнувшись возлюбленному и легко поцеловав его в краешек губ, прежде чем встать из теперь уже мыльной воды. Ароматное масло поспособствовало расслаблению тела, но явно не чувств, обуревавших двоих – слишком велико было потрясение этого дня, и справиться с этим успешно они могли лишь постоянно находясь друг с другом. Иного Кайра и не предполагала – она и без того в любое время, когда внимания ее не требовала какая-либо работа по дому, ходила по пятам за Кельтером ежечасно.

Совершенно тихая, она была искренне заинтересована в том, чему он любил посвящать свое свободное время, каждый раз находя в этом что-то новое или любопытное для себя. Кайра никогда не мешала магу, не отвлекала его разговорами покуда он был занят и не пыталась привлечь его внимание, скорее наоборот стараясь быть максимально незаметной чтобы мужчина не счел ее интерес излишне назойливым. Оставаться в рамках хорошего тона было весьма непросто для существа вроде нее, во всем ведомого любопытством, но Кайре вполне удавалось это и до того, как их отношения приобрели совершенно иную форму, при которой они могли опустить множество общепринятых норм.

Пока девушка вычесывала небольшим гребнем свои роскошные светлые волосы в надежде на то, что так они высохнут гораздо быстрее даже несмотря на капюшон, Кельтер успел одеться и захватив с собой запачканную кровью одежду покинуть купальню. Кайра последовала за ним в скором времени, успев переодеться и надеть поверх одежды еще и припасенную как раз на подобный случай накидку с капюшоном, который ловко сокрыл от посторонних глаз лицо девушки, благодаря чему она вышла из купальни, не привлекая никакого излишнего внимания.

Кайра явно была не слишком довольна тем, что Кельтер позволил кому-либо другому делать ее работу по очистке их одежды, в конечном счете она считала это всецело своей привилегией, при чем совершенно обосновано. И все же такого рода недовольство было слишком несущественным чтобы всерьез оскорбляться или обижаться на возлюбленного, который, понятное дело, сделал это лишь из лучших побуждений.

К моменту возвращения путников в главный зал трактира, орк сообщил о готовности ужина, который и вправду уже стоял на небольшом столе в столовой. Не барская трапеза из тех, которые готовила Кайра дома, но все же уже что-то съедобное за целый день. Суп, порция печеной картошки и холодное мясо – достаточно неплохо, хоть и весьма скромными порциями. Девушка не думала дважды, прежде чем предоставить свою порцию мяса и картошки возлюбленному, так как сама она более чем могла утолить чувство голода одним лишь супом, а ему было бы неплохо подкрепиться за целый день.
>> №1223  
sd
>> №1224  
Всю ночь юноша обдумывал, кем же он будет в этот раз? Подмастерьем кузнеца? Учеником мага? Оруженосцем? Парень так и не смог выбрать, по какому же пути ему пойти. Поэтому выбрал самый простой. Решил отдаться воле судьбы. Он открыл глаза и бойко спрыгнул с кровати.

Внизу все тот же бородатый гном давал указания немногочисленной прислуге. Закончив говорить с одной из девушек, хозяин постоялого двора обернулся и с удивлением поднял густые брови, увидев спускающегося со второго этажа парня. В юноше он никак не мог узнать вчерашнего посетителя, и лишь когда тот заговорил о продлении комнаты и возможной скидке, прочистил горло и упрямо стал спорить на счет цены.

- Серебреный с четвертью мое последнее слово.
Юноша скупо улыбнулся.
- Хорошо, Кинвульф, твоя взяла.
- Еще бы моя, парень. Пятьдесят медяков это тебе не хрен с молоком. Только из-за того, что ты платишь на неделю вперед.

Гном оказался бывшим наемником, сломавшим ногу в одном из походов, после чего та неправильно срослась. Возможностей махать топором у представителя грозного народа поубавилось, и он решил на последние сбережения купить захудалую корчму. Со временем бизнес стал приносить плоды и на данный момент бородач имеет небольшой, но весьма приличный постоялый двор по здешним меркам. Как ни странно, но все это он успел рассказать просто торгуясь за половину серебряного.

Юноша отдал гному договоренную сумму и неожиданно вспомнил одну вещь.
- Кстати, меня Коул зовут.
- Ну, будь здоров, Коул.

Новое имя вполне устраивало парня и тот в приподнятом настроении вышел на улицы города.
>> №1225  
>>1221
Первым делом он решил направиться на базар. Как ни странно именно там легче всего было заработать быстро и эффективно. Даже с его плохим знанием языка.
[1d100] : 72=72
>> №1226  
>>1222
Кельтер снова погрузился в раздумья. Нужно было найти способ вернуть себе контроль над магическими силами, и он не сомневался, что такой способ есть. Пускай магия в этом мире иная, но все же магия присутствует, и в нем тоже. Неплохо бы найти грамотного практикующего мага да расспросить его что к чему — легенда у него есть, и даже почти правдоподобная, так что особых подозрений такие вопросы вызвать не должны. Однако, каким бы задумчивым он не был, от предложения Кайры он решительно отказался — это странновато бы смотрелось со стороны, да и у него самого вызвало протест. Пускай она ест совсем немного в силу особенностей своей физиологии, но это не было поводом объедать ее. Тем не менее он ласково и понимающе улыбнулся ей, показывая, что оценил ее заботу и заказал еще мяса с картошкой, заодно полулитровую бутыль водки — надо же было попробовать местный алкоголь. Для девушки он заказал бутылку красного сухого вина — не к лицу ведь Кайре пить водку.

Бодро хлопнув пару стопок, Кельтер с удовлетворением отметил, что и здесь умеют делать хороший алкоголь, и это при том, что заведение не самое дорогое и разносолами не блещет. Однако, публика тут была вполне пристойная — никто не дрался (во всяком случае, пока), никто никого не задирал и на его подругу особого внимания тоже никто не обращал. Оно и к лучшему, подумал мужчина, опрокидывая в себя уже четвертую стопку. Хоть он и успокоился уже, но за любой сальный взгляд, брошенный в сторону Кайры местной шпаной готов был изрядно поколотить, чему выпитый алкоголь бы только способствовал. Но, ничего такого не происходило, и он проглотил очередную порцию приятно обжигающей жидкости. Напиваться в стельку он не собирался (да и не любил), только как следует выпить, не более того.
>> №1227  
>>1210
Выйдя из Безугольного Зала в коридор, ведущий к холлу здания Гильдии, Редферн встретил знакомое лицо, тут же сказавшее:
- Здравствуйте, профессор!
- Здравствуй, эм... - Кристофер задумался, вспоминая имя девушки, поздоровавшейся с ним.
- Мэри. Мэри Виталь.
Рыжебородый маг слегка наклонился и внимательно посмотрел в зелёные глаза за очками. Вспомнив, где же он её видел, Редферн выпрямился и произнёс:
- А ты здорово выросла за эти годы. И всё же испортила себе зрение, не смотря на все мои усилия.
Девушка, смутившись от укора своего учителя, поправила прядь своих коротких иссиня-чёрных волос, упавшую ей на лицо, и кивнула.
- Но это ничего. Тебе всё равно рано или поздно пришлось бы надеть очки. Жаль, что это случилось так рано.
- Просто один человек посоветовал мне читать побольше умных книжек. Профессор, вы какими судьбами к нам? - сменила Мэри тему разговора.
- В обсерваторию.
- Вы тоже пришли сюда за этой кометой?
- Угадала. Много уже навалилось народа? - Кристофер раздосадованно поправил очки.
- Достаточно. Даже граф Фукс прибыл, чтобы посмотреть на неё.
- Даже он... Беда. Тогда нет смысла торопиться.
Виталь, вздохнув, предложила:
- Тогда остановитесь в нашем доме, если, конечно, вы этого пожелаете. Папа будет рад такому гостю.
- Пожалуй, воздержусь. Не хочу утомлять ваше семейство своим присутствием. Встретимся позже, если ты не против.

Развернувшись, Редферн махнул на прощание рукой и, пройдя по коридору, вышел на улицу.
>> №1228  
>>1226

Кайра ела привычно не спешно, так как с ее «голодом» нужная порция для его утоления была ничтожно мала, что заставляло девушку растягивать удовольствие трапезы чтобы не завершать ее раньше Кельтера. Ей, признаться, была весьма по душе еда в том виде, в котором ее готовили люди. У крови, которой ежедневно одаривал ее маг не было вкуса, по крайней мере девушке так казалось, потому что она не пила кровь в прямом смысле этого выражения. А в пище человеческой было даже в какой-то мере больше... смысла. Она осязалась многим лучше, обладала реальной способностью насыщать, что делало весьма выразительным очередное отличие и недостаток Кайры, которая могла лишь испытывать голод как неприятное чувство, но не как голод, побуждающий поесть и способный убить. Ей никогда не понять истинной ценности насыщения после тяжелого дня, истинного вкуса ароматных яств на столе.

Оба трапезничали в полном молчании, которое не вызывало никаких неудобств для них. Никто не стремился заполнить тишину ненужными сейчас словами, навязать разговор о каких-то мелочах или задавать излишние вопросы. Это молчание было в полной мере самодостаточным, ему попросту не требовались слова. Им обоим требовалось время для размышлений и это – вполне нормально, принимая во внимание ситуацию, в которой им довелось оказаться. В то время как Кельтер погрузился в свои мысли, Кайре пришло в голову, что мужчине, возможно, в отличии от нее самой будет весьма тоскливо в чужом мире, где у него нет ни единой возможности вновь повстречаться со своими родными. Конечно, с его слов ей уже известно, что Кельтер не в наилучших отношениях со своей семьей, но когда это мешало нежной родственной привязанности и любви, свойственных людям? Для Кайры место, в котором они оказались, будь это хоть параллельная Вселенная – совершенно безразлично, у нее не было ни одной привязанности кроме Кельтера, способной заставить ее подолгу жалеть и грустить из-за случившегося. Покуда возлюбленный рядом, Кайра совершенно спокойна вне зависимости от того, где именно им довелось оказаться, она так же счастлива как и прежде. Но чувствовал ли себя так же Кельтер, для которого все это было, возможно, далеко не так просто, как для нее?
Вскоре по просьбе мужчины работник трактира принес к их столику бутылку водки, а затем к ней присоединилась бутылка вина. Кайра в достаточной степени полагалась на благоразумие возлюбленного чтобы воздержаться от каких-либо предостережений относительно местного алкоголя и его влияния на человеческий организм, а так же просьб не напиваться или чего-либо подобного. Ей было не слишком понятно, чем вызвано это желание выпить, но все же девушка решила не задавать подобных вопросов, вместо этого дождавшись, когда ей в кружку нальют вина, а затем пригубив немного. Стоило заметить, что вино в этом месте было более чем сносным и Кайре очень даже пришелся по душе его вкус, хоть оно и было немного крепче того, какое ей доводилось пить раньше.

- Я вот о чем подумала, Кельтер. Полагаю, если миры эти действительно столь схожи – не является ли магия в этих местах делом таким же узаконенным, как у нас, не считая, право, темных ее искусств? Возможно, здесь тоже есть учреждения вроде наших магических гильдий или ведомств, в которые вступают маги с лицензией и нам стоит наведаться туда чтобы выведать что-то относительно твоего дара. – высказалась Кайра, делая новый глоток вина.
>> №1229  
>>1224
Хоть юноша и был здесь проездом около трех лет назад, но он смутно запомнил город, да и события способствовавшие его скорому отъезду не располагали к знакомству со столицей.

Постоялый двор располагался на границе окраин города и самым центром. По крайней мере, так считал гном. Хотя, если быть честным, то юноше пришлось проделать порядочный путь, чтобы оказаться в сердце столицы. Людей на улице было так много, что Коул сперва даже почувствовал себя не в своей тарелке, однако страх отпустил так же внезапно, как и окутал, и парень продолжил исследовать город дальше. Его взор привлекла толпа людей, создававшая такой шум и гам, что у юноши от непривычки заболела голова. Коул подумал, что слишком уж он долго находился вдали от цивилизации, что было недалеко от правды. Больше двух лет он шлялся по лесам и жил в землянках, но уж такова его участь. Коул был немного необычным парнем. А необычное всегда привлекает людей. Ровно как этот крик привлек Коула. Ноги сами понесли его в сторону скопления людей. Юноша твердо нацелился разобраться в происходящем. Подойдя ближе, он увидел множество торговых лавок. Люди кричали и перекрикивали друг друга, кто-то нахваливал свой товар, кто-то пытался выбить себе скидку, иной обвинял торговца, что тот его обсчитал, неизвестно откуда доносились языки, которые Коул слышит первый раз. Все это накладывалось друг на друга и создавало непередаваемую какофонию. Это место жило своей особенной жизнью, что было заметно с первых же мгновений. Чего он только не видел, проходя мимо рядов. Различная утварь, ткани, сладости, травы, инструменты и даже книги. Разевая рот, он пялясь во все стороны. Парень обошел таким образом половину базара. За это время он уже сумел приобрести холщовые штаны и рубаху, вместо тех лохмотей, что у него были. Кошель с учетом всех последних расходов явно прохудился, и в нем оставалось от силы два серебряных, что для жизни в городе было категорически недостаточно.

Уже привычно для себя проходя по рядам и лавируя между потоками людей, произошло то, чего юноша не ожидал. Один из торговцев с длинной черной бородой опрокинул корзину с фруктами, отчего те все побились и смешались с грязью. С ужасным акцентом, ровно как и наигранностью, он стал обвинять Коула, что тот опрокинул товар и ему следует немедленно заплатить за него. Юноша сначала ошалел от напора афериста и пытался мямлил что-то на подобии, что он не виноват, и торговец сам опрокинул корзину, но после пришел в себя и крыл наглеца почем зря и пытался восстановить вселенскую справедливость.
>> №1230  
>>1228
Находящийся изрядно навеселе, но все еще вполне способный адекватно мыслить, Кельтер медленно кивнул, решительным жестом отодвигая бутылку в сторону — ему на сегодня хватит.

- Умница, Кайра. Я с тобой совершенно согласен, нам стоит поискать такое заведение. Завтра же этим и займемся.

Сегодня им надо расслабиться и провести ночь в таверне — хватит с них приключений. Эта таверна, конечно, не шла ни в какое сравнение с комфортом его дома, но все же тут были удобные постели и хорошая еда. Дом. Вернутся ли они когда-нибудь домой? Кельтер не мог сказать наверняка, зато был твердо уверен, что и в этом мире сможет найти место для них с Кайрой, сможет найти новый уютный дом, где им будет хорошо вместе, вдали от грязи, войн и зла.

Вот насчет зла можно было бы поспорить — ведь он сам был злом, носил его в себе. Размышления о том, что есть меньшее и что есть большее зло Кельтер предпочел оставить философам. Ему же важно было помнить о зле внутри, а не обманывать самого себя, успокаивая совесть ложью. Надо принимать вещи как они есть, иначе будет много хуже, иначе он сам не заметит, как та сила возьмет над ним верх. Трапезу закончили они в молчании, затем отправились в снятую комнату. Между тем за окном уже смеркалось, ведь поздней осенью темнеет рано.
>> №1231  
>>1227
Вдохнув полной грудью воздух осенней столицы, Редферн обрадовался, что скоро наступит зима – запах оставлял желать лучшего даже в эту не самую тёплую пору. Впрочем, ожидать другого от большого города и не приходилось – хотя бы отсутствовал тот ужасный сырный запах, преследовавший мага повсюду.
Пройдясь чуть по улицам, Кристофер отправился туда, где его всегда ждал один хороший друг, попутно размышляя о Мэри и не замечая взглядов, бросаемых на него, возвышавшегося над неплотным потоком людей.

«Она быстро выросла. Казалось, ещё вчера была бойкой девчушкой, которую приходилось насильно удерживать на занятии, а она уже работает в столице. Наверное, это ещё одно из того немногого, чем мне стоит гордиться в этой жизни».

С этими мыслями он подошёл к крепкому зданию, с символикой, которая бросала в ужас каждого из тех, кто пытался противиться воле носивших её. Инквизиторы уже добрый десяток лет жили в этом замке посреди городской застройки и вовсе не собирались его покидать, несмотря на претензии мэра, положившего глаз на этот лакомый кусочек в центре столицы. И это вполне устраивало Кристофера – по крайней мере, у них всегда были свободные места.
Пройдя через ворота, маг оказался весьма красивом зале, увешанном флагами с всё той же символикой инквизиции, свисавшими с высокого купольного потолка.
Мужичок, сидящий перед лестницей в центре зала, поднял взгляд и продолжил читать свои бумаги. Редферн, подойдя поближе, громко спросил:
– Не подскажете, где мне найти отца Александра?
– Вам по какому поводу? – мужичок даже и не подумал оторвать взгляд от рукописей.
– По личному, – Кристофер подошёл к самому столу, нависая над секретарём приёмной.
– Он занят важными церковными делами, и у него нет времени на посторонние дела, – мужичок наконец-то соизволил посмотреть на посетителя.
– Думаю, для него у меня найдётся несколько свободных минут.
– К сожалению, я так не думаю. Возвращайтесь в выходные дни, когда отец Александр будет свободен после службы…
Жилистая рука метнулась к шее секретаря и, схватив его за грудки, без особых проблем выдернула его из-за стола.
– Будьте любезны, имейте ввиду, что вы обращаетесь не с чернью, а с заслуженным профессором Гильдии, – мягкое выражение лица и столь же мягкий голос напугали мужичка не на шутку, и он спросил:
– Ваше сиятельство, к-как мне вас п-представить отцу Александру?
– Скажи, что к нему прибыл граф Редферн, – рука разжалась, высвобождая секретаря, который тут же выскользнул из зала и спустя пару минут привёл почти столь же высокого, как и Кристофер, блондина с зелёными глазами, скрытыми круглыми очками, и шрамом, тянущимся через всю щеку.
– Не обманывают ли меня мои глаза и уши? Сам профессор Редферн прибыл навестить скромного слугу божьего!
– Не обманывают, отец Александр, рад видеть, что вы сами способны меня видеть и слышать.
Кристофер и Александр подошли и обнялись, похлопав друг друга по спине.
– С возвращением, друг.
– Вот я и дома.

капча
>> №1232  
>>1229>>1225
Андед прибыл на базар. Как и любой другой базар этот был крайне оживлён. Наметанным глазом он уже определил, где можно заработать. Базары, как и люди не меняются, где бы они ни были. Проходя мимо рядов и примеряясь к возможным заказчикам, Андед увидел, как один из торгашей пытался вытрясти деньги из юнца. Решив подсобить несчастному, он приблизился к ним.
-Корзина опрокинут тобой. Видел я то. – Хмуро посмотрел он на торговца.- Не стоит делать так.
[1d100] : 67=67

капча
>> №1234  
>>1232
Торговец хмуро посмотрел на парня, который неожиданно вступился за Коула.
- Так. Мне все это надоело. Ты заплатишь в любом случае.
Он махнул рукой и из-за его спины вышло два бугая. Один направился в сторону неожиданного защитника юноши, чтобы в случае чего предотвратить возможные неудобства с его стороны, а второй пошел на Коула.
>> №1235  
>>1234>>1232
Анд пристально начал смотреть в бугая, что шёл к нему. Положа руку на ножны.
[1d100] : 36=36
>> №1236  
>>1235>>1234
Увидев, что бугай не остановился, он лишь вздохнул. И кинулся, прочь потащив парня за собой.
[1d100] : 47=47
>> №1237  
>>1231
Переместившись спустя полчаса в пивную, Кристофер и Александр заняли дальний от входа угол, чтобы лишний раз не распугивать посетителей. К ним подошёл хозяин пивной, человек с усами, насквозь пропитанными продаваемой им же выпивкой.
– Чего изволите испить, господа?
– Налей-ка нам чего покрепче, и в множественных кубках, сын мой, – инквизитор явно не горел желанием отмечать встречу приевшимся пивом.
– Отец, можно ли вам пить подобное?
– Да, конечно, сегодня же день святого мученика Бахуса, отдавшего свою жизнь за кагор для войска во времена походов на Восток. Удивлён, что вы ещё трезвы, сын мой – поминать его имя стоит лишь доброй кружкой отличной медовухи, а лучше и чем более разум затуманивающим напитком, – Александр произнёс это вдохновенно, словно читал проповедь в воскресную службу.
– Слушаюсь, отец, – ушёл хозяин в задумчивости, а Кристофер отвёл наконец руку ото рта, искривившегося в ухмылке.
– Что ты ему такое наплёл? Не было же никакого Бахуса.
– Его не было, а желание напиться как в старые добрые времена – есть. Да и негоже встречать старого друга пивом, ты ведь не станешь спорить?
– Разумеется, не стану. Слишком часто я отказывался от выпивки по молодости, чтобы упускать возможность сейчас.
– Если то ты считаешь редким – страшно даже представить, что было для тебя временем безотказности, – инквизитор покрутил пуговицу на рукаве и бросил взгляд на хозяина пивной.
– Лучше и не вспоминать. Страшно думать, сколько на самом деле у меня отпрысков, – Редферн же глядел в окно.
– Ха-ха, на всё воля божья, друг мой, и чем больше крови хорошего человека в этом мире – тем лучше для самого мира.

Хозяин принёс десяток кубков с прозрачной, словно слеза, водкой – лучшей из той, что он смог найти в своих закромах, затем, откланявшись, ушёл обслуживать других посетителей.
– За встречу, друг мой! – сказал отец Александр.
– За встречу! – поддержал его Кристофер.
Кубки со звоном стукнулись друг о друга, после чего их содержимое оказалось опрокинуто в глотки друзей.
– Ах, хор-р-рошо пошла! За дружбу!
– За неё!
Вторая пара кубков со звоном встретилась над столом, после чего было опорожнена и поставлена на край стола.
– Отлично! Как же мне этого не хватало, друг мой, ты бы знал.
– Есть повод возвращаться почаще, как думаешь? – Кристофер встретил первую одурманивающую волну и в кои-то веки расслабился по-настоящему.
– Определённо, – Александр приподнял третий кубок, и Редферн сделал то же самое. Третий тост прошёл в молчании – друзья погрузились мыслями в прошлое, хоть и ненадолго. Кристофер нарушил тишину первым, говоря чётко и тщательно выбирая слова:
– Знаешь, мне до сих пор кажется, что я открою глаза и вновь окажусь на той реке.
– Знаю. Страшно просыпаться из-за этого, мой друг.
Над столом вновь повисла тишина.
>> №1238  
>>1236
Вот он ошарашенными глазами смотрит на приближающегося бугая -- а вот он убегает ведомый вступившемся за него незнакомцем. Двое юношей стремительно убегали от преследователей в лице двух здоровых мужиков, которые были чуть ли не в два раза выше их самих. Лавируя в потоке людей и перепрыгивая через прилавки, они бежали, куда глаза глядят.

[1d100] : 45=45
>> №1239  
>>1238
Вышибалы торгаша оказались довольно резвыми. Они почти нагнали убегающую парочку. Андед свернул в переулок, потянув парня за собой. [1d100] : 54=54
-Ты бежать быстрее как?
>> №1240  
>>1239
- От.. Отпусти меня... Тогда я побегу быстрее.
Запыхавшись произнес Коул. Мужчина сразу же исправил свою оплошность и отпустил руку Коула. Юноша обернулся назад, надеясь, что преследователи отстали.
[1d100] : 81=81
>> №1241  
>>1240
У входа в проулок уже стояли преследователи. Анд вздохнул.
-Ты бежать я задержать.- Он начал осматриваться в поисках того что может ему помочь решить всё быстро.
[1d100] : 85=85
>> №1242  
>>1241
Когда они остановились, преследователи были совсем неподалеку. Слова мужчины про то, что он должен убегать, Коул воспринял не серьезно. Переулок был не особо широким, что должно было сыграть им на руку. Юноша занялся тем же, что и его товарищ. Стал как можно быстрее найти что-нибудь, чем можно дать отпор.

[1d100] : 41=41
>> №1243  
>>1242
Верзилы уже приближались. Парень не собирался бежать. Анд снова вздохнул. В переулке стояло несколько бочек.
-Уйти мирно вы? Нет или?- Спокойно спросил Андед.
Верзилы промолчали, лишь ухмыльнувшись в ответ. Анд схватив ближайшую бочку, резким движением попробовал насадить ее на одного из верзил.
[1d100] : 61=61
>> №1244  
>>1243
Как на зло, под рукой ничего не было. Отчаянный Коул набрал в кулаки кучу песка.

Один из бугаев оказался скован бочкой, которой на него надел незнакомец. Недолго думая, Коул кинул второму в лицо песок.
[1d100] : 37=37
>> №1245  
>>1244
Парень подкинул в воздух горсть песка. Песок просто осел обратно наземь. Верзила впервые мгновения, не поняв, что произошло, тут же сориентировался и кинулся на мальца. Анд кинулся на перехват.
[1d100] : 25=25
>> №1246  
Правила дайсов с нынешнего момента и до конца времён (sic!):
1-10: критфэйл
11-50: фэйл
51-90: успех
91-100: критуспех
>> №1247  
>>1245
Песок оказался бесполезен против верзилы. Бугай еще больше разозлившись кинулся на обидчика, но мужчина перегородил ему путь. Мгновением позже он был сбит с ног крепким ударом. От такой неожиданности Коул отступил на пару шагов назад. Бугай проигнорировал лежащего на земле мужчину, преградившему ему путь, и двумя шагами подскочил к юноше. Замахнувшись, он попытался ударить его в лицо. [1d100] : 86=86
>> №1248  
>>1247
Анд упал на землю, но уже через мгновение он начал вставать. Верзила оказался сильнее, чем ожидалось. Держась за ушибленное место, он посмотрел туда, где был парень с верзилой. Огромный бугай пытался выбить из парнишки весь дух. Он взял меч прямо в ножнах и попытался оглушить верзилу точным ударом.
[1d100] : 5=5
На бочковитого [1d100] : 23=23
>> №1249  
>>1248
Одним резким движением верзила заехал ему по лицу. Коул даже не успел ничего предпринять. Левая щека вспыхнула болью. Понимая, что он физически ничего не может противопоставить бугаю, тот рискнул вывести его из игры одним ударом в пах. [1d100] : 8=8
>> №1250  
>>1249
Парень неуклюже попытался ударить нападавшего и упал на месте. Охуев от такого Анд замешкался. В то время как верзила с разворота влепил еще один удар теперь ему. Анд попытался ударить в пах его. [1d100] : 44=44
В то же время второй охранник выбрался из бочки.
>> №1251  
>>1250
Бугай заблокировал неумелый удар юнца и вдарил ему еще раз. Коул не умел и не любил драться, однако сейчас это оправдание ничего не значило. Если юноша не может защитить себя и новоявленного товарища таким образом, то следовало поступить иначе. Он набрал в легкие воздуха и прокричал со всей мочи:
- СТРАЖА!
[1d100] : 25=25
>> №1252  
[1d100] : 20=20
[1d100] : 51=51
[1d100] : 16=16
[1d100] : 70=70
[1d100] : 34=34
[1d100] : 63=63
[1d100] : 53=53
[1d100] : 36=36
[1d100] : 34=34
[1d100] : 72=72
>> №1253  
>>1251
Удар пришёлся в ногу и не нанёс серьёзного урона верзиле. Второй же поднялся и поспешил в кучу малу, которая вот-вот должна была образоваться. Парень пытался что-то крикнуть, но ничего толкового из этого не вышло. То ли он не восстановился после падения либо страх помешал ему нормально что-то сделать. Решив, что по-хорошему уже не получится Андед достал меч из ножен и попытался перекрыть оклемавшегося бочковика.
[1d100] : 3=3
>> №1254  
>>1253
Крик сорвался в хрип и не произвел никакого эффекта. Сердце парня ужасно стучалось и грозилось вот-вот выскачить из груди. Возможно именно по этому он решился на этот глупый поступок. Он прыгнул верзиле на спину и вцепился ему руками в лицо.
[1d100] : 17=17
>> №1255  
>>1254
Бугай выбил меч из рук Андеда и, схватив его за грудки, приложил к стене, после чего кинул на пол. Парень что-то пытался сделать второму но тот просто буцнул его ногой
[1d100] : 65=65
>> №1256  
>>1237
Третий кубок с водкой принёс с собой воспоминания о самом тяжёлом воспоминании, касавшимся друзей.

Двадцать лет назад.

– Крис, просыпайся!
– Алекс? – Редферн с трудом разлепил глаза, холодная зимняя ночь касалась своими ледяными руками даже внутри утеплённого домика, полузарытого в землю, и давила на каждого.
– Вставай, начинается! – рука начинающего ещё инквизитора выдернула мага из кровати и вытащила из укрытия. Жмурясь от света факелов, Кристофер бросил взгляд на другой берег реки, и увиденное там скинуло с него все остатки сна – огни факелов и костров россыпью оранжевых точек тянулись от одного края горизонта до другого. Шум доносился через добрые две сотни метров водной глади, по которой уже плыли чёрные тени.
Зазвучал тревожный горн, окончательно пробудивший лагерь.
– Маги, бейте в реку! – крик генеральского адъютанта разнёсся надо всем холмом, где стоял отряд.
Редферн, схватив свои посох и меч, побежал на вершину холма, в то время как Александр помчался вниз, к берегу, чтобы встретить врага лицом к лицу. Добежав до своего отгороженной брёвнами для защиты от шальных стрел позиции, маг отбросил меч в угол и, пустив из пальцев искры, сотворил светящуюся красным шаровую молнию, после чего отправил её в сторону плывущих лодок. И не успел первый сгусток всеуничтожающей энергии коснуться водной глади, как с рук мага уже полетел второй.
Вспышки начали бить по глазам, за ними следом били в уши оглушительные разрывы. Над рекой поднялся туман, и Кристофер, даже не зная, достигают ли его удары противника, запускал всё новые и новые шары.

Так продолжалось, пока с неба неподалёку от Редферна не приземлилась такая же искрящаяся сфера. Откашливаясь, засыпанный землёй и снегом маг поднялся из-за брёвен и увидел огромный, пылающий костёр на том месте, где он сам спал ещё полчаса назад. Из огненной бури выбегали истошно вопящие люди, падавшие на бегу, словно подкошенные. В отдалении прогремел ещё один такой же взрыв, и рядом с магом упала оторванная , обожжённая рука, подёргивающая тем, что осталось от вырванных взрывом пальцев.
Сжав зубы, маг побежал к берегу реки – там сейчас было куда безопаснее, чем попавшем под удар первым холме.
– Бегом, за мной! Шевелитесь, мрази, коли хотите встретить рассвет живыми! – кричал он на бегу, пытаясь вытащить с собой как можно больше солдат, встречавшихся ему на пути. С кончика посоха срывались в сторону того берега изумрудные лучи, прожигавшие на своём пути. Неожиданно Кристофер отпрыгнул в сторону – тень, оказавшаяся на поверку химерой с наездником на ней, едва не утащила молодого мага прочь. Доспех наездника смялся внутрь под взглядом разъярённого волшебника, ломая кости и обрывая предсмертный женский крик. Химера, бросившаяся на мага, получила струю огня в свою морду и, взвыв, умчалась в ночное небо.
Каждый удар сердца, каждый шаг его вновь приближал мага к берегу, а вместе с ним и толпы из сорока солдат, которая всё росла и росла.
Битва уже перетекла с причалов в деревню, где, вращая бритвенно острыми лезвиями, лишал врагов их жизней Александр.
– К бою! Ура!!! – с кличем, который поддержал всякий, кто бежал вместе с Редферном, толпа ударила по противнику, волной выталкивая его обратно к причалам.
Александр и Кристофер шли в первых рядах – первый рубил и резал клинками, второй жёг и дробил магией. Единственный доставший мага кривым ударом по ноге враг тут же лишился жизни, расплескав содержимое черепа по доскам. Лучи всех цветов радуги били в людей, не давая им даже понять, от чего именно они начинают заживо гореть и замерзать. Мечи всех видов рубили и кромсали плоть, изредка звеня о броню.
Мир под ногами дрогнул, пахнуло нестерпимым жаром, и что-то отбросило и поволокло по земле теряющего сознание Редферна прочь от реки.

***

Открыв глаза, Кристофер первым делом убедился, что он всё ещё не на том свете – вокруг стонали и кричали раненные, и боль в ноге была реальнее некуда. Рядом сидел уставившийся в одну точку Александр.
– Что случилось?
Вздрогнув, инквизитор посмотрел на друга и ответил:
– Комета упала в реку. Не знаю, чья.
– А сражение?
– Мы выстояли.
– А кто-нибудь ещё остался?..
Инквизитор покачал головой:
– Мы единственные, кто уцелели из компании.
>> №1257  
>>1255
Юноша прыгнул на спину верзиле, но тот со всей силы впечатал его об стену. Коул ударился головой о каменную кладку и в глазах у него помутнело. Незнакомец понял опасность всей ситуации и решил прибегнуть к крайнему методу - схватился за меч. Однако в узком переулке возможности его были ограничены, и как только он вытащил оружие из ножен, оно вылетело из его рук от крепкого удара бугая. Второй верзила в это время уже освободился от оков бочки и крепко врезал незнакомцу по затылку, отчего тот обмяк и упал на землю. Со злобой пнув его, он тяжело отдышался и стал обыскивать мужчину на предмет материальных ценностей. Второй бугай в это время взял плату с Коула за разбитый товар. И его явно не интересовало цена ущерба - он просто забрал все монеты себе.
[1d100] : 93=93 - оставили ли они меч незнакомца?
>> №1258  
>>1257
Даже не обратив внимания на отброшенный меч незнакомца, они удалились, весело обсуждая подробности схватки.

Затылок юноши ныл и протестовал против подобного обращения, а в голове бушевала ужасная буря. Дотронувшись пальцами до пульсирующего очага он не удивился, когда увидел кровь на пальцах. Однако физическая боль была ничем по сравнению с чувством вселенской несправедливости, что только что произошла.

Окончательно придя в себя, Коул подошел к незнакомцу, что только что решил заступиться за него. Это оказался человек лет тридцати со странными татуировкам по всему телу. Синие полосы окутывали лицо и руки мужчины. Коул потряс его за плечо, отчего мужчина скривил лицо в гримасе боли и издал сдавленный стон.

- Вы в порядке? - осторожно поинтересовался юноша.
>> №1259  
>>1258
Андед вздохнул.
-Меч. Где меч?- Первое что спросил он приподнимаясь. Голова гудела впрочем, ничего необычно. «Эти двое точно люди?»- думалось ему
>> №1260  
>>1213
Девушка упала точно в руки магу, который успел приземлиться на диван долей секунды раньше. Они встретились лицом к лицу, и каждый невольно заглянул в глаза другому. В лице девушки была растерянность и ужасное смущение. Если бы человек мог сгореть от стыда, то Сона бы давно развеялась пеплом по комнате и улетела в открытое окно, которое маг небрежно забыл закрыть ещё со времени своего прошлого визита в эту резиденцию. В лице же Астера уже привычное ему выражение спокойствия с долей скептицизма смешалось с некоторой степенью удивления и лёгким замешательством. Можно было заметить, что подобная ситуация для него не является обычной. Маг смотрел в глаза девушки, отметив про себя необычайную глубину их бирюзового цвета. Она же, видимо, пребывала в состоянии некоторого оцепенения. Взяв девушку за руки, он попробовал аккуратно встать, подняв с собой и её. Это ему удалось. Теперь они стояли у дивана, всё так же держась за руки. Губы девушки, дрогнув, открылись.
- М-мастер Астер?
Он отпустил её руки, убрав свои за спину.
- Извини, Сона. Мой приятель любит подобные шутки. Прошу простить его за произошедшее. Всё ведь хорошо?
- Да... - неуверенно произнесла она, отводя взгляд куда-то в сторону.
- Вот и отлично.
Он улыбнулся ей.
- Теперь прошу меня простить, я вынужден отойти на минут десять. Нужно проверить почту.
Повернувшись в двери, он вышел из комнаты. Пройдя по длинному коридору, в конце которого была лестница, ведущая в главный холл, маг спустился вниз и направился к аккуратного вида сундучку с полосами из слегка искрящегося синеватого металла. Вынув ключ из кармана сюртука, который был под его мантией, он вставил его в замочную скважину. Механизм щёлкнул, провернувшись. Внутри сундучка была солидная стопка писем. Пара счетов, несколько благодарностей от официальных лиц королевских провинций за избавление их от ужасной чумы с Севера, приглашения на различные конференции, ближайшая из которых должна была начаться через целых три месяца, и просто письма от различных людей, с которыми мага когда-то связывало знакомство. И последнее письмо, которое пришло, судя по всему, точно в тот момент, когда маг появился в резиденции. На конверте стояла печать инквизиции: стилизованный под готику крест в круге. Печать неярко светилась в магическом фоне. Это могло значить одно. Письмо пришло от одного из высших иерархов Церкви. Маг незаметно побледнел. Его зрачки сузились. Неужто Церковь решила взяться за него действительно всерьёз? Тогда почему дом ещё не оцеплен в три ряда ударными силами Инквизиции, или не был забросан стеклянными ядрами с греческим огнём из требушета? Помедлив, он дёрнул за золотую нить, которая проходила сквозь печать. Конверт моментально истлел в его руках. Письмо раскрылось.
"Доброго времени суток, уважаемый мастер Астер Олард Йоннен. Я, скромный слуга Господа Нашего, уполномочен пригласить вас на встречу в цитадель Сорнат, местонахождение коей прекрасно вам известно. Просим явиться вас в течении недели. Меры по истечению допустимого срока будут предприняты незамедлительно.
С глубоким уважением, Кардинал Альбрехт."
Маг присвистнул.
"Вот как. Они хотят говорить со мной, не спуская бешеных собак сразу? И более того, они дают мне целую неделю для того, чтобы я мог подготовиться к разговору? Как-то подозрительно со стороны святых отцов. Неужто они нашли способ контролировать мои перемещения...? Нет. Это невозможно даже в теории. Что ж, ладно. Почему бы и не поговорить, в конце концов? Я уверен, при желании я смогу сбежать даже из цитадели. Правда, не думаю, что подобный побег обойдётся без масштабных разрушений."
Постояв в раздумьях ещё пару минут, он всё-таки решил вернуться к девушке, которую он оставил в комнате. Открыв дверь, которую он захлопнул, уходя, он застал девушку убирающей пыль с полок щёткой, стоявшей в вазе неподалёку. Книги с полок были аккуратно разложены на столе.
- Было вовсе необязательно убирать это всё. Я бываю в комнатах этого дома не так уж и часто.
- Не волнуйтесь, мастер Астер. Мне нетрудно. - улыбнулась девушка ему в ответ.
- Тогда ладно. Не боишься остаться одна в доме безумного мага на несколько часов? Мне нужно кое-что докупить.
- Нет, конечно.
"А стоило бы."
- Тогда вот тебе моё предупреждение: не старайся открыть закрытые двери. И ни в коем случае не трогай магические объекты, которые выглядят ещё рабочими. Ради твоей же безопасности.
Маг бросил на столик близ входа связку ключей.
- Те замки, к которым подойдут ключи из этой связки, закрывают комнаты, в которых нет ничего опасного. А к дверям, на которых лежат магические печати, лучше даже не приближаться.
Кажется, девушка всё-таки была немного напугана. Её зрачки слегка расширились, а лицо приняло растерянный вид.
- Если всё-таки боишься, то лучше не выходи из этой комнаты. Если захочешь есть, свистни в свисток, который есть в связке и опиши духу, чего ты хочешь. Он бесплотен и невидим, но исполнит любое твоё желание. Хорошо?
- Хорошо.
- Вот и отлично. Я пошёл. Удачи тебе, Сона. Будь осторожна.
Маг вновь спустился в холл. Оставив мантию на кресле, он накинул пальто, висевшее на вешалке, и направился в сторону столичного базара. Несмотря на тёплый климат этих мест, на улице уже было довольно прохладно.
>> №1261  
>>1260
Имя, имя, имя. Чёртово имя.
>> №1262  
>>1259
- Меч? Какой меч? - Недоуменно посмотрел на него Коул. В пылу схватки он даже не заметил наличие оружия у мужчины. Однако оглядевшись по сторонам после реплики незнакомца, он, и правда, заметил лежащий на земле меч. - А, вот этот? - Указал он пальцем на валяющуюся неподалеку в куче мусора железяку. Меч выглядел довольно необычно и смотрелся как довольно дорогая штука. Это все, что сказало Коулу его знание о мечах. Незнакомцу повезло, что верзилы не заметили оружие и ушли. Так бы мужик точно лишился бы своей игрушки.
>> №1263  
>>1262
Анд встал и вложил меч в ножны.
-Получилось очень не.- Он снова вздохнул.- Работа накрылась здесь.
ролл на кошель
[1d100] : 99=99
>> №1264  
>>1263
Юноша заметил акцент незнакомца. После слов о работе, он понял, что тот приехал из другой страны и находится в том же положении, что и он сам.

- Спасибо, что вмешался. Только деньги у меня все ровно забрали. - С досадой произнес Коул. Юноше даже не пришлось проверять внутренний карман, он чувствовал отсутствие привычной тяжести монет.

- Мерзкий торговец. И ведь сходит же ему такое с рук. - Возмущался парень, выходя вместе с мужчиной из переулка. - И ведь видели все, что он сам корзину уронил. Никто не вмешался! Трусы! Ненавижу таких людей! Трусы и разбойники!

Мечты Коула о новой и спокойной жизни столкнулись с суровыми реалиями жизни. Только он приехал в город, а его уже избили и обворовали. Причем с такой наглостью, что Куол никак не мог успокоиться от такой несправедливости.
>> №1265  
>>1264
Кошель был в потайном кармане потому бугай и не забрал его. А может просто не проверял тщательно. Нащупав его, Анд еще раз вздохнул.
- Парень успокоится. Думать тут есть еще базары?
>> №1266  
>>1264
>>1263
Маг шёл по улицам Столицы, которые были знакомы ему ещё с раннего детства. По пути он внимательно рассматривал все красоты города, который он не видел вот уже как пару лет. Набережная, близ которой стояло здание главного управления Императорским флотом, порт с множеством военных и гражданских кораблей. Собор святого Лонда, великого целителя, который поднимал людей на ноги одним своим словом. Квартал эльфов, отстроенный ими собственноручно и славившийся своей исключительной архитектурой. Словом, здесь было на что посмотреть. Впрочем, по мере удаления от центра города и приближения к кварталу торгашей красот становилось всё меньше и меньше. У торговцев красотой могли блистать разве что особняки особо зажиточных купцов, да и те были в большинстве своём лишь богато украшенной безвкусицей. Задумавшись о архитектуре города, маг даже не заметил, как чуть не сбил с ног вышедшего прямо на его пути громко бранящегося юношу, обвинения которого были адресованы неведомым жуликам и ворам. Маг резко остановился, кинув взгляд на молодого человека. Следом за ним вышел странного вида мужчина тридцати лет, открытые части тела которого были усеяны странного вида синими татуировками. На его поясе висел антикварный меч, который мог бы занять достойное место в коллекции любого ценителя оружейного искусства.
- Прошу прощения. - сказал маг, сделав шаг назад от юноши, который внезапно оказался слишком близко к нему. - Могу чем-то помочь?
>> №1267  
>>1266
На выходе из переулка в юношу тут же уперся человек, который поспешил исправить свою оплошность и отступил на шаг назад. Остановившись, он из вежливости предложил им свою помощь.
- Да чем вы поможете? - Вздохнул Коул, этого мужчину он видел впервые.
>> №1268  
>>1267>>1266
-Базары еще есть?- Спросил Андед.
>> №1269  
>>1267
>>1268
Маг усмехнулся, услышав реплику юноши.
- Возможно, чем-нибудь и смогу. Но для любой возможной помощи было бы неплохо знать суть проблемы.
Мужчина, вышедший за ним, со странным акцентом задал магу вопрос. Немного подумав, он ответил.
- Этот базар - второй по величине в столице и первый для обычных людей. Близ ворот жилого квартала есть ещё одна торговая площадь, но она намного меньше.
>> №1270  
>>1269
Коул подозрительно посмотрел на мужчину. Обычно незнакомцев мало интересовали проблемы других.
- Ну, если сможете помочь, то это было бы неплохо. Избили и обокрали нас. - Недовольно произнес юноща. - Торговец на базаре сказал, что я попортил его товар, хотя я этого не сделал. Потребовал заплатить за него, а когда я отказался, за меня вступился этот мужчина, который видел, что произошло на самом деле. Тогда торговец просто натравил на нас верзил. Мы попытались сбежать, но нас поймали и избили.

Юноша перестал возмущаться и просто недовольно смотрел вокруг, ожидая очередной неприятности от судьбы.
>> №1271  
>>1270>>1269
Мужчина лишь кивал.
-Работать тут не получатся больше. К несчастью. Да юнеца не сберёг проблема да.
>> №1272  
>>1270
>>1271
Иностранец явно сожалел о произошедшем с юношей, за которого он вступился. Впрочем, оно и неудивительно. Крайне неприятная ситуация. Подобных обманщиков у торговцев было много, но до прямого избиения доходило нечасто, обычно люди просто отдавали свои деньги под давлением. Покосившись на меч незнакомца, маг подумал, что тот разводила определённо нанял серьёзных ребят в гарант успеха своего обмана. Впрочем, для него это проблемой не было.
- Неприятная история. Что ж, если вы сможете ещё раз найти этого торгаша, я призову его к ответу.
Маг размял пальцы рук.
>> №1273  
>>1269
Юноша с еще большим недоверием посмотрел на незнакомца.
- Правда? А зачем вам это? - Коул был удивлен предложением мужчины, хотя в глубине душе надеялся, что справедливость восторжествует и подлец получит по заслугам. - Но если вы на самом деле хотите помочь, его палатка стоит у восточного входа. Я помню, где это.
>> №1274  
>>1273>>1272
Андеду не было причин идти с этой парочкой. С другой стороны эта ситуация могла привести к неожиданным результатам! И то, что вокруг было уж слишком много торговок не в счёт. Точно не в счёт!
-Я с вам!
>> №1275  
>>1273
>>1274
- У меня есть свободное время и возможность помочь вам, так что почему бы и нет? К тому же, твой спутник явно слишком опечален сложившейся ситуацией.
"А я уже неделю как не применил ни единого боевого заклятия. Так можно и навык потерять, чего доброго."
Астер недобро усмехнулся.
- Веди.
>> №1276  
>>1274
>>1275
- Ну хорошо. - Юноша еще раз уставился на этого альтруиста. - Идем.
Пару минут занял их путь, который они вместе с вступившимся за него незнакомцем проделали буквально за несколько мгновений. Ну, по крайней мере, именно так показалось Коулу.

Войдя на рынок, большая часть зевак оглядывалась на идущую группу людей. И немудрено, ведь они только что сломя голову убегали от здоровых верзил, так что многие узнали двух нерадивых путников. Хотя, возможно, что-то другое руководствовало этими людьми, слишком много взглядов приковали они к себе. Под надзором притихшей толпы, они подошли к тому самому месту, где торговец начал представление. На земле еще можно было мокрые заметить пятна от побитых фруктов.
- Это он. - Указал пальцем на стоящего к ним спиной жулик.
[1d100] : 53=53
>> №1277  
>>1276
>>1275
Торгаш, сидевший за прилавком палатки, был явно занят подсчётом новоприобретённых денег. Он копался в монетах, отодвигая их пальцем, и довольно напевая под нос какой-то кабачный хит. Завидев юношу с мужчиной, идущих перед магом, он уставился на них, как на форменных идиотов.
- Чего вам здесь нужно, полудурки? Хотите весь товар мой перебить, да? А ну идите вон, тупицы! - заорал он с диким южным акцентом. Астер вышел из-за спин двоицы.
- И вам добрый вечер, уважаемый.
Смуглое лицо южанина исказилось смутной гримасой узнавания, а после изрядно побелело, делая его похожим на нормального человека.
- Ээ, а тебе чего тут нужно, чародей могучий? Я тут, значит, фруктами торгую, они мой товар бьют, а я ещё и виноватый будь, да?
- Существует такое мнение, что это была всего лишь инсценировка, дабы выбить деньги с ни в чём не повинного юноши. Правильно я говорю? - обратился он к кучке столпившихся зевак.
Маленькая толпа нестройно загудела, подтверждая его слова.
- Видите? Все говорят против вас. Если хотите, я могу позвать стражу. Правда, сомневаюсь, что она будет довольна тем, что ваши ребята сделали с невинными людьми.
- Ээ, да какой стража, волшебник, не надо стража! Вот хочешь деньги верну, всё верну, без обмана! - с тщательно скрываемым испугом сказал он громким голосом, подвигая к магу монеты с прилавка. Он ссыпал их в кожаный мешочек, вынутый из сумки на поясе, и аккуратно завязал его.
- Ещё столько же. За моральный и физический ущерб.
Торгаш, недовольно крякнув, отсчитал примерно совпадающую по размеру и номиналу кучку монет, которую Астер определил во второй мешочек. Повернувшись к Коулу, он отдал ему оба.
- Держи. Это твоё по праву.
Пользуясь тем, что маг отвернулся, южанин сделал выразительный жест в сторону двоицы, проведя пальцем по горлу.
>> №1278  
>>1277
Андед пристально посмотрел в глаза торгашу. После чего опять вздохнул.
-Слушай маг. Тебе найм нужен? Это недоразумение работать не дать. Или тебе парень?
>> №1279  
>>1277
>>1278
Юноша с нескрываемым удивлением принял два мешочка с монетами, то и дело переводя взгляд то на торговца, то на мага.

Торгаш явно испугался этого человека, да и толпа смотрела на него с некоторой опаской. Юноша подумал, что им посчастливилось встретить кого-то из высших кругов Гильдии Магов. Коул даже не верил, что справедливость восторжествовала. На его лице то и дело сияла глупая улыбка.

Когда маг отвернулся, жулик вполне прямо дал понять, что им несдобровать. Улыбка на секунду исчезла с лица парня, и уступила место тревоге. От злобного прожигающего взгляда южанина его отвлек возглас мужчины, что решил помочь ему. Услышав о работе, юноша оживился.
- Кстати. Я тоже только вчера издалека приехал. Работа мне бы не помешала. - Он оглянулся на торговца, который с удовольствием прибил их на месте, если бы не маг. - Может мы можем помочь тебе чем-нибудь?
>> №1280  
>>1278
>>1279
Юноша с радостью принял деньги, озираясь по сторонам и глуповато улыбаясь. Видимо, он до последнего не мог поверить, что какой-то незнакомец окажется в силах вернуть ему то, что у него отняли, и даже накинуть столько же сверху. Внезапно, стоявший сзади не особо разговорчивый иностранец обратился к магу с вопросом о работе, попутно посетовав на то, что на базаре ему ловить уже нечего. Ему вторил юноша, улыбка в лице которого немного приугасла. Астер задумался на пару минут.
- К сожалению, навряд ли. - печально качнул головой маг. - Всё, что мне нужно, я вполне в состоянии выполнить сам. Разве что обслуга по дому, пока я буду в отъезде, может. Но на эту роль я обычно беру кого-то из смышлённых учеников Академии. Всё-таки в моей резиденции слишком много небезопасных магических вещей.
>> №1281  
>>1280>>1279
Мужчина опять вздохнул.
-Нет, так нет. Позабыл пока не я! У меня отшибло память док не смог налечить. Знаешь что сделать можно?
>> №1282  
>>1278
>>1281
Юноша не особо-то и надеялся, что маг обеспечит их работой. Однако он был рад уже тому, что тот помог ему вернуть свои деньги, да еще стребовал с торгаша компенсацию за ущерб. Собираясь сердечно поблагодарить мага и распрощаться с ним, он услышал звучный голос со стороны восточных ворот:

- Астер Йоннен, за свои преступления против Бога вы объявлены вне закона! Мир не может терпеть ваши богохульные речи! Сдайтесь сейчас же, либо мы вынуждены будем показать всю мощь истинного Создателя!

Группа людей в тяжелой броне, не дойдя до них метров двадцать, окружила мага и стоявших с ним людей полукругом. Красные ткани, защищающие доспехи от солнца колыхались на ветру. Инквизиция. В голове Коула пронеслась мысль, что угораздило его же связаться с мятежным магом. Немного не так он представлял себе новую жизнь. Толпа, окружавшая их, моментально испарилась и лишь тот самый торгаш, как и компания незнакомцев, заметили воинов в красном в самый последний момент. Аферист попытался отступить назад, но лишь споткнулся об свой же товар. Неуклюже встав на ноги, он начал тыкать на Коула и иностранца пальцем и кричать:
- Они... Они с ним! Они с ним! Убейте их! - И стремительно убежал, даже не став требовать деньги за разбитый товар. Юноша запоздало подумал, что это неуместная шутка. Непонимающим взглядом он впился в мага.
>> №1283  
>>1282
- Боюсь, здесь вышло некоторое недоразумение. - спокойно сказал маг, начисто игнорируя пафосные выкрики командира отряда. - Разве у вас ещё нет информации, уважаемый? Статус обвиняемого еретика с меня временно снят.
Конечно, Астер не знал точно, так ли это на самом деле, но предполагал, что навряд ли управление Церкви продолжит погоню за ним, предварительно вызвав на беседу. Командир воинов света, металл чьих доспехов сиял на солнце, нахмурился.
- Что значит "статус снят"? Не пытайтесь обманывать нас, мастер. Если вы тянете время, то это не принесёт вам никакой пользы. Каждый из моего отряда - антимаг. Силы сопротивляться массовой блокировке не хватит даже вам.
"О, как же они меня недооценивают. Если кардинал такого же мнения о моих способностях, я буду почти на седьмом небе от счастья."
- Я никоим не тяну время и не обманываю вас, господин инквизитор. Свяжитесь с кардиналом и выясните информацию сами.
Помедлив, человек, что стоял в середине полукольца, достал откуда-то из кармана плаща небольшую сферу, неярко светящуюся золотом, и прикрыл глаза. Острия клинков и стрел уставились в грудь магу, который совершенно спокойно стоял, скрестив руки на груди. Через пару минут инквизитор, на чьём лице в процессе невербального общения всё более и более явно проступало удивление, открыл глаза, спрятав сферу назад в плащ.
- В самом деле, недоразумение. Но кардинал бы хотел, чтобы вы прошли с нами в цитадель прямо сейчас.
- Это пожелание или приказ?
Маг нахмурился.
[1d100] : 38=38
>> №1284  
>>1283>>1282
Андед вздохнул.
-Где неприятность там вторая, где вторая там табун.
Сегодня был явно не его день, однако он не унывал. Никогда не стоит унывать, таков был его девиз! Он решил остаться с магом и засвидетельствовать что он хороший парень. Ну, или помочь сбежать если что.
>> №1286  
>>1283
>>1284
- Приказ. Кардинал хотел бы немедленно видеть вас. Думаю, вам все же лучше пройти с нами.

Коул молча смотрел на всю эту абсурдную ситуацию и всеми силами старался сделаться как можно незаметнее. Даже при учете того, что на площади, помимо солдат, осталось всего трое людей, один из которых сам юноша. Инквизиция пугала его своей грозностью и величием. В лучшем случае, его и неместного мужчину просто отпустили бы, ибо кардиналу требовался лишь маг. Но все ухудшили слова мерзкого торговца. Теперь Коул и не знал, чего ждать от инквизиторов.

- Следуйте за нами. - Произнес все тот же грозный голос магу.
Коул вздохнул с облегчением, ибо про них командир отряда не сказал ни слова. Вытерев рукавом выступивший на лбу пот, парень вздохнул с облегчением. Казалось, именно в этот момент командир вспомнил, что здесь есть люди помимо Астера, и обратился к ним все с той же строгой интонацией:
- Вы двое пойдете с нами.

Коул подумал, что теперь-то новую жизнь совсем не спасти. Он вляпался во что-то очередной раз.
>> №1287  
>>1286
Маг старался держаться всё так же невозмутимо, как и раньше, хотя ситуация, которая разворачивалась у него на глазах и в которой он был вынужден принимать самое прямое участие, с каждой секундой нравилась ему всё меньше и меньше. Скрестив руки на груди, он произнёс, сохраняя невозмутимость в голосе.
- Я всё-таки хотел бы просить кардинала оставить мою свободу в неприкосновенности. Если на целую неделю это невозможно, то хотя бы до конца сегодняшнего дня. У меня есть некоторые незавершённые мною дела. И они никоим образом не относятся к тёмным ритуалам, поверьте.
[1d100] : 12=12
[1d100] : 57=57
>> №1288  
>>1287
>>1286
Инквизитор с притворной печалью покачал головой.
- К моему глубокому сожалению, сомневаюсь, что это возможно. Всё-таки кардинал человек занятой, и не стоит беспокоить его лишний раз.
"Чёртов святоша."
Губы мага искривились в секундной гримасе презрения.
- Ну что ж, ведите, глубокоуважаемый господин инквизитор.
Маг взмахнул рукой. Из неё вылетела птица с небольшим посланием, привязанным к ноге. Инквизитор неодобрительно покосился на него, на что Астер невозмутимо ответил.
- Послание гостье моего дома о том, что скоро ждать меня не стоит. Ничего более.
Инквизитор, чётко развернувшись на 180 градусов, дал понять, что диалог окончен, и жестом указал троице следовать за ним. От ближайшего к командиру солдата донёсся вопрос:
- Их тоже в цитадель?
- Нужно сопроводить мага и не оставить лишних.
"Я очень надеюсь, что Сона разберётся, как работать с транслокатором, если кардинал сможет меня чем-то удивить. Маловероятно, конечно. Но надежда умирает последней, да?"
>> №1289  
>>1288
Юноша нервно сглотнул. На мгновенье в его голове начался спор, серьезнее ли это того, отчего от убегал три года назад? Нет, здесь все же еще пока ничего не ясно, однако ситуация удручает. Если что, маг всегда может сказать, что не знает этих людей и встретил их этим утром. Однако стоить поставить вопрос, поверят ли отступившемуся магу ретивые фанатики?

Они бодрым шагом прошлись по месту погони, но не дошли до переулка и свернули в другую сторону. Частые прохожие отскакивали в стороны при виде конвоя инквизиции, опасаясь опасных преступников, которых они сопровождали.
>> №1290  
>>1289
Путь процессии, которая направлялась в цитадель Сорнат, сердце церковников этого города, почти совпадал с путем мага из своего дома до базара. Они миновали всё тот же великий собор, прошли сквозь эльфийский квартал, и у самой набережной, через которую маг шёл к злополучному базару, свернули на большую дорогу, что вела мимо красивых особняков зажиточных обитателей города, покуда не имеющих патента знатной особы. Каменная обочина тракта привела их к огромным воротам, перед которой стояла тройка охранников-инквизиторов. Отсалютовав мечами, те дали приказ открыть ворота. Через пару минут титанические створки начали распахиваться, открывая перед "еретиками" чудесную картину. Сердце веры этого города и страны было окружено цветущими деревьями и диковинными растениями почти полностью, оставляя лишь небольшую дорожку, по которой доблестные слуги Церкви и её гости могли пройти в цитадель. В воздухе стоял цветочный запах. Сама же цитадель была отстроена в идеальном готическом стиле, и поражала своими размерами. По примерной оценке, она могла бы занять небольшой квартал в жилом районе. Шпили башен блистали золотом и серебром, а узорчатые своды и арки были искусно украшены витражными стёклами. Почти каждое окно являло собой какую-нибудь сцену из святого писания. Впрочем, маг не был особо удивлён подобному великолепию, ибо видел это место и ранее. Ещё тогда, когда он не был в ссоре с Инквизицией и церковниками. У дверей цитадели, к которым привела их тропа среди зелени, стояло двое воинов в золотых доспехах. Это были знаменитые паладины Церкви, воины, черпающие силу у Бога и способные творить чудеса именем его. Завидев приближающихся, один из паладинов разомкнул печать на створках руной в навершии его клинка. Двери открылись, впуская идущих внутрь. Маг шёпотом сказал:
- Священные сады этого места цветут в любое время года благодаря силе местного Бога.
Инквизитор покосился на него, и встал посреди огромного круглого холла цитадели, словно ожидая кого-то. Через пять минут вниз спустился человек в мантии епископа и замер, ожидая его слов.
- Ваше святейшейство, мы привели мага, которого ждал кардинал. С ним взяли двоих людей, которые были в его компании.
- Кто они? - спросил епископ у Астера бесцветным голосом.
- Не имею ни малейшего понятия. Я познакомился с ними пару часов назад. - усмехнувшись, ответил волшебник.
- Врёт?
Инквизитор гневно сверкнул в сторону троицы.
- Нет. Ложь или недомолвки я чувствую моментально, такова сила, данная мне господом. Доставьте этих людей в камеры ожидания. Если беседа чародея с кардиналом пойдёт не так, как будет угодно Господу - киньте их в казематы. Мы прекрасно знаем, что наш уважаемый великий маг - редкостный альтруист, и не сможет оставить людей в беде, правда ведь?
В бесцветном голосе епископа скользнула белесая нота насмешки.
- Чародея ведите вверх, к его преосвященству. Он уже ожидает в своём кабинете.
Повинуясь, большая часть инквизиторов повела двоицу, которой не посчастливилось оказаться не в то время не в том месте, куда-то в подвалы цитадели, а командир отряда с парой солдат и епископом направились к винтовой лестнице, ведущей в главную башню крепости Сорнат - Ард Омниа. Именно там и находился кабинет его преосвященства, скромного слуги Господа.
>> №1291  
>>1290
Андед покорно следовал за магом и церковниками. Геройствовать тут не стоило, учитывая, что сегодня явно не его день.
Он вздохнул.
>> №1292  
>>1290
>>1291
Юноше и мужчине молча указали направление движения, и они покорно пошли за инквизитором.

Спустившись в подвалы, они увидели множество тюремных камер. Длинный прямой коридор почти весь состоял из массивных железных дверей. Юноша на секунду замешкался, за что получил болезненный тычок в спину. Нельзя было сказать, сколько людей находилась за массивными створками, но Коул не сомневался, что большая часть этих камер забита теми, кого церковь считает инакомыслящими.

Их закрыли в одной из последних комнат по левой стороне коридора. Звук запирающихся ставней грохотом прозвучал в их ушах и медленно утихал, оставляя их наедине со своими мыслями. Мужчина в татуировках все время сохранял спокойствие, однако Коулу было не по себе. Глаза никак не хотели привыкать к мраку и перед ним находилась лишь густая тьма.

- А... Новенькие? Давно я пополнения не видел, уж думал, инквизиторы совсем спились.
Поприветствовал их писклявый голос.
- Кем будете, как звать? Провинились чем или под раздачу попали?
По смешку странного существа Коул понял, что в подвалы инквизиции можно попасть и без особых причин. Однако каждый вор уверяет, что ничего не крал и его подставили. Пока ему не отрубили руки, разумеется. Тогда они обычно умолкают и начинают орать. Юноша подумал, что это весьма противоречивое утверждение и лишь после с испугом заметил, что затуманенный страхом мозг думает о чем угодно, только не о темнице, магах и инквизиции.
- Эй, вам языки отрезали что ли?
Вполне серьезно спросил писклявый голос.
- Н-нет, меня Коул зовут. А это... не знаю. - Парень смутился и с удивлением приметил, что так и не знает имени своего заступника. - Не виноваты мы ни в чем.
Существо расхохоталось.
>> №1293  
>>1292
Мужчина, идя в камеру, думал. «Это худший день? Нет, если так думать, то будет что-то хуже. Как тогда…» Он содрогнулся. Вынырнув из неприятных воспоминаний, он услышал диалог сокамерников. Теперь уже.
-Андед. Вина не вина, какая разница. Главное меч вернуть.- Буркнул он. Меч его заставили отдать еще на пути в клетку.- И ты кто такой показаться давай.
СПОЙЛЕРА

капча
>> №1296  
[1d100] : 82=82


Имя
E-mail
Тема
Сообщение
Капча
Кликните в поле ввода капчи.
Прикрепить капчу к посту.
Файлы
Вставка
Пароль
Пароль:

Стили: [Futaba] [Neutron] [Photon] [Silver] [Yoko]
Яндекс.Метрика
[ d / b ] - [ bg / hb / wr ] - [ a / to ] - [ FAQ ] - [ Главная ]